ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
VLAD HARTLEYEIDE HARTLEY


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:


CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » AU » [ MONA LISA OVERDRIVE ]


[ MONA LISA OVERDRIVE ]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

[ MONA LISA OVERDRIVE ]


Lady GaGa - Teeth

КТО
Vlad Troekurov - Владик Троекуров, вчерашний бакалавр, сегодняшний безработный, пытается в магистратуру
Eide Hartley - Рамона "Рэм" Райан, владелица неформального бутика SEX DRIVE
КОГДА
наши дни
ГДЕ
Дублин, Ирландия

О ЧЕМ
Некоторым мальчикам нужна жесткая рука. Чтобы учились хорошо
Внимание, этот эпизод содержит ГЕТ (!!!) -)

[icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+1

2

Она пришла одна. Никаких хихикающий подружек по левую руку, никакого хахаля с претензией на нечто большее - по правую. Докуренную почти до фильтра сигарету, невзирая на бан курения, она - как и многие до нее здесь - бросила прямо на асфальт неподалеку от входа в клуб, неизящно задавив мыском туфли. Они обменялись приветственными взглядами со знакомым охранником на входе, и тот безмолвно пропустил ее внутрь. Сегодня пятница, и все площадки "Академии" полны до отказа, хоть она и почти к открытию. Сегодня - редкая пятница, когда все залы отданы на растерзание толпе. Никаких живых выступлений - только громкая музыка, разгоряченные тела, немного экстази для тех, кто не может поймать удовольствие самостоятельно и охотники за чистыми и незамутненными социальными нормами удовольствиями. Такими, как она сама.

В "Академии" своя особая атмосфера. Рэм бывала во многих клубах Дублина, дрянных и не очень (дрянных было больше), была в пабах с претензиями на клубах и в клубах с претензиями на пабы, но мало куда хотелось возвращаться или возвращаться часто. В Ирландии, как по ее мнению, вообще не особо умели в клубную жизнь, как ее знают в остальной Европе - слишком разжижает пастораль. Дублин был силен местечками, где во главе угла стоит живая музыка в основном. Рэм любит живую музыку, конечно. И спокойно посидеть с друзьями и расслабиться после третьего круга напитков. Любит пообщаться с музыкантами - это даже в какой-то мере часть ее работы по поиску талантов совсем не в музыкальной области. С барменом поспорить тоже любит на вечные незалежные темы и даже может быть скрасить их унылый рабочий. Но проблема пабов и живомузыкальных местечек в том, что они не могут купить тебе потрахаться. Поэтому сегодня Рэм была здесь. Как-то за этими размышлениями вспомнилась закрытая "Кухня", которая принадлежала Боно. Этакое место "посередине" - это клуб и с живыми выступлениями, и с чисто увеселительными ночами, которые тоже не могли предоставить тебе потрахаться, потому что кругом все настолько удолбаны наркотой, что даже если и вспомнят про секс, то либо не смогут вспомнить, как его делать, либо просто... не смогут.

Она потерла висок пальцем, привыкая к громкой музыке и атмосфере. "Академия" уже начала забиваться под завязку, но места для одиночек у барной стойки пока еще можно было отхватить на одной из площадок. По крайней мере, для нее точно найдется. Ей определенно нужно начать этот вечер с джина с тоником, потому что негативные мысли вот уже начали ползти в голову, а Рэм всего-то только вспомнила про клуб своей недавней молодости. Нужно чуть-чуть расслабиться, временно забыть про это дерьмо, которое случилось на минувшей рабочей неделе, смириться и полностью сосредоточиться на ноющих и пульсирующих ощущениях внизу, которые привели ее сегодня сюда. На сколько она уже там забыла о личной жизни и отдыхе? Недели три? Три недели без секса, без сна, на сигаретах и с кучей стресса. Не удивительно, что настроение было так себе, а чувствовала она себя точно на свой возраст.  Иногда этот бизнес способен убить даже такую ломовую ирландскую лошадку, как она.

Стук высоких каблуков терялся в бите музыки, пока Рэм протискивалась меж танцующих и сочувствующих через первый зал дальше, вглубь клуба. Площадка один в "Академии" ей никогда особо не нравилась, хотя они колоссально над ней поработали, даже открытую террасу для курильщиков добавили. Здесь обычно проходили концерты и шоу - сцена была тут, - и это лишало площадку какой-то интимности. Здесь можно было потусить с друзьями, но не в одиночку, как она сегодня. Поэтому, собрав пару заинтересованных взглядов, она устремилась к лесенке в подвал.

Площадка два - больше похожа на кабаре, на стилистику которого упирает фирменный стиль клуба. Обитые характерно стойки, чуть вульгарное, розоватое освещение. В таком наряде, как сейчас, она чувствовала себя здесь к месту, в антураже: с темным макияжем, в коротком черном коктейльном платье - рваном, в стиле панк, с большим количеством металлических элементов и эффектным продольным вырезом, почти не обнажаюшим грудь, зато спускавшимся почти до пупка, в черных с темно-синим туфлях и черной короткой кожаной куртке с косой молнией и нашивками, которую она оставила в небольшом гардеробе у зала. Она черная ворона, но на фоне присутствующих - белая. Это забавно. Ее губы наконец-то тронула улыбка - Рэм уж было думала, что за эти три недели потеряла эту способность вместе с очередным кусочком человечности.

Люди вокруг будто пытались призвать ушедшее в конце августа лето, несогласные с наступившем сентябрем - в светлом и ярком. Она, словно темное пятно, ну, или ворона на снегу, обосновалась в самом центре барной стойки и улыбнулась чуть шире, когда перед ней появилось знакомое лицо.

- Ки-и-ит!

- Рэм!

Бармен тоже был рад ее видеть. Действительно, они давно не виделись.

- Да ты пробился в люди, я смотрю! Я помню тебя ленивым засранцем, который не хотел работать продавцом, зато хотел вертеть шейкеры. Ты все еще должен мне за погубленный килт, ты в курсе?

- Какой килт? Женщина, я вас не знаю, но напою. Надеюсь, до беспамятства относительно всяких там килтов.

- Гаденыш ты... Вот и давай людям шансы. Черт, но я правда рада, что все более чем срослось. Я помню ту дыру, в которой ты работал после ухода от меня. Хотелось тебя похитить и милосердно продать на панель, даже там бы тебя имели не так жестко.

- Я сам чуть не ушел на панель - был готов отдаться первой же извращенной старушке, которая придет к нам в кафе. Что будешь?

- Джин с тоником плесни. Плесни и, если тебя не затруднит, отвянь ненадолго. Я тут... надеюсь, что не очень надолго и быстро найду то, что ищу.

Кит понимающе ухмыльнулся, метнулся за джин-тоником и правда отвял, отправившись охмурять каких-то студенточек. Рэм обласкала его задницу взглядом, припомнила пару замечательных моментов недолгой работы этой задницы в своем магазине и еще более короткой - в своей постели, и ее взгляд принялся ненавязчиво мониторить толпу.

Ах да, еще она причина, почему Рэм любила площадку два - большое количество студентов, которые пришли брать от жизни все. Она пригубила джин-тоник - смешанный в идеальных пропорциях, кстати, Кит и правда хорош - закинула ногу на ногу. Опытный взгляд Рэм уже выцепил в дрыгающейся в ритме безликой клубной музыки массе несколько групп парней и девчонок. Какое сегодня число? Черт, она не помнила, но, кажется, кто-то празднует начало учебного года. Бурно. Она в задумчивости пожевала губу, чуть пристальнее разглядывая сначала явного спортсмена с еще совсем детским лицом, затем - "аспиранта" с модненькой бородкой, затем - рыженького. Пока ее взгляд не коснулся странного пятна в толпе. Она даже не сразу поняла, что не так, двинулась дальше, но снова вернулась. В клубах сложно не заметить, когда среди танцующих кто-то не дергается в попытках танца, а движется слишком естественно и осознанно.
[icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

3

Свобода. Искренность.

Пустота.

Возможно он здесь единственный, кто пришёл танцевать. Без лишних мыслей, лишних мотивов и желаний. Всё остальное вторично: праздник, который вообще для первокурсников, новые знакомые, которые возможно станут друзьями, а кто-то врагами, ночной клуб в ночном Дублине, который он успел увидеть лишь поверхностно, бродя по ярко освещённым улицам незнакомого города. Один. Так лучше чувствовалось.

Поэтому и на танцполе сегодня он  - один. В толпе, окружённый разгоряченными телами, пытающимися поймать музыку, подхватить такт и двигаться вместе с ней – у кого-то получалось лучше, у кого-то совсем диссонируя, - но всё равно один. Из-за этого его когда-то перевели из профессиональной группы в любительскую, хореограф сказал, что он слишком эгоистичен и своеволен, что не чувствует партнёршу, продавливает своё эго там, где должен подчиняться правилам. Кому нужны правила в танце? Кому нужны правила в юности, когда она вся состоит лишь из них?

И чрезмерная сексуальность. Нельзя танцевать так, словно занимаешься с музыкой сексом. Последние слова преподавателя перед отчислением. Точнее, предпоследние. Последние: «пошёл вон!»  А он всего лишь возразил, что может попробовать танцевать так, словно занимается сексом с партнёршей. Разве не в этом смысл танца? Разве не для этого он создавался? Разве танго – это не секс? Наверное не тогда, когда тебе четырнадцать и взрослые думают, что ты и слова такого не знаешь. Но ведь ты ощущаешь весь мир так, словно хочешь заняться с ним сексом. Впрочем   «словно» - явно излишнее.

Спустя десять лет он всё ещё так же эгоистичен и жаждет весь мир. И мир отзывается, распахивает объятия, принимает в них, но по-прежнему родительски строг и правил стало не меньше – больше. Особенно вдали от родного дома, всё в том же одиночестве, свои самовары отбирают на таможне, когда менталитет проходят контроль – здесь совсем по-другому говорят, одеваются, ведут себя. И нужно не просто приспосабливаться, нужно полностью измениться, мимикрировать, превратиться, отбросив наносные культурные особенности бывшей страны. Стать совсем другим.

Это не сложно, новые правила понятны, хоть он и не всегда согласен с ними, только свободы и секса стало определённо меньше.  Но не здесь, не среди оглушающих басов, пронизывающих тело гулкой, чувственной вибрацией, на которую с готовностью отзывается душа, подхватывает ритм и сливается с музыкой в сексе, которого не было уже чёрти знает сколько времени. И каждое движение честное, кричит, заявляет о своём желании, на них слетаются как на огонь яркие и красочные, словно бабочки, танцующие вокруг, и он ведёт каждого, не отказывает, вязко и откровенно, подчёркнуто сексуально…

И бросает, отдаваясь новой композиции, или девочке, мальчику, паре. Всё ещё эгоистичный и влюблённый в музыку больше, чем в случайных партнёров по танцу. За что он действительно благодарен многолетней муштре в различных спортивных и танцевальных школах, так это за умение владеть своим телом и не бояться его, не быть зажатым, стесняться и красиво подать то, что у других выходило рваным и поломанным, будто у закортившего от душного воздуха робота. Влад умел и любил танцевать, а «Академия» была отличной площадкой для этого. Прекрасным местом, куда можно было прийти и забыть на несколько часов обо всём. И особенно о проблемах с работой и жильём.

Он не слишком переживал за своего соседа по комнате, который привёл его в «Академию» исключительно чтобы поймать на него какую-нибудь девицу, а может и две. Влад прилежно исполнил свою роль приманки, призывно улыбнувшись группке симпатичных ирландок, дождался когда те заинтересуются их обществом, клюнут на его славянский акцент, обоснуются вокруг забронированного за две недели столика и, торопливо извинившись, уверенно разрезал собирающуюся на танцполе толпу как нос подлодки океан, погружаясь в воды ритмичных нот.

Стремительная, лёгкая мелодия замедлилась, приобрела чрезмерную чёткость и резкость, в которой увязал высокий голос вокалиста и танцующие вокруг. Странный выбор для клубного сопровождения, но не для Влада, он любил подобные вещи, под которые на первый взгляд невозможно разумно двигаться. На второй – тоже. Он выхватил из толпы растерявшуюся, остановившуюся девушку и повёл её, показывая как можно. И нужно. А то, что каждый изгиб и плавный шаг превращался в секс…

Это музыка. Странная для клуба. Характерная для Дублина. Электроника и рок. Почему то не ремикс, а оригинал, который пригвождал на припеве раскатами бас-гитары и ударными. То ли ошибка ди-джея, то ли рискованный эксперимент. Владу понравилось. Жаль, что мало.  Он поблагодарил партнёршу за компанию и решил передохнуть: тонкая чёрно-белая футболка с принтом-иллюстрацией Эдварда Риу из «Двадцать тысяч лье под водой» повлажнела и начала липнуть к вспотевшей спине, да и просто хотелось выпить. И попить.

- Голубую лагуну, - сделал Влад заказ, когда плюхнулся на свободное сиденье у стойки. Скользнул взглядом по эффектной женщине слева от себя, сначала бегло, затем более заинтересованно, изучающее – не каждый день встречаешь таких в ночных клубах, задумчиво облизнул губы, раздумывая, а не подкатить ли, но вряд ли её заинтересовал бы какой-то полунищий студент на добрый десяток лет младше. А затем отвлёкся на бармена, попросившего удостоверение. Да ладно! Он достаточно взросло выглядит, чтобы покупать спиртное без предоставления доказательств. – Эй, мне уже есть восемнадцать! – возмущение растворилось в грохнувшей музыке и не произвело на бармена никакого впечатления. – Меня же пустили в клуб! - Влад безуспешно обшарил карманы узких джинс, вспоминая, где оставил Эда и свою куртку. Потому что загран, похоже, остался с соседом. И только бы не потерять, иначе ему пиздец. – Блядь, - припечатал он сам себя, - дай спрайта что ли тогда, без водки. Спасибо, - поблагодарил он бармена, забрал стеклянную бутылочку с цитрусовой газировкой, сделал глоток и понял, что кошелёк с деньгами там же, где и паспорт. И телефон. И он идиот, доверивший всё это Эду, который при виде тёлочек терял не такие уж и блестящие умственные способности. – Я… чуть попозже заплачу.

[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

+2

4

- Ты уже двадцать минут почти пялишься в одну точку зала, как кобра. Между прочим, это людей пугает...

От голоса Кита почти над ухом Рэм легко вздрогнула и вышла из своего полугипнотического состояния. В чем-то Кит был прав - она правда пялилась, словно кобра на добычу, сидящую на дереве и пока не подозревающую о том, что творится в траве.

- Ты же знаешь, мне все равно, сколько людей будет испугано, если придут нужные.

- Если ничего не выгорит, у меня сегодня смена короткая...

- Кит, ты серьезно? У тебя ребенок маленький.

- Ой, сколько самомнения! Всего-то хотел предложить утешить тебя мороженным и кофе с виски в круглосуточной кофейне. Заесть неудачную охоту.

- Кто это сказал, что она неудачная? Тс-с-с! Пара минут. Смотри.

До этого почти не двигавшийся, взгляд Рэм проследил кого-то в толпе, двигаясь за ним по траектории меж танцующих тел, попутно цепляясь за некоторые необычные наряды. Столько лет на дизайнерском не проходят зря, жаль, что она только видит стиль, но совершенно не способна его создавать. Даже отловленные и зафиксированные в блокнотах идеи не работали, не желали превращаться во что-то действительно стоящее. Но она на раз могла бы назвать два-три имени, кто смог бы поработать с этой изначальной сырой идеей. Но чужие платья, потирающиеся о широкую грудь очередного студента, быстро проходили мимо мыслей, как пейзаж за окном быстрого авто, и она снова возвращалась к своей цели.

Она наблюдала за ним с момента, как заметила в толпе, не смогла отвести взгляд. Она выглядела как черная ворона среди альбиносов, едва войдя в клуб. Он выглядел, как все, но двигался, выделяясь настолько, как будто оператор-документалист в костюме животного пытается затеряться среди зверей, которых снимает. Звери спокойно продолжают свои дела, совершенно не потревоженные, но со стороны инаковость не заметить невозможно.

Ритм заставлял тела ломаться, подчинял каждое движение, заставлял менять пары, даже когда не хотелось. Ритм доминировал и управлял массой. Но не им. Он пульсировал с ним в унисон. Резонировал, и этот резонанс оглушал каждую партнершу, которая оказывалась рядом. Они менялись каждую песню, но каждая как будто понимала, что делает что-то не так. Что у нее не получается. И ему тоже как будто никто не нравился. Ему нравились только песни - какие-то больше, какие-то меньше. Рьяно заводил рок, и чуть вводили в уныние безликие треки без вокала, низменные и пустые. Почему-то девушкам это было непонятно. И, наверное, обидно. Они отваливались со сбитым настроем, как будто им хвост прищемили. Слишком зеленые и неопытные. Не в состоянии понять, что иногда некоторым людям нужно нечто большее, чем просто снять кого-то и хорошо провести вечер.

Кстати, это можно засчитывать, как вызов.

Глаза Рэм бросили слежку - это стало не нужно. Слишком близко, и можно было просто отдать себе отчет в том, что же ее привлекло сегодня. Танцор - подтянутый и поджарый, но не особо мускулистый, просто ладно скроенный. Почти изящно, как редко встретишь нынче. Лицо почти смазливое, но на грани - в нем только угадывалась будущая мужественность, пока еще изнеженная юным возрастом. Рэм даже облапала незнакомого пока парнишку ниже спины - он все равно не видел, пялился на блондинку лет тридцати по левую руку от себя.

Вот уж кто белая ворона: у блондинки почти до прозрачности отпергидроленные волосы, эффектное белое платье, не прикрывающее ничего, зато длинные рукава с обнаженными плечами. И глаза размера четвертого. Паренек сидел на стуле прямо между ними - между черной и белой вороной. Посматривал на белую, но у Рэм были печеньки, как у любой темной стороны. По крайней мере, с ней точно не будет скучно. По крайней мере. судя по ее фантазиям, наконец-то нашедшим подходящее лицо для воплощения, с ней не должно быть скучно.

Она внимательно вслушивалась в то, что паренек говорил Киту и невольно расплылась в улыбке, подмигнув Киту на его быстро брошенный взгляд. Кит понятливый, даже ничего не стал далеко отходить, сделав паузу. Паузу специально для Рэм, которая не преминула вклиниться.

- Зачем платить потом, если можно получить что-то бесплатно? Кит, дорогой, сделай ты парню «лагуну», вам студенты кассу делают, - она ехидно улыбнулась бармену.

Кит раздул ноздри на дорогого - ну что, она давно хотела так сделать! - но коктейль все-таки отправился делать.

- Если не понравится угощение, оставляю за тобой право вернуть деньги, когда доберешься до них. Сегодня здесь много народу, в «Академии» редко когда по пятницам нет концертов и можно просто поклубиться. Рэм, - она по привычке протянула руку для пожатия - рабочая привычка - чертыхнулась про себя, но назад сдавать не стала, пусть будет так. - Не видела тебя здесь раньше.

Это, конечно, ничего не значило. а могло и значить то, что птенчик не местный. Студенты обожали «Академию», в основном, из-за всех этих пижонских концертов инди-групп. Любители послушать музыку в итоге и в клубном формате оседали здесь, потому что искать в Дублине себе клуб - та еще работка, учитывая, что интернет владельцы не особо жаловали. Как и актуальность информации.

- Но я видела, как ты танцуешь. Здесь редко увидишь кого-то, на кого приятно смотреть, не участвуя.
[icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

5

[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

Ночной клуб - особое место. Он не был завсегдатаем подобных площадок, как и не был любителем бессмысленных пьянок, бесконечных вечеринок или пафосного статуса, за которым приходили в особые заведения. Его брали пару раз с собой в такие за компанию. Скучно. Не интересно. Искусственно роскошно и дорого, но бездушно. Как огромный бриллиант в кольце на пухлом пальце: вульгарно и жалко в своём желании показать превосходство. 

В клубах Влад любил атмосферу толпы. Той самой настоящей толпы, в которой можно было раствориться, чтобы никто не заметил. Любил громкую музыку, убивающую уши, запах дыма с танцпола и шум. Он любил шум. Здесь он отдыхал. В компании друзей - выкладывался, бесконечно шутил, заводил, куда-то бежал, что-то делал, здесь же - расслаблялся и наслаждался тишиной и покоем, как ни парадоксально это звучало.
Он любил клубы за тихое одиночество в ревущей музыке и толпе.  И возможность пообщаться с кем-то наедине. С кем-то незнакомым. С кем можно оказаться каким угодно: соврать или быть честным от и до, и никто не узнает правды.

Бармен разговаривать настроен не был, слишком много работы, а дама слева…

Влад передумал. После нескольких глотков спрайта без водки - передумал. Слишком мало водки. И вообще для него слишком всё: слишком откровенно, маняще и открыто. Чересчур взросло. Он не потянет эти правила игры. Для таких он юн, неопытен и не сможет дать то, чего ждут от мужчины. Даже на один раз. А на один раз он сегодня не хотел, как и вообще не особо любил секс без обязательств. Любых. Наверное в отношениях он был несколько… старомоден.

А ещё ему не нравилась губная помада. Яркая и красная. Отталкивала, как и почти вываливающиеся на барную стойку груди. Нет. Не потянет. Не сможет.

-  Что? - он даже не сразу понял, что обращаются к нему. - Простите?

Первая мысль - ошиблась. Вторая, впрочем, тоже. Не то, чтобы с ним не знакомились в ночных клубах и не дарили коктейли… Нет, не знакомились и не дарили, обычно комплименты делал он. И точно не дамам старше себя. И из-за этого растерялся, слегка подвиснув в пространстве, облизывая губы. Это женщину он не просто не потянет, даже подумать бы не решился, что можно, но она подошла сама. Зачем ей такой сопляк, как он? 

-  Влад, - наконец коротко улыбнулся, обхватывая протянутую ладонь и колебался долю секунды, раздумывая, что делать. А затем медленно наклонился и легко прикоснулся губами к пальцам, приветствуя и высказывая восхищение.  - Я здесь впервые, знакомый привёл. Интересное место.

Стоило ли говорить, что и в Дублине он впервые, даже двух месяцев нет, как приехал? Устраивался в общежитии, оформлял бумаги, вливался в новый ритм учёбы - не до ночных клубов. И только когда почувствовал себя хоть сколько-то уверенно, позволил утащить в развлечения. Надо было отдохнуть и расслабиться, вновь ощутить слегка выбитую почву под ногами, уверенность и безопасность. И что он всё делает правильно.

С безопасностью сложно. Он впервые оказался так далеко от семьи и дома, в полной неопределённости, почти без денег и на правах гостя. А гостей любят только до определённого момента - пока они ведут себя хорошо. И он старался вести себя хорошо. Но иногда так хотелось побыть плохим.

-  Наверное я откажусь от оплаты, - попробовал Влад появившийся перед ним коктейль. Чуть больше алкоголя, чем в любом другом заведении, крепость приятно ударила в нёбо, обволакивая язык вкусом водки и оставила сладкое цитрусовое послевкусие. - Очень вкусно. Спасибо, - поблагодарил он за угощение. Потому что он хороший, вежливый мальчик.

Музыка глушила все лишние звуки, отсекала мир вокруг и ограждала звуковым коконом каждую пару, сближая её настолько, насколько позволяли приличия. И расстояние между барными стульями. Но они не прикручены, поэтому Влад немного сдвинул свой, чтобы обозначить сегодняшние приоритеты: белому нет, чёрному - да. Хотя недолгий интерес в светлом уже обхаживался особью противоположного пола. Взрослым, лощёным и ухоженным. Да, Влад бы определённо не потянул. Как и не потянет Рэм - это сокращение от Рэмбрант? - но она наблюдала за ним с ожиданием. Чего? Пару сотен евро за правильный ответ! И столько же чтобы перестать пялиться на едва видневшуюся в хитром вырезе грудь: вроде почти не видно, но притягивает взгляд сильнее порнографии.

-  Так зачем только смотреть? Можно же поучаствовать.

Он флиртовал. Слегка неуклюже, не особо прозрачно и наивно, но разве мог устоять, когда такая женщина обратила на него внимание? И угостила коктейлем. Следовало как минимум быть вежливым. Он всё ещё хороший мальчик. Для неё. И пусть не знал, что делать дальше, но танец мог предложить. И не один. Дальше даже не думал - слишком смело. К тому же он не собирался заходить сегодня настолько далеко. И вообще хоть сколько-то далеко заходить. Не слишком пока его привлекали новые отношения - от старых не вполне отошёл. Оказывается он милый и хороший, но ждать его из Дублина не собираются. Да и переезжать в Ирландию - тоже. Поэтому не пиши мне и не звони. Информация о том, что она уже встречается с другим настигла его за упаковыванием первого чемодана. Его следы даже остыть не успели на её пороге, как ему нашли замену.

Ну и чёрт с ней!

-  Танец? - он протянул руку, приглашая присоединиться.

+2

6

Девственник из хорошей семьи? Единственная мысль, которая посетила голову Рэм, когда легкое замешательство паренька вылилось в архаичное целование ручки. Это нормально - когда мужчины теряются, если женщина протягивает руку для рукопожатия, но обычно разрешение этой ситуации более неуклюжее и менее неожиданное. Приятно неожиданное, а не как очередная лекция об этикете, феминизме и прочих жалких попытках отстоять какую-нибудь идеологию. В общем, жест странный, но Рэм пришелся по душе. Тем более, мысль про девственника быстро ушла - не склеивалась в одну картинку с тем, что она видела ранее на танцполе. Пришлось остановиться на том, что мальчик просто попался очень приличный и серьезный. Может быть даже... послушный.

Рэм задумчиво, почти незаметно облизнула нижнюю губу. Наверное, уничтожая и так истончившийся, почти бесцветный блеск, сопровождающий сегодня кричащий черно-дымчатый макияж. Влад. Красиво, коротко, сильно. Очень по-славянски. Стало быть, мальчик-то не только здесь не местный, а возможно не местный совсем. Боже, она уже начинает думать, как маньяк - как будто хочет похитить, изнасиловать, расчленить и хранить в морозилке в надежде. что нет родственников, которые не спохватятся.

- Влад... Это Восточная Европа? Мне нравится сочетание гласных в начале, похоже чем-то на валлийский.

Но сам Влад, конечно же, на валлийца похож не был. Слишком изящный и большеглазый. Или так просто казалось в неверном клубном свете. Рэм не нравилось, что из-за громкой музыки голоса кажутся плоскими и одинаковыми, из-за необходимости повышать тон терялись все тонкие нюансы, акценты. Если у Влада и был славянский, то его не было слышно, любые паузы, где бы он мог быть, заполнялись под завязку битами.

- «Академия» - последняя клубная надежда этого города, если честно. И они все еще не отдались евростандарту - здесь все еще можно потанцевать под ремиксы знакомых песен, а не под безликую диджейскую долбежку. Они часто запускают ремиксы рок-песен, - Рэм улыбнулась.

Она говорила, но сама больше была заинтересована в каждом движении Влада, как будто приручала пугливое животное. Смотрела, как тот несмело принимает угощение. И все-таки принимает ее благосклонность. Негласное соглашение, что сегодняшнее внимание на вечер завоевано, и что Владу как минимум интересно поиграть и узнать, что будет дальше. Если не больше. Рэм интересовало больше, но предварительно поиграть она тоже была не прочь. Как ни крути, из этой ситуации все уйдут в выигрыше.

- Обещаю. ты не пожалеешь об отказе, - слишком откровенно, но ей уже было все равно.

Успех распалял и поднимал внутри жар азарта, смешивающийся с томлением и нереализованным желанием в опасный, пьянящий коктейль. Эта смесь нравилась Рэм больше, чем джин с тоником. Как минимум тем, что в ней обещалось больше прикосновений. Кожа горела от желания прикоснуться и почувствовать чужое тепло. Приблизившийся, чтобы хоть как-то слышать ее, Влад совершенно не остужал этого желания. только усугубляя, вынуждая отпустить контроль за собой. Так, а какое там сегодня число? Это многое бы объяснило... Неважно. Это уже не важно.

Она бросила взгляд украдкой за плечо Влада, наблюдая, как неявная соперница совсем потеряла интерес, а на пути обратно пересеклась глазами с самим Владом. Где-то примерно на траектории вторых глаз. Но ничего не сказала, только улыбнулась и как ни в чем не бывало ответила на вопрос:

- Как-то не пришло в голову тебя прервать.

В тот момент партнерши Владу больше мешали, чем помогали своим неумением. Как бесплодная попытка найти себе стоящую пару в классе для начинающих. Ты, может быть, найдешь бриллиант, но придется перелопатить так много угля и распрощаться с потоптанными новыми туфлями. В эту игру Рэм играть не стала - был велик риск пройти в угаре наряду с другими девчонками случайной неподходящей парой и забыться. Теперь же внимание она завоевала, и ей не было резона отказывать. Кокетничать и пытаться говорить, что она не так хороша или хороша недостаточно, Рэм тоже не стала. Только вручила свою ладонь и послушно отправилась на танцпол, совсем чуть-чуть пританцовывая, пытаясь поймать ритм и немного разогреться. А еще не удержалась от того, чтобы не показать язык Киту на прощание под аккомпанемент его фейспалма. Ей определенно нравится больше, когда Кит у нее не работает...

В подтверждение ее слов ранее, включили какой-то забористый ремикс, в котором все еще явственно угадывался рок-хит начала миллениума. Судьба сегодня благослонна к рабочим лошадкам и уставшим женщинам. не иначе. Рэм не была ни плохим, ни хорошим танцором. У нее не было особой грации, обычно она ничем не отличалась от всех тех, кого считала дерганными и изломанными ритмом. Но у Рэм было кое-что иное  - опыт. Опыт говорил, что все, что ей нужно делать - это "следовать за лидером", как в известной игре. Следовать за Владом. Она все еще достаточно гибка, чтобы мимикрировать под его движения, сливающиеся с усложнившейся из-за ремикса мелодией. Этого хватает, чтобы не выглядеть жалко на фоне тех, кто пытался раньше.

Влад для нее - идеальный партнер по росту: на каблуках она чуть ниже, без них - могла бы с удобством обнять за шею, но это не тот танец. Пока не тот, ведь они далеко друг друга, хоть и близко, пока оценивают. Рэм первой решается нарушить этот незримый барьер, в очередном движении почти прильнув к своему партнеру и пройдясь раскрытой ладонью по груди. То, что она почувствовала, легко и приятно кольнуло внизу живота, отзываясь на оживившиеся мысли. Влад был горячим еще с прошлого танца и, кажется, не успел отойти даже за коктейль, но по как будто бы начал раскаляться вновь. И ей хотелось прижаться сильнее и обжечься.

Очередное соприкосновение в танце - и ее ладонь спустилась чуть ниже, оценивая едва наметившиеся под тонкой влажной футболкой кубики. Внутри все пульсировало вместе с музыкой и взвивалось от каждого прикосновения Влада - случайного и нет. Она пришла сюда иссохшейся и опустошенной и ей было тридцать шесть. А теперь ее жажду напоили, она снова училась в университете и сложный путь впереди был только шепотом сквозняка.

Она скользнула всей собой по партнеру, обнимая за шею и шепча на ухо:

- Ты ведь свободен после? Не хочешь составить мне компанию?

Не было никакого резона ходить вокруг да около. Она сделала свой выбор и на меньшее сегодня была не согласна.
[icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

7

[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

-  Да, это Восточная Европа, - кивнул Влад. - Россия. И Румыния. Я славянский гибрид.

Он ещё не определился, с гордостью или стыдом рассказывать о своём происхождении. Отношения с Россией портились почти во всех странах и на русских начинали смотреть косо. Но пока он не столкнулся с проблемами национальности, хотя вначале не особо охотно говорил о том, где родился. Эд - англичанин - ловил куда больше косых ирландских взглядов, чем он. Потому что англичанин ирландцы ненавидели, а русских - нет. О Румынии же большая часть вообще знала, что это где-то между Исландией и Китаем и там живёт Дракула. Один на всю страну. Больше там никто не живёт. А вообще местные оказались на редкость дружелюбными и принимающими всех со всем. В общежитии же Тринити водилось столько всякого экзотического, что Влад там был почти за ирландца. Кажется на их этаже жил даже один гаваец. Жутковатого вида, но веселый и с косичками.

-  Влад - это укороченный вариант, а полностью вообще Мелескану Владислав и живу я между Москвой и Бухарестом. А теперь вот приехал учиться в Дублин. 

Трудная, выстраданная фамилия. Когда умер отец, родители матери сделали почти всё, чтобы вернуть дочь с тремя детьми обратно в Румынию, но она слишком привыкла к Москве и их небольшой, пусть и трёхкомнатной квартирке на Первомайской возле огромного лесопарка и зелёного бульвара. У неё была неплохая работа, друзья, двенадцать соток в Подмосковье - стоило ли это бросать и везти детей в неизвестность? Даже если ей обещали помочь? Она решила, что - нет. И осталась. Но уступила в требованиях вернуть свою фамилию, настолько ненавидели тесть с тёщей своего затя, который не выдержал гнёта и разрухи девяностых и решил не жить так, а бросить жену с детьми. Навсегда. Оставив после себя шок, растерянность, похоронные хлопоты и делёжку наследства. Так их четырёхкомнатная квартира превратилась в трёх,  но в том же районе, пришлось продать кое-что из ценных вещей, чтобы расплатиться с жаждущими денег родственниками, а мамин отец запретил даже произносить фамилию Троекуров у себя в доме. И начались бюрократические хождения по мукам с оформлением двойного гражданства и сменой фамилии на девичью. И так маленький ещё и не особо понимавший, что происходит Влад стал Мелескану. Наполовину русским, наполовину румыном.

-  Я люблю рок, под него интересно танцевать.

Влад допил коктейль, нечаянно хлюпнув остатками через трубочку и виновато улыбнулся. Не лучший способ произвести впечатление на взрослую женщину. Он всё ещё чувствовал подвох и опасался, что это не более чем розыгрыш. Например Эда. И эта неприкрытая заинтересованность не более чем игра. И всё-таки он смутился, чувствуя как жаром опалило скулы, когда её слова стали чуть большим, чем просто случайным знакомством. Он не слишком разбирался в женском флирте и намёках, особенно таких женщин, обычно девчонки его возраста и социального статуса просто громко смеялись, безыскусно расстреливали глазами и призывно раздвигали ноги в мини-юбках. Они не намекали, они откровенно кричали. Оставалось только выбрать и взять. А здесь… Или он ошибался или брать собирались его. И это…

Возбуждало.

-  Конечно… не пожалею, - чуть запнулся он, придумывая остроумный ответ. Да, для шестнадцатилетней девчонки наверное он просто Йода стендапа, а для Рэм. Господи, что он делает? Не потянет же ни секунды, стоит им остаться наедине. Наверное, стоило свалить и не позориться. - Я же сохраню свои деньги, а у студента их не особо много.

И чуть не откусил себе язык, коря за тупость. Лучше танцевать, чем говорить. Тело не пытается произвести впечатление, показаться лучше, чем есть, пошутить посочнее. Тело честно двигается, рассказывает правду о себе, о своих планах на этом вечер. Когда у него появились планы?

Рэм хорошо танцевала. Он никогда не страдал профессиональным шовинизмом и не делил тех, кто может, а кто - нет. Он и сам много чего не умел. Зато умел танцевать. И мог направить её, поддержать и показать, что умеет чувствовать партнёршу, умеет быть с ней. Если хочет. А с Рэм Влад хотел. Она помогла, первая сделала шаг вперёд, опалила собой, раскаляя температуру вокруг почти до нестерпимой. Нет, Влад умел держать себя в руках, и контролировать собственный рвущийся из узких штанов член, но близость красивой и зрелой женщины пьянило сильнее водки со сладкой газировкой. 

А ещё её формы сводили с ума. Невозможно удержаться и не провести ладонью по изгибу спины и случайно продлить линию ниже. Наверное это совсем неприлично, но кажется он залип на её бёдрах. Почти буквально, приставая подошвами высоких ботинок к полу, спотыкаясь и путаясь в своих конечностях. Осталось только наступить на ноги и можно убиваться со стыда.

Он не просто не потянет. Он о-по-зо-рит-ся.

-  Я… -  Он пытался убедить себя, что это правильная идея отказать, поблагодарить и сослаться на головную боль или что там ещё может быть, чтобы не обидеть и не выглядеть полным бараном в её глазах. Хотя, кого он обманывал - итак выглядел. - Наверное свободен.

Наверное свободен? Мысленно Влад уже повалил себя на танцпол и избил. Ногами. За тупость, нерешительность и всё прочее. Шикарная женщина сделал предложение, а он ещё раздумывал? Только что он собрался показывать этой шикарной женщины? Как круто не умеет трахаться? Нет, конечно тыкаться в таких же неумелых девчонок он умел, но…

Господи. Тысячу за правильный ответ! Влад повышал ставки.

Можно попробовать сказать что-то вежливое и перестать стоять посреди танцующих как баран на бойне, потому что вокруг уже кажется стали ругаться. Ну, он же ещё не отказал? Иди уже?

-  Кажется, для тебя я всегда свободен, - родил буксующий в сомнениях мозг, и выдал сам себе очередную оплеуху. От-ка-за-ть-ся - это значит “НЕ свободен”. Вообще. Никогда. Это значит развернулся и пошёл. На хуй.

-  Хэээй, чува-а-ак! - Эд ну прямо очень вовремя. Еле стоит на ногах и тянет гласные так, словно его закоротило. Сосед почти свалился ему на грудь, суя в руки куртку и обдавая лицо запахом перегара с чем-то сладковато-химозным. Боженька, сделай так, чтобы это не была наркота! - Я тут с цыпочкой одной познакомился, - зашептал Эд ему на ухо. Тихо зашептал, его услышала всего треть танцпола, даже не половина. - И кажется она согласилась мне дать. Но у неё папа дома. Нам нельзя. Понимаешь чува-ак? Ты можешь потусить тут ещё часа три. Четыре. Дай мне время, а? С меня водка! - обхватил он Влада ладонями за лицо и смачно поцеловал прямо в губы, отваливаясь, как тощая пиявка и пропадая в океане бьющего по глазам ритмичного света. 

Влада променяли на цыпочку. И выгнали из комнаты. У него теперь совершенно свободных четыре часа. Или даже пять, если Эду перед “дать” придётся немного проспаться. Мозг что-то кричал про то, что “нахуй - это туда!”, но Влад уже поворачивался к Рэм.

-  Кажется, на ближайшие четыре часа я лишился своей компании. И своего жилья.

+2

8

- Ты и русский, и румын? Вау, у меня джекпот нового опыта, - она была вполне искренней. - В Ирландии немало и русских, и представителей стран Восточной Европы, но мне как-то никогда не доводилось ни с кем познакомиться из этой географической области. Работа иногда очень ограничивает круг знакомств.

Рэм не ошиблась в локализации. Ну, почти. И это действительно работа - в модном бизнесе ни та же Румыния, ни Россия не оставили какого-то четкого следа или громких имен - по крайней мере, не тех, что были известны ей. Рэм не думала, что Россия, например, была какой-то дикой страной с медведями, водкой и балалайкой, но прекрасно осознавала, что исторические причины не давали этой области развиваться наравне с остальным миром. Ей попадалась пара имен новичков по работе, но она с ними не встречалась - они работали с более традиционной и повседневной одеждой. Не срослось. А вне работы... Есть ли оно вообще, это "вне работы"?

- Мелескану? - повторила она следом за Владом, стараясь не потерять последнюю гласную. даже в своей голове она слышала, как сильно в нос вышло. - Красивая фамилия. Тебе очень подходит. Мягкая, но не женственная. Как дорогой парфюм.

Все-таки Влад был студентом - от восемнадцати до двадцати пяти максимум. Но в некоторых ракурсах, когда тот поворачивал голову определенным образом, больше шестнадцати ему и не дать. Даже некоторые школьники выглядели старше. Паренек был из тех редких счастливчиков, которым, скорее всего, лет до сорока будут давать двадцать пять-тридцать. Бесконечная юность. которой хочется дышать, и в то же время страшно. Можно задохнуться, понимая, что твои-то ноги придавило крепко плитой взрослой жизни.

Рэм и задыхалась. Клясть судьбу ей было не за что - в итоге все сложилось очень неплохо: бизнес свой она любила, беспокоиться о месте для жилья ей уже давно было не нужно, компания слишком давно уже не хотела откинуть кеды в стразиках и обанкротиться, все ненужные люди отсеялись, в личной жизни проблем не было... Но она задыхалась от того, насколько это все была не она. Поэтому раз за разом она оказывалась... да вот хотя бы здесь, в «Академии». Поэтому сейчас она силилась получше рассмотреть глаза Влада, а не пыталась отбить у блондинки ее казанову в "самом расцвете сил". Казановы во всяких расцветах всего не пили коктейль как газировку и не смущались честно собственным действиям. У казанов была проблема с искренностью из-за бесконечной потерянности в ролях, которые нужно было менять как перчатки, и за которыми совершенно забываешь сам, а что из этого, собственно, ты. Рэм изо всех сил противилась забыванию.

И не тратила силы на то, чтобы объяснять, что она не как вампирша Елизавета Батори, которая просто очень-очень не хотела стареть. Хотя... Если уж ей сегодня румын достался, можно и развернуть кожистые крылышки.

- Эй, расслабься, - она ободряюще улыбнулась. - Не нужно выдумывать витиеватые ответы, голова при такой громкой музыке разболится. Тем более, ты уже пообещал танец.

Хит начала миллениума был, между прочим, не просто хитом, а почти издевкой. То ли вселенной над Рэм, то ли диджеем над публикой. Такая... совсем нетонкая, псевдоумная ирония типа метасмыслов ради метасмыслов. Если проще - это были с трудом, но узнающиеся Nickelback со своей S.E.X. От песни почти не осталось слов, только припев. Когда она еще торчала в магазине, одна из продавщиц просто достала ее с этой песней, она настолько вбуравилась в мозг, что ночью Рэм казалось, что вокалист прямо лично приходит к ней домой и нежно продолжает нашептывать припев в ухо. Ну, вдруг она к утру забудет.

S - is for a simple need. Да уж проще точно некуда. Здесь, на танцполе все обуяны одним из основных инстинктов. Не важно, пришел ли кто-то просто потанцевать или за компанию или честно за потрахаться, как она сама. Но потребность сидела у каждого в мозгу и управляла поведением, потому что...

E - is for an ecstasy. Потому что это легкое удовольствие, которое не требует никаких затрат. Быстрое удовольствие. Здесь и сейчас. Но кайф короткий.

X - is just for mark the spot, cause this is what you really want. Зато способ сделать долгое заявление. Если, конечно, тебе это нужно.

В этом ремиксе басы были выкручены до максимума, и на основной части - до вульгарности - они уже сами без вспомогательных проводников как будто в матку долбились. Что за извращенец только это миксовал? У этого человека явно проблемы.

У Влада, правда, тоже возникли какие-то проблемы, стоило им сблизиться. Они застопорили ловкость и былую грацию, но Рэм это не расстроило - причиной-то было то, что Влад отвлекся. На нее. О чем свидетельствовала несмелая ладонь на талии, опасливо продолжившая путь. Рэм придала ей смелости, накрыв своей и прижав сильнее к себе, смотря прямо в глаза и не давая разорвать контакт. А еще не давая тем самым отстраниться, прижимаясь бедрами. Владу это явно нравилось, но что-то мешало.

Ей хотелось выяснить, что это. А потом уничтожить, чтобы оно больше не смело казать носа рядом с ней.

- Наверное? - она продолжала все так же мягко улыбаться. - Кажется?

Неужто она и правда перебрала с напором? Или неужто и правда пытается девственника совратить? Нет, глупость какая...

Ее так занимала эта загадка, что ей было абсолютно плевать, что песня сменилась, а из достойной пары на танцполе они превратились в тумбочку, мешающую другим. Она только машинально чуть потянула Влада за руку в сторону, на кромку танцующих, чтобы пара соплячек перестала закатывать глаза и раздражать периферийное зрение. Но и тут ответа ей услышать не дали. Она еле успела отпрянуть от нарисовавшегося, вероятно, друга Влада. Очень пьяного друга Влада. Он тоже вис и прижимался к нему, как Рэм до этого, но наблюдая за этими манипуляциями, она пыталась не засмеяться в голос, прикрывая рот ладонью и прыская. Все равно из-за музыки не было слышно. А выражения лица Влада даже с этого ракурса менялись живописно. Ох, кому как не ей, знать, что такое "ёбаный стыд, а не компания". Приятно посмотреть хоть раз со стороны, а не быть той самой несчастной душой, в одиночку исследующей без батискафа самое густое дно стыда, неловкости и кринжа.

Она сложила руки на груди в ожидании и обернувшегося снова к ней Влада встретила почти победной улыбкой:

- Значит, "наверное" и "кажется" покинули нас. Я не буду по ним скучать. Идем. У меня, как у приличного маньяка, дома тоже есть выпить и виниловые пластинки. Хочешь посмотреть? - она изобразила интонации педофила и все-таки коротко засмеялась.

Она снова начала тянуть Влада за руку еще до того, как тот даже ответил - и это возымело действие. Или, по крайней мере, он не сопротивлялся. До самой раздевалки, где она куртку подхватила, минуя столик, где они подхватили оставшиеся в плену у друга Влада вещи. А потом смысла сопротивляться не было.

На улице было свежо, но не холодно, толпа у «Академии», в отличие от толпы внутри, не могла высосать весь воздух улицы, и Рэм глубоко вдохнула. И еще, и еще. Господи, каждый раз после таких мест у нее какое-то кислородное голодание - первые минуты воздух как будто легкие разрывает, и надышаться не можешь как наркоман. Как она только выживала во времена, когда Ирландию еще не накрыл бан на курение в клубах и кафе? Кстати о курении...

Рэм потянулась во внутренний карман короткой куртки, но ничего там не нашла. Черт! Это бросание курить явно не делает ее жизнь легче.

- А ты... Хотя нет, не стоит. Надо держаться.
[icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

9

-  Мелескану, - кивнул он, повторяя произношение. Не "с" и не "ш", что-то среднее, будто шепелявый пытался сказать "с". - Это по маме. А по папе я - Троекуров. Но у меня мамина фамилия. Очень распространённая в Румынии.

Из всей их семьи ему проще всего говорить об отце - он его практически не помнил. А мама… мама любила покойного супруга и никогда не внушала детям отвращение к папе. Всё плохое, что он слышал о Юрии Троекурове, говорила ему бабушка из Румынии, которая ненавидела человека, разрушившего, по её мнению, жизнь дочери. Но перебить мамины слова о том, что папа просто оступился, ошибся и не смог справиться с трудностями лихих девяностых было сложно. Поэтому он обычно придерживался нейтралитета.

Рэм кажется понравилась и его фамилия, и то, что он то ли русский, то ли румын, и это ободряло. Вселяло надежду, что всё не так плохо, как казалось. Разрывы отношений весьма серьёзно подорвали веру в себя. Удивительно, но девушкам не нравились его мягкость, забота, уступчивость и старомодная галантность, которую они считали неуместной в современном мире. Предпоследняя вообще сообщила, что он - не мужик. И ушла к какому-то гопнику с района. А ведь он её любил, цветы дарил и провожал, и в кафе водил, и даже руки целовал. Всё, как и полагается делать с девушками. Но оказалось-  девушка в кафе не хотела, она хотела в койку, но он так не мог. Прямо сразу. Без цветов.

Вопрос: может надо купить букет? Рэм, конечно, не девушка, а вполне себе зрелая женщина, но ухаживание от этого не меняются. Правда, сейчас выходило, что ухаживают за ним, а ему цветов не надо. И нужны ли цветы для одноразового секса с взрослой женщиной?

И с чего он вообще взял, что будет какой-то секс?

-  Я не очень хочу смотреть на пластинки, - на автомате ответил, бросая попытки думать в таком шуме возле такой женщины и послушно следуя за ней к выходу. - Но если ты приглашаешь меня в себе, то я не против. Наверное, - тихо добавил он.

Нет, против конечно он не был, и очень даже за, но всё равно был против, потому что нельзя вот так уезжать с незнакомым человеком, даже если он выглядел как Рэм. Очень красивое платье. Узкое. А вдруг она и правда маньяк? Или одна из тех, кто опаивал мужчин и грабил их, вместо обещанного секса. Хотя, чего у него брать? Последнюю сотню евро? Ему ещё жить на них почти две недели до материальной помощи.

Да с чего он вообще взял, что у него будет секс?!! Он даже не собирался сегодня заниматься сексом!

Влад тащился за Рэм как на буксире, забрав по пути со стула свой шарф и почему-то валяющийся на столе ремень Эда - узнал по огромной, вульгарной пряжке в виде листа марихуаны, и даже на время отвлёкся, усиленно думая над тем, почему сосед его снял и оставил в клубе? Но всё равно успел забрать куртку Рэм почти из её рук, перехватывая у гардеробщика, чтобы помочь ей одеться.

Ощущение нереальности становилось всё отчетливее. И на улице мысли собраннее не стали. Только слегка подморозившимися.

-  Нет, я не курю, - покачал головой Влад. - Здоровый образ жизни и типа всё такое.

Он пробовал курить, пару раз в школе, и оба раза влетело от брата по самое небалуйся. После смерти отца естественно именно Лен стал главным мужчиной в семье и воспитателем младшего. Строгий и ответственный, он периодически отвешивал поджопников Владу за всё социально невостребованное, вроде курения, алкоголя, хамства, ругательств, грубости с девочками и так далее. Влад брата уважал, любил, слегка побаивался, поэтому слушался и чуть-чуть боготворил, принимая за образец поведения. А ещё он пел и учился танцам, так что дыхание должен был иметь нетравмированное сигаретным дымом, но об этом умолчал, сомневаясь, что пение в хоре прибавит ему очков крутости. А ему очень хотелось произвести впечатление на Рэм. Хоть какое-то.

-  Не холодно? - Сентябрь в Ирландии ощущался как октябрь в России:  промозгло и сыро. Судя по лужам на асфальте прошёл очередной дождь, и к ночи температура без того не особо высокая, начала  стремительно падать. Похоже к погоде будет привыкнуть сложнее всего. Влад накинул на Рэм свой шарф и вопросительно посмотрел, не зная, куда девать руки. Хотелось обнять, но он пока не был уверен, что можно. - Такси? Или ты на машине?

Его так и не отпускало опасливо-непонятное ощущение розыгрыша, что сейчас Рэм рассмеётся ему в лицо и скажет, что он совсем идиот, раз подумал, будто она может заинтересоваться им. А ещё Влад не до конца понял правила игры и немного терялся, потому что привычные шаблоны не работали. Это он должен пригласить девушку к себе, предложить ей вина, конфет и посмотреть на коллекцию маминого фарфорового кружева из Румынии. Но здесь смотреть вели его и…

А может она и правда хотела только показать пластинки? Может в определённом возрасте люди начинают приглашать других людей просто смотреть вещи своего интерьера? Влад не особо любил пластинки, он слушал музыку на цифровом плеере.

-  Я бы ещё не отказался от горячего чая, - поёжился он от холода. Влажную от пота спину под лёгкой кожанкой выстудило первым же дуновением ветра, и стало совсем некомфортно. На самом деле он бы ещё не отказался от тёплого пледа и обогревателя.

[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

+2

10

- Не наверное, а по факту. Видишь, мы уже уходим, - она даже показала на их ноги, которые явно топали к выходу, достаточно уверенно, несмотря на мысли, которые все еще пытались вставить Владу палки в колеса. - Извини, это, конечно, правильно с твоей стороны - сомневаться. Ты ведь только приехал, город незнакомый. Но я все-таки повременю со становлением маньяком - жить пока еще не настолько скучно, - она подмигнула.

В этом что-то было, в этой смене ролей, которая все никак не хотела истираться из их общения. Обычно парни смелели, когда четко понимали цель, и возрастная грань переставала восприниматься, как нечто важное, отходила на невероятно дальний план, который и с биноклем не разглядишь за морем похоти и жажды плоти. С Владом ей казалось, что она вернулась в тот день, когда из любопытства пыталась снять себе девочку среди таких же студенток. У нее тогда даже получилось - сыграло любопытство с обеих сторон, но одна была полна сомнений. Казалось бы, чего бояться? Но бояться есть чего - вдруг в голове что-то изменится, и потом ведь придется как-то с этим жить. Не важно, что ничего и впрямь не изменилось, и никто из них бисексуальности в себе так и не обнаружил - сама возможность открывающихся возможностей пугает, потому что дай Боже справиться с той вселенной вариантов, что уже есть.

Что за вселенная пугала Влада? Но в любом случае, ей нравилось быть его путеводителем по этой галактике.

- А если тебе не нравятся пластинки, то я достаточно милосердна, чтобы тебя ими не пытать, - она хмыкнула, больше не подтверждая свою фразу, а реагируя на то, что куртку у нее прямо из рук выхватили, считай.

После целования ручки это уже даже не удивляло, но было сложно со второго раза сразу отдаться игре. Она поставила в голове мысленную галочку в следующий раз подхватить и посмотреть, что получится. Это не было обязательным, зато приносило при нулевых потерях немного комфорта одной из сторон, так что почему бы и нет?

После гардероба по ним сразу стало видно, кто из них местный, а кто - нет. На Владе была нормальная куртка и даже шарф. Короткая куртка Рэм, не до конца застегнутая и щетинившая клепками, едва прикрывала вырез на платье. Ветер свободно облизывал шею, унося с собой не особо приятный запах клуба и наводя еще больший беспорядок на голове. Закаленная ветрами с моря Рэм не обращала на такую температуру особого внимания, если не приходилось слишком много времени проводить на улице. Легкий дискомфорт держал тело в тонусе, а мозг - трезвым.

- Студент и удержался от соблазна? Мое почтение. Достойно уважения. Я уже два месяца бросить пытаюсь. Так себе время, конечно, выбрала. Но пока держусь на всех этих уловках и попытках обмануть свой мозг.

Большую часть времени, особенно на работе, Рэм проводила с сигаретным "болванчиком" в зубах, чтобы дать мозгу оральную фиксацию, которой он так жаждал вместе с никотином. Иногда это помогало. Для остальных случаев были пластыри и никотиновая жвачка. Но лучше бы ей совсем с этим завязать в итоге.

- Нет, но спасибо. Так гораздо уютнее, - она лихо закрутила предложенный шарф вокруг шеи на манер пилота.

Приятный на ощупь. Почти как Влад на танцполе.

- Нет, не на машине - алкоголь, - Рэм вздохнула. Так что придется...

Она хотела было хотя бы под руку подхватить несмелого Влада, но сорвалась с места посреди фразы, чтобы успеть остановить машину, из которой выползла маленькая стайка студенток - явно в «Академию» и подозвала своего спутника. Нет, это не акт превосходства, просто вряд ли Влад успел познакомиться с местной системой такси. Из раза в раз Рэм предпочитала хакни. Чаще всего, с ними получалось гораздо дешевле, чем платить по таксе, особенно когда ты в центре города и тебе не нужно его покидать. Возможно, дело в том, что она неплохо торгуется, конечно. К тому же ей больше нравилась непринужденная манера частников водить. Официальных таксистов здорово дрючили, и иногда, когда опаздываешь, заставить их выторговать себе немного минут в аэропорту было сродни тому, чтобы пытаться пришпорить подыхающую под седлом кобылу.

В качестве извинения за такой жест она позволила открыть перед собой заднюю дверь, чтобы скользнуть внутрь, памятуя про поставленную в голове галочку.

- Прости, я просто очень не люблю ждать такси, и не люблю официальные фирмы. А тут такой шанс сам подъехал.

В зеркале заднего вида отразилась улыбка водителя в хрестоматийном кэпи и бомбере - просто как из британских сериалов. Когда они сели в машину, интерес к их парочке отчетливо читался, но таксисты в Дублине деликатны. По крайней мере, с теми, кому может и перепасть нынче вечером.

- Чай, - вернулась она к прерванному разговору, - это не проблема. Здесь же Англия рядом, так что чай захватил эти земли.

Ирландия была "чайной" страной не только из-за британского правления. Просто так уж повелось, что все страны Европы делятся на "чайные" и "кофейные", и иногда в этом делении не было совершенно никакой логики. Например, от Швеции ты ждешь, что чай там будет править бал, но нет - шведы обалдевали от кофе, вместо ти-тайма, у них был кофе-тайм примерно в то же время, что чайу британцев. А где-нибудь в шоколадных странах, где ты ждешь кофе во все приемы пищи, оказывается, что кофе тут только по утрам пьют, зато чаем заливаются до, после и между.

- Поработил их и теперь отрастает на кухонных полках, даже если не хочется.

Пока говорила, Рэм ненавязчиво прижалась к боку Влада, положив ладонь на бедро, но старалась не особо хищнически и навязчиво говорить тому в ухо. Только говорила немного тише и ниже.

- На кого учишься? Ну, то есть будешь учиться в этом году?

За окном проплывал центр города, а такси на всех парах несло их в район Доков, поэтому иногда мимо маячило нечто индустриальное. Или пустыри от снесенных домов... В общем, для незнающего - та еще картинка. Даже, пожалуй, унылая и обшарпанная. Лучше Владу не рассматривать особо сильно. Рэм как могла отвлекала его собой. Их ладони встретились, и Рэм настойчиво сплела пальцы Влада со своими, не оставляя никаких просторов для определения цели посещения своих аппартаментов.
[nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1531645137/6eb31867/22490618.png[/icon][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

11

—  Уверен, что все маньяки так и говорили свои жертвам, — рассмеялся Влад. — Не волнуйся, я тебя не обижу, расчленю, разложу по баночкам и буду любить. Очень сильно.

В рейтинге тупых пикапов и шуточек он бы первого места не занял. Он был бы основателем этого рейтинга. И ведь с девчонками нормально же общался всегда, без мучительных подборов слов, тем и смущения через раз.

С мамиными подружками впрочем тоже проблем не возникало. Хотя те и не приглашали его к себе посмотреть пластинки. Ну… кроме разве что тёти Вероники, но лучше не думать о том фиаско. Не перед предстоящим свиданием точно. Если это, конечно, было свидание. Конечно, лучше бы чтобы было. Со свиданием всё понятно и просто: цветы, вино и поцелуй в конце для уточнения будущего статуса. Но разве в их случае существовало будущее? Даже если Рэм сейчас и требуется мужчина, то точно не для заключения брака на небесах. Да даже скорее всего даже не для двух встреч. Только для одной.
Он всегда избегал подобных отношений и секса без обязательств на один раз, нет, никогда не думал по-ханжески, но для себя считал неприемлимым. Ему нравилось ухаживать и любить девушек. Наверное в отношениях он придерживался слишком рыцарских представлений. И эта непривычная для многих галантность раздражала его подружек. Вначале приводила в восторг, а затем приходило понимание, что это не на один раз, не игра на вечер — а постоянная жизнь. И начинались ссоры. Раньше или позже, но начинались всегда. Влад понимал, что его единственная и прекрасная леди где-то ждёт его, но пока не встретил “ту самую”.

И сейчас поддался зову плоти и последовал как заворожённый за женщиной, которая не обещала ему ничего. Кроме пластинок. Похоже он дорос до того возраста, когда начинают делать глупости. Да и мама далеко, не осудит. И никто вообще не осудит, потому что никто не узнает.

А если никто не узнает, значит ничего и не было.

—  Можешь попытать меня чем-нибудь другим.

На выходе музыка уже не раздирала уши в клочья и можно не кричать, и говорить тихо и от этого чуть более развязно, чем казалось на самом деле. А может и не казалось. Но Влад не против… посмотреть на пластинки. Быть может кажется, что против, но нет, очень даже за. Но передаёт контроль за этот вечер более опытному и старшему партнёру. Это же правильно и рационально.

Это понятно.

—  У моего старшего брата был очень весомый аргумент в борьбе с моим курением, — хмыкнул Влад, — его ремень. И лишение карманных денег. А ещё сигареты здорово сбивают дыхание и это очень заметно в тренажёрке. Да и зачем в принципе курить, этого невкусно.

У Влада с ирландским такси ещё не состоялись любовные отношения. Из аэропорта он как и полагается студенту поехал на автобусе, и дальше тоже ездил на общественном транспорте, благо здесь с ним проблем не существовало. По крайней мере в районе колледжа и центра, а дальше он пока не выезжал. Поэтому против поимки машины возражать не стал, но дверь самой открыть не дал, и подал руку, чтобы удобнее было сесть. Потому что Рэм на каблуках и в узком платье, и без поддержки банально неудобно. И лишь затем сел рядом, захлопывая дверцу.

—  Я люблю чай, наверное мне надо было ехать в Англию, но там дорого и слишком… попсово, я бы сказал. Все едут в Англию, будто это студенческая Мекка, а я хотел чего-то чуть менее обычного.

И дешёвого. Да, брат мог отправить его учиться за границу, и фактически отправил, дав денег на первый год обучения, Лен всё ещё чувствовал ответственность за младшего и не перестал играть роль отца, стремясь чтобы Влад не почувствовал отсутствия мужчины в семье. Но отец это отец, а брат — совершенно другое, даже если он старше на добрый десяток лет и уже вполне состоявшийся и обеспеченный. По русским меркам. Но у брата своя семья и ребёнок, и ещё один рот не помогает. Хотя Лен продолжал исправно класть деньги на карманные расходы на карточку Влада, но тот их старался не трогать, оставляя на настоящий чёрный день. К тому же ему не нравилось ощущение зависимость от старшего и нахлебничество. Ему хотелось самостоятельности. И это не последняя причина учебы за границей, сидя под юбкой у мамки и штанами брата не особо научишься жить одному. И зарабатывать.

Поэтому изучая предложения иностранных вузов он обдумывал тот вариант, при котором придется платить самому. И заодно понял — и мысленно поблагодарил бабушку — все преимущества румынского паспорта. Как член ЕС тот давал колоссальные льготы на учебы: 17000 евро против 3000 — разница более чем чувствительная. Плюс пособие для малообеспеченных, поддержка государства, льготы на проезд и медицинскую страховку и он смог не разорить свою семью учебой.

—  Я спасу твои полки от чая! — с пафосом произнёс он. — Оборву их и посушу. Я, конечно, не прекрасная девственница, но скоро полночь, можно будет заняться. Вместо пластинок.

Бедро ободряюще сжало ладонью, и Влад понял, что Рэм не против своего спасения от чая. Он конечно мог и от дракона, но ладно, пусть будет чай. Конечно, она могла ошибиться и перепутаться своё колено с его, но… вряд ли. Ему было приятно думать, что вряд ли.

—  Буду изучать вас, — улыбнулся он и повернулся к Рэм. — Ирландцев. В Дублинском колледже.  Кельтскую мифологию, ирландскую культуру и язык. Сейчас я усиленно упал в ирландский, чтобы посещать лекции на гэльском. Я немного учил его в России, но всё же не на том уровне, чтобы понимать науку. А вообще я вроде как культуролог и специалист по связям с общественностью. Кажется это у меня в дипломе бакалавра написано.

Пальцы у Рэм тёплые и тонкие, изящно смотрятся в его ладони, и он не удержался, поднёс её руку к губам, целуя их. Почти повторяя жест в клубе, только более интимно и смелее. Без вопроса об уместности. За окном машины темно, салон окутывает полумрак, тот самый, в котором все кошки серы и позволено всё. Почти всё. Ему не слишком интересна архитектура Дублина — сейчас — потому что изучать местное население намного приятнее.

Он задумчиво провёл языком по нижней губе, обдумывая не торопит ли события и слегка склонился к Рэм, но не успел. Такси остановилось и деликатно кашлянувший таксист сообщил об окончании пути. Влад выскочил на улицу чуть более поспешно, чем того требовали приличия, подавая руку и помогая спутнице выйти. Он попытался было заикнуться об оплате, но не вышло, заплатила Рэм. Ему даже не сказали — сколько.

По пути к дому он всё ещё обдумывал ситуацию, но сумел рассмотреть и ухоженный большой двор в комплексе явно недешёвых зданий, и в целом типичность ирландской современной постройки. Похоже, у Рэм были деньги оплатить и ему коктейль, и такси.

Нахрена он вообще ей пристроился?

Влад придержал дверь и пропустил ей вперёд. И в лифт. С зеркалом и разноцветными кнопочками, на которые он уставился, не зная что говорить дальше.
[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]
—  Симпатичный дом.

+2

12

— Чем-нибудь другим — это обязательно, — она глянула серьезно, но не стала слишком пугать этим. — Суровый у тебя брат. А курить — это правда невкусно. Наверное, в этом смысл. Когда вырастаешь, начинаешь любить всякие невкусные вещи: курить, алкоголь, двойной эспрессо, желтую прессу. Вот это вот все.

Рэм неловко повела рукой — привычный жест курильщика, не имеющий смысла, если в руке нет сигареты. Но пойманный хакни спас их от дальнейшей неловкости стояния вдвоем рядом с курящей зоной для клубных без сигарет.

В машине, как только они чуть согрелись без пронизывающего ветра, к ней снова вернулось это глухое ощущение маяты и сжатия внутри живота. Ощущения усиливались каждым несмелым прикосновением и взглядом. Она не знала, о чем думал Влад, конечно, но, пожалуй, лучше ему не знать пока, в какой позе и где она уже представляла его, превращая контуры и ощущения под ладонью в живую картинку. Рэм облизала губы, на которых уже обветрился блеск,

— Я безумно хотела учиться в Лондоне. Стать второй Вивьен Вествуд или что-то вроде того. Уехать туда вместе с подругой, и чтобы все у нас было здорово... Подруга уехала, а мне пришлось остаться, — она вздохнула. — Ну, к Вивьен я немного приблизилась, конечно, но очень долго считала, что эта невозможность уехать испортила мне жизнь и сделала меня несчастной. Но это глупость, на самом деле. Просто юношеский максимализм и обидки на жизнь, что она не идет по плану.

Влад, наконец, немного расслабился и даже начал шутить. Рэм издала смешок и только крепче сжала его ладонь пальцами.

— Мой герой! Вот кого надо было просить защитить нас от англичан.

Знакомый пейзаж за окном из заводского начал резко превращаться в фешенебельный. Вокруг этого ответвления Гранд-канала постепенно с новой застройкой вырос достаточно дорогой и престижный район с видом на Силиконовые доки на другой стороне. Работники этих самых Силиконовых доков в основном жили в своем районе, но часть IT-элиты была и здесь, в своем маленьком дорогом гетто. Но Рэм, далекой по своей природе от богатой жизни и всего этого, нравился этот район по какой-то причине. Здесь была приятная атмосфера. Нет, не богатства, а скорее... свободы. Вода вносила живость в бетонный ландшафт, а в кафешках все-таки были приемлемые цены. А еще от ее дома через мост было буквально несколько минут до вкусного китайского ресторана, и маршрутов для бега здесь было — до не хочу.

Выбор специальности Влада ее даже удивил — это и правда было что-то необычное, не то, что обычно выбирают иностранцы. Такие специальности пользовались популярностью у местных энтузиастов и патриотов, а еще у французов и прочих, прикоснувшихся к кельтскому наследию по исторически сложившимся причинам. Но кельты ни в Румынию, ни в Россию не доходили, то была вотчина норманнов, которые, в свою очередь были знакомы с кельтами. В общем, такое себе... шапочное знакомство. И тем не менее, Влад даже в России где-то умудрился изучать гэльский.

— An bhfuil tu ag labhairt Gaeilge, huh?* — Рэм даже оперлась рукой на бедро Влада сильнее, чтобы, выпрямившись, заглянуть в лицо.

Кого не улыбнет иностранец, который хотя бы рискнул! Тут не каждый коренной ирландец пытается всерьез. Сама она говорила так себе, но для дублинки — очень даже неплохо. Здесь у народа с этим не очень в основном. Мама иногда буквально вынуждала ее заговаривать. В детстве Рэм бесилась, топала ногой от отчаянья, дулась. Но сейчас, пожалуй, для нее это одна из самых ярких частей ее семейного наследия.

— Культурология — это интересно. Я читаю иногда что-нибудь в этом направлении. Опыт и культуры других народов и стран вдохновляют.

Она говорила, и они были уже опасно близко друг от друга. Рэм было интересно, решится ли Влад при таксисте. Она видела зарождение этого желания на его лице и в его действиях, но оно сорвалось, стоило лишь малейшему звуку их прервать. Так что она только улыбнулась и достала из внутреннего кармана куртки оговоренную перед поездкой плату, отдавая довольному водиле, подмигнувшему ей на прощание и умчавшемуся в ночь.

Поздно, во дворе — никого. Как и все спальные районы — этот вымирал, хотя буквально через мост, где кончались жилые дома, было еще много народа вокруг ТЦ и кинотеатра. Руку Влада после того, как тот помог ей выйти, она не отпустила, только подхватила под локоть.

Коленки были чуть ватными, и дело не только в том, что ноги устали от не совсем привычных — слишком высоких — туфель. Скоро любые препятсив я между ними рухнут, а те, что останутся, можно будет легким движением пальцев отщелкнуть прочь. И именно это преддверие познания возбуждало. Она не привыкла в таких поисках долго терпеть — обычно все было прямо и понятно. Быстро. Как фастфуд. Но сегодня она сделала исключение и пока еще не могла понять, нравится ли ей эта обволакивающая тягучесть и тяжесть внутри. Сегодня она нелегка, а имеет, казалось такую массу, что сама создавала гравитацию. И маленькая планетка-Влад попала в нее, танцуя вокруг, но не приближаясь, боясь, что орбиты сойдутся и произойдет столкновение. Но она жадала этого столкновения вместе со свой гравитацией. И ей нравилось с ней играться и уменьшать ее или увеличивать.

Пока не наступает сверхтяжесть.

— Не такой, как ты, — голос упал вниз, а улыбка — это, наверное, последнее, что видел Влад.

Перед поцелуем, конечно. Все еще почти одного роста, и Рэм было легко обнять Влада за шею, уверенно прикасаясь своими губами к его. Сначала изучающе, лишь кончиком языка пробуя вкус и оценивая мягкую припухлость нижней. То, что ей нравилось в молодых ребятах — вот эта все еще нежность, отсутствие загрубелости, лишь легкий намек на нее. А еще ей нравилось в принципе ощущение от первого поцелуя — каким бы он ни был, он запоминался, рассказывал и возбуждал самим фактом своей первости. Она не побоялась пойти дальше простого изучения. видя, что Влад не пытается вырваться, почти бесцеремонно проникая на чужую территорию. Возражений все равно не последовало. Потому Рэм воспользовалась возможностью поразвлекаться с чужим языком, прижимая Влада собой к стенке лифта и вжимаясь в него бедрами и забираясь ладонью под куртку.

Но только она распробовала и вошла во вкус, как их прервал тренькнувший лифт.

— Черт... — коленки стали еще более ватными, а зрение подернулось золотинками при моргании. — Ключи. Извини.

Ключи так же нашлись во внутреннем кармане. На шестом этаже всего четыре больших квартиры-люкс, и ее, к счастью, была одной из ближних. Торопливый скрежет ключом по замочной скважине, торопливые хлопки, чтобы включить в коридоре свет. Буквально втащенный в квартиру Влад, который, стоило двери закрыться, был снова прижат, но теперь уже к двери. Рэм посмотрела на него вопросительно, ожидая с интересом, что тот будет делать дальше.


*Говоришь по-гэльски, значит?
[nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1531610449/64714148/22486942.png[/icon][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

13

—   В Ирландии здорово, не хуже чем в Англии. Я, конечно, Лондон только мельком видел, но Дублин мне нравится. Очень. Он отличается от Москвы. Сильно.

Влад не знал, кто такая Вивьен Вествуд, но переспрашивать не стал, побоявшись показаться тупым. Может это какая-нибудь великая ирландская революционерка и каждый должен ее знать? Но имя запомнил, чтобы потом спросить у Гугла. Гугл всё знает. Но они начали разговаривать на личные темы и рассказывать о себе, а значит вечер из светского стал превращаться в интимный. Не свидание конечно, но что-то вроде.

Что-то вроде снятия мальчика на ночь. Как бы он ни старался отмести эту мысль, но она все равно нахально скалилась из-за угла. Что его просто купили. Плохо ли это? Наверное да. Мама бы не одобрила. Но он же будет осторожен и обязательно воспользуется защитой. Которой у него не было.

Вежливо ли будет спросить у Рэм презерватив? И, главное, когда? До секса или во время? Ибо если “до” — могут возникнуть проблемы в случае, если Рэм кроме пластинок и чая больше на сегодня ничего не планировала. А “во время” есть риск не успеть…

Дилемма.

Влад так озадачился её решением, что почти пропустил тот момент, когда Рэм перешла на ирландский. И с небольшим опозданием перевел слова.

—  Скорее издеваюсь. Только я пока не понял, над гэльским или собой, — ответил он по-ирландски, не став набивать себе очки, хвастаясь идеальным произношением, потому что оно было далеко от идеального. Он, конечно, старался поймать ритм и мелодику чужого языка, но некоторые сочетания подряд идущих гласных или согласных ломали язык не хуже щипцов испанской инквизиции. Гэльсикй — какая то дикая смесь английского, норвежского и диких племен с Тау Центавра, потому что в земном языке таких сочетаний не встречалось.

Он не так давно его вообще учил, только последний год, когда решил, что поедет в Дублин. Два месяца с местными чуть улучшили разговорные навыки, но не довели до совершенства. Ещё не скоро будет это совершенство, но Владу нравился ирландский. Своей непривычностью, дикой грамматикой и отличием от русского. Он всегда любил непривычные для других вещи и шёл туда, куда обычно русские мужики не ходили. На культурологический факультет Высшей школы экономики, и там в группе сидел одиноким кустом в цветнике девиц разной степени привлекательности. И пусть кто-то попробует сказать, что он плохо устроился. Превратил заинтересованность кельтской культурой в будущее культурологическое исследование. Нашёл репетитора ирландского. Уехал в Дублин и поступил на то же самое культурологическое, в том же самом цветнике, только уже ирландском, и приготовился изучать кельтскую мифологию. И это всё вместо того, чтобы как положено выучиться на бизнесмена или управленца и, воспользовавшись связями брата, пристроиться к нему на нагретое местечко.
Легко и просто — это не девиз Влада. Каким бы легкомысленным и пустоватым снаружи он ни казался. Внутри был склад необычных вещей, вытащить которые получалось не всем.

—  Культурология — это то, что никому не нужно в России. К сожалению.

Зато пригодилась в Ирландии. Маленький, по сравнению с русским, народ олицетворял то, чего не хватало его народу — здоровый патриотизм. Гордость без уничижения других, адекватная оценка достоинств и недостатков, любовь к себе и своей стране. Настоящая. И желание развивать это. И Влад был окрылён этим, тем, что можно заниматься тем, что интересно, был очарован страной, которая нашла в себе силы сбросить влияние чужаков, найти свой путь и следовать ему, невзирая ни на кого. Пока он необъективен, но очень рад.

Рэм была не просто взрослой, она была иной. Совершенно. Не просто с другой планеты, а с той части Венеры, которая с обратной стороны от Марса. И прежде чем высаживаться на неё, стоило хотя бы выслать исследовательский зонд. Проблема заключалась лишь в том, что он опоздал. Её зонд уже направлялся к нему.

—  Он симпатичнее? — улыбнулся Влад уже в поцелуй, который смазал окончание слова.

Первое прикосновение губ неловкое, сомневающееся, с его стороны, как вопрос: “Можно?” Но у Рэм нет никаких вопросов и нерешительности, она припёрла его к стене лифта, углубляя поцелуй. Влад не сопротивлялся, позволяя ей вести и изучать его. Сам он пока не позволил себе зайти настолько далеко. Хотя устоять было не просто сложно — невозможно. Он обхватил её за талию, прижимая к себе сильнее, когда лифт решил доехать. Сегодня все доезжали не вовремя: таксист, лифт.

Ключи.

Просто и сложно одновременно. Мотивы Рэм кристально ясны, как и понимание, что пластинки последнее, что она хотела бы посмотреть. Но только это должен быть Влад. Припирать её к двери и нетерпеливо смотреть, ожидая… чего? Возбуждение накатывало волнами, усиливаясь с каждым вздохом и взглядом. Сложно удержаться когда так настойчиво предлагают. Буквально суют в руки. Но он должен. Потому что — мужчина. И ведёт эту партию.

Должен.

Наверное.

Он развязал свой шарф на шее Рэм и снял его, вместе с курткой, небрежно скидывая на ближайшую полку. Туда же отправил свою, стараясь не дёргаться и частить. А затем медленно опустился перед ней на колени, проезжая собой по её телу. Почти не специально — Рэм слишком близко стояла. Приподнял одну ногу, снимая одну туфлю, а затем вторую. Не удержался, провёл ладоням вверх от щиколотки до бедра, чуть приподнимая подол платья, едва балансируя на грани между приличием и возмутительностью, и наклонился, целуя в колено, обтянутое тонким капроном.

—  Будем пить чай, смотреть пластинки или я могу отнести тебя туда, где тебе будет удобнее?

Влад всё ещё не до конца мог поверить в происходящее, ощутить его реальность, и поэтому словно наблюдал со стороны. Наблюдал, подбадривая и пытаясь остановить одновременно. Он всё ещё чувствовал, что не должен находиться здесь, рядом с Рэм, не должен на что-то надеяться и подсознательно ждал момента, когда волшебно закончится и прекрасная леди превратится в злобную ведьму и выставит, словно нашкодившего котёнка, вон.
[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]
Но не мог не попробовать. Не мог отказаться.

+2

14

Принципы Влада — словно гранит. Гранит должен быть твердым, и он как будто удерживал мир от того, чтобы пустить по ним малейшую рябь сомнения. Не давал проникать в себя до конца понимаем ситуации, в которой оказался, а значит не поддавался стереотипам поведения в этой самой ситуации. Но все же... Все же гранит гранитом не был. Он шелушился. И стоило им поцеловаться в лифте — несерьезно, небрежно, — с него начал сползать верхний слой. А где первый, там и второй. Кажется, Рэм поняла. И хотела посмотреть все. Столько, сколько сможет снять — с одеждой и без.

— Мне совсем немного кажется, или тебя посещают мысли, что ты хочешь сбежать? Забудь о них, — она улыбнулась, чуть прикусывая нижнюю губу Влада, оттягивая вниз и отпуская, — потому что уже поздно.

Между ног уже пульсировало в ожидании привычной схемы. Той самой, в которой, когда закрывалась дверь, даже у самых стойких приличия рушились, и нереализованные желания превращались в ураган грязных, открытых поцелуев и собирание углов всей мебели на пути к спальне. Если повезет, конечно, а так — на пути к ближайшей подходящей поверхности. Редко кто обычно уходит дальше гостиной. Но не сегодня, не сейчас.

Сейчас — были дразнящние прикосновения и более знакомый давним нежным любовникам, которые редко видятся, жест — помочь раздеться, дать ощутить себя близко, на расстоянии прикоснвоения, дать вдохнуть запах. У Влада приятный, завлекающий парфюм — из тех, за которыми хочется следовать по улице, которые врезаются в нос даже в толпе и неизменно хочется увидеть его обладателя. Совсем легкий, игривый, юношеский. Она бы даже сказала, легкомысленный. Рэм вдохнула поглубже. И даже не поняла, что Влад делает поначалу — только ощутила, как по телу пробежала слабщая дрожь от того, как их тела соприкоснулись сквозь одежду. А глаза честные-честные и серьезные. Определенно, совершенно не то, что она привыкла получать от мужчин рядом с собой... Она дала снять с себя туфли и, как и в клубе, задержала прикосновение Влада на своем бедре ладонью — на грани. где заканчивался длинный чулок и начиналась обнаженная кожа. Рэм хотелось, чтобы он продолжил. Нестерпимо. Но нет, сегодня все будет не как обычно. Сегодня... Сегодня они оба себя побалуют.

Легким движением Рэм взъерошила короткие волосы Влада, нежно провела по линии члюсти кончиками пальцев и, ухватив за подбородок, чуть приподняла его, заставляя посмотреть на себя.

— Пойдем со мной, юный рыцарь. Лучше я покажу тебе немного черной магии. Ты же ведь знаешь, что все королевы в возрасте — ведьмы, да? — она изобразила на лице ну очень загадочную улыбку и потянула Влада за руку.

Теперь они были даже не почти одного роста — их плечи разделяло почти десять сантиметров. И Влад, наверное, и впрямь мог бы ее донести, да до спальни идти далеко — через всю квартиру. А когда ты болтаешься у кого-то в руках, очень сложно было бы атаковать его периодически жадными поцелуями, сложно было бы пытаться потрогать, пройтись ладонями по заднице или оценить сквозь ткань джинсов степень текущей заинтересованности.

На фоне огромного и темного без включенного света пространства гостиницы — они единый слившийся силуэт. Свет она включать не стала, скорее тащила Влада по наитию, на ощупь, успевая ориентироваться между поцелуями. Это она делала для себя и только для себя, чтобы сдержаться, но Влад, как минимум, был не против. Спальня встретила их сдержаннын интерьером и большим количество воздуха. Три хлопка — и освещение послушно загорается, словно и правда магия, но настолько тусклое и интимное, что клуб едва ли был ярче. В глаза не кидается очередная вульгарная банальная высокая двухспальная кровать из типичных романтических фильмов. Она здесь была, но Рэм избавилась от нее, сплавив подруге и ее непутевому муженьку — чтобы расцветить их брак. Не помогло, но хоть высыпаться стали лучше. У нее же — простая, светлого дерева, полка с ящиками в скандинавском стиле. Не низкая, но матрас ты волне выбирать сам любой — хоть пара односпальных, хоть единый, хоть толстый, хоть высокий. Выделяется среди светлого интерьера только полуночно-синее белье на ней. Ее холст на сегодняшнюю ночь. Магическое сукно, но у нее есть кое-что поинтереснее на разложить, чем лживое таро.

Рэм снова собственнически притянула к себе Влада, удобно ухватившись за задницу и тут же нырнув пальцами за пояс джинсов. Теперь-то она имеет право оценить перспективы. Те, которые помимо тыкающихся ей в бедро.

— Знаешь, для магических ритуалов ты слишком одетый, Влад... — протянула она задумчиво, без стеснения гляда прямо в глаза и недвусмысленно играясь с подолом его футболки.

http://images.vfl.ru/ii/1530911444/4b29a643/22385467.png

[nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1531610449/64714148/22486942.png[/icon][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

15

-  Сбежать от тебя? Ни за что. Разве кто-то в своём уме посмеет сбежать от тебя? К тому же вряд ли я смогу вызвать здесь такси, чтобы уехать. Так что придётся мне остаться.

То ли угроза, то ли обещание. Влад подхватывает это ощущение в лифте, полного осознания происходящего и реальность того, что он нарушает свои же собственные правила. Не водить незнакомых девочек к себе домой сразу после знакомства. С другой стороны - он и не повёл.

Его не беспокоило то, что он смотрел на Рэм снизу вверх, или стоял перед ней на коленях, перед достойной женщиной не зазорно было опуститься на пол. Вопрос заключался лишь в том, была ли достойной та, перед кем он преклонялся. Поэтому и нет случайным связям и быстрому сексу, перед тем, как женщину познать, её следовало узнать. Но, оказывается, даже Владу свойственна слабость перед роскошными и уверенными в себе дамами.

У Рэм чулки, и он слегка подвис, рассматривая капроновое кружево. Волнующе и красиво, манящее прикоснуться губами к коже бедра прямо над чулком, и даже позволить себе оставить поцелуй чуть выше. Он бы продолжил, но посчитал, что пока не время, разрешив себе только провести щекой по ноге сверху ткани платья, когда поднимался на ноги.

-  Конечно знаю, - подхватил Влад фразу. - Но не все ведьмы - королевы. И какой же возраст у моей королевы? Тридцать два? Тридцать три?

Его собственный уже не настолько нежный, чтобы их встреча стала вопиющей, но достаточно юный, чтобы всё равно считаться неприличной. И для него всё ещё мир после тридцати - недоступный и недосягаемый, где-то настолько далеко, что кажется подёрнутый дымкой почти бесконечности. И обитатели того мира как небожители. Для Влада Рэм - возможность чуть приблизиться к этому миру, узнать его и хотя бы постоять в дверях, поэтому её возраст его не волнует. Точнее волнует, но совсем по-другому, он возбуждает. И их статусная разница возбуждает. Не слуга-оборванец со знатной дамой, нет, а именно рыцарь и королева. У него сейчас только восхищение и честь, остальное в слишком далёкой перспективе.  Но этого в избытке.

Эд свято считал, что любая девчонка после двадцати пяти - настолько древняя старуха, что любое прикосновение к ней рассыпет её в доисторический пепел. Влад был уверен, что лишь опыт может сделать отношения по-настоящему прочувственными.

Последнее слово - поцелуй в тыльную сторону ладони. А затем в запястье. Влад пытался быть неторопливым, изучить всё, но Рэм нетерпелива, и ему сложно сдерживаться. Желание пробудилось ещё давно, где-то между выходом из клуба и лифтом, но он изо-всех сил пытался быть сдержанным и деликатным, однако она не дала ему ни малейшего шанса, срывая требовательные поцелуи и совершенно недвусмысленно проходясь ладонями по телу. Где-то посередине гостиной Влад начал отвечать уже более страстно и разочек с русским матом, когда познакомился со стулом. Тот мстительно подставил ему четыре ножки и отозвался на ругательство противным скрипом.

-  Вау! - послушно восхитился он на зажигание света волшебством, так же послушно притягиваясь. - Главное, чтобы сюда не залетел комар, а то замучаешься, - негромко рассмеялся он.

Непривычная для русского вкуса обстановка с отсутствующей кроватью, отсутствующей мебелью и отсутствующими цветочками на стенах - всё, что он успел рассмотреть, бегло осмотрев в комнату. Признаться в глубине души он ждал съёмочную команду “Вас разыграли в прямом эфире”, но нет, никакого подвоха. Только Рэм и матрас, застеленный синим. Красивый цвет, Влад любит синий.

-  Королева желает, чтобы её рыцарь разделся? Разве могу я отказать?

Он помог ей снять с себя футболку, приседая и поднимая руки. Ему нечего стесняться и есть что продемонстрировать, быть может не слишком внушительный и мускулистый, но вполне подтянутый и с рельефом на груди. В танцах неоспоримо есть плюсы: осанка и хорошая форма за которую не стыдно.

Джинсы узкие и не слишком рассчитанные, чтобы в них возбуждаться, но они приглушали остроту ощущений и в чём-то даже помогали. Держать себя в руках. Точнее - Рэм. Теперь, когда в её желаниях не осталось сомнений, можно немного осмелеть, всё ещё не выходя за границы такта, но уже более внимательно исследовать пальцами спину, плечи и немного вопросительно - грудь. Красивую, очень притягательную, но уже выходящую за пределы простого знакомства.

Влад слегка стянул с плеча платье - он всё ещё не понимал, как вырез спереди держится и не распахивается, обнажая вообще всё, но женская мода была далеко за пределами его разума - и оставил на нём несколько поцелуев, пока снова не добрался до губ. Где-то логично должна быть застёжка, шнурки, пуговицы или ещё что-то, что расстёгивало наряд, но кажется без помощи ему не обойтись. Слишком много на ткани отвлекающих манёвров, вроде короткой молнии, которая послушно разъехалась под его пальцами, но было всего лишь обманкой.

-  Не то, чтобы я что-то понимал в чёрно-магическом колдовстве королев-ведьм, но разве в ритуале не должны быть раздеты все?

[nick]Vlad Meleşcanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

+3

16

- Умный мальчик. Все рассчитано так, что если согласился, придется идти до конца. Ну, или хотя бы до утра.

Нет, все еще иногда проскальзывали моменты... Моменты, когда Рэм казалось, что у Влада или не было совсем или был такой, о котором нет смысла иметь запись в трудовой книжке. Но они были такими двоякими. Как будто она упускала что-то, не могла это поймать, но оно зудело не хуже, чем само возбуждение. А говорят, что это в женщине должна быть интрига...

- Скромные предположения. Мне тридцать шесть, и, увы, Иисусом мне уже не стать. Так что можем грешить смело.

Рэм не понимала этого напускного женского кокетства в отношении возраста. Ровно как и не понимала обвинений в том, что выдавать свой возраст - это чуть ли не мужиковато и вообще моветон. Да только почти все женщины в ее окружении в течение жизни никогда особо не придавали какого-то космического значения этому факту: в глаза не кидали, когда не нужно, спокойно отвечали, когда спрашивают. Мама всегда относилась к этому спокойно, а женственности ей было при этом не занимать, как и чувства такта. Так что Рэм всегда считала это дичью. Особенно это выглядело дико в исполнении школьниц и студенток, когда примерный разброс было угадать не так и сложно. Особенно, когда спрашивали другие девушки или мужчины и парни, ну никак не заинтересованные в ухажерстве данной конкретной особы. Глупость. И огромный упущенный повод для шутки.

Хотя, подождите-ка, шутить и быть остроумной в разговоре - это тоже мужиковато... Ой, да блин, спасибо голливудским клише за наше счастливое.

Ни лицо, ни поза Влада как-то особо от цифры в возрасте не поменялись. Коэффициент твердости стояка - тоже. Наверное, его бы больше смутило, если бы ей и правда было бы тридцать три, а значит у него все еще был бы шанс оказаться соучастником богохульства. Она бы ведь обязательно пошутила бы на эту тему. Где-нибудь в середине - точно. Она планировала, по крайней мере, это на тридцать третий день рождения, но как-то и с сексом тогда не срослось и вообще так себе было времечко.

Матерился - а Рэм была уверенна, что стукаясь о мебель, Влад произносил что-то нецензурное - ее рыцарь так забавно между их поцелуями и странными боданиями в темноте, что она даже хихикнула пару раз, все же смилостивившись и аккуратно направляя Влада подальше от немногочисленной мебели. Но все равно завтра можно будет проследить их маршрут с чашкой кофе в руках. Иногда по ним можно воссоздать даже причудливый танец. Двух психов. В смирительных рубашках, привязанных друг к другу.

О, кажется, она начала понимать, как отвлекать себя и не давать сорваться в быстрый перетрах на грани с насилием едва совершеннолетних...

- Этот дракон нам не светит - все уже передохло. Так что тебе придется выполнить и его работу с замучиванием тоже. Настоящее рыцарское испытание.

Уже второй раз за один вечер их взгляды встретились по пути глаз Влада куда-то вниз. Да у кого-то тут намечается привычка, не иначе. Зато ей наконец-то открылось чуть больше этой тайны, еще один слой сошел, и вместе с его падением дыхание почти незаметно, но чуть тяжелеет. Одно дело - рассчитывать на что-то, а другое - уже точно видеть. что имеешь у себя в руках. Влад просто идеально вписывался в образ. И да, что уж греха таить, вписывался в область ее слабостей с коварным ярлычком "мой типаж". Чаще всего в таких областях обитают альфа-самцы, кинокрасавчики, тренера из местного спортзала с занятиями по йоге и пилатесу... К счастью или к несчастью, когда все это начало стучаться в ее жизнь, ниша уже была прочно облюбована рок-музыкантами и прочими личностями сомнительного экстерьера. Эй нравились высокие, хорошо сложенные, гибкие и подтянутые. Когда можешь взглянуть вверх и не рассматривать чье-то лицо через прицел между грудных мышц, отвлекаясь на соски. Иногда очень в разговоре отвлекает.

Сильные мышцы плеч упругие под давлением ее пальцев, и она не отказала себе в удовольствии провести и раз, и другой, обтекая прикосновениями форму. Ощущение кожи почти гипнотическое, со странным эффектом сексуального трипа, когда голова на сверхзвуковой скорости перебирает всю твою картотеку нереализованных фантазий, зажигая всю брюшную полость характерным ощущением того, что тебя схватили прямо за пучок нервов и нежно погладили, минуя вообще какую-либо защиту. От низа - сразу в центр удовольствия.

Господи, почему они еще не в кровати...

От прикосновений коварная ватность поползла вверх, как на дрожжах, захватывая руки и плечи. Раньше еще можно было отшучиваться, но теперь это не так-то просто и сделать, когда каждый дюйм кожи в напряженном ожидании: "Еще!". Так странно, что это ощущение - похоже на чувствительность кожи, когда у тебя сильный жар, но автоматически расценивается, как крайне приятное.

Влад все еще боролся со своей вежливостью, но Рэм это не раздражало - она использовала этот момент, чтобы изучить ладонями линии предплечий. В последнее время, такая ситуация - скорее само собой разумеющееся: все стоят на паузе и ждут, что она решит сделать, куда направить, за чем послать, кому поручит решить. Что-то, что она не всегда хотела, но умела делать, и что ей приходилось делать. Она была не прочь наконец-то хоть раз получить от этого удовольствие. Превратить это в удовольствие, хотя бы здесь, в стенах спальни. Может быть поэтому она так долго ждала подходящего кого-то, чтобы опробовать кое-что.

- Определенно должны. Просто одежды тоже немного колдовские, - она издала смешок. - Давай я сниму заклинание путаницы, - она направила ладонь Влада себе за спину, показывая, где можно уцепить почти незаметную собачку косой потайной молнии, спускающейся до талии. - Парень, который создает эти платья - гений, но ты даже не представляешь, как сложно воспользоваться его гением, если у тебя нет рок-фрейлины или чего-то такого...

Аллен, при всей его гетеросексуальности и при всем уважении Рэм, как будто не знает, что современная одежда должна иметь свойство быть надетой хозяином без посторонней помощи... Но продажам это не мешало. Красота победила здравомыслие.

Она наконец-то избавилась от платья, скидывая его на пол и так и оставляя там, оставаясь лишь в чулках и черных танга. Внизу все просто изнывало от накатывающих волн предвкушения, их пришлось погасить, прижавшись ко все еще полуобнаженному Владу и отвлекая поцелуем, пока пальцы расстегивали ширинку и избавляли последнего узника от мук. Она легко обхватила член через натянутую ткань белья, с интересом проводя пару раз по стволу, чуть сжимая, прежде чем снова огладить пресс.

Ну все, довольно... Это начинает быть похоже на мазохизм.

- Дальше рыцарь, надеюсь справится, - Рэм красноречиво улыбнулась. - Надеюсь, ты не против небольшого реквизита?
[nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1531610449/64714148/22486942.png[/icon][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

+2

17

-  Тридцать шесть?.. - фраза задумчиво скользнула в воздухе и застыла с едва очерченным изгибом вопросительного знака. Нет, Влад нисколько не разочаровался, или наоборот, возбудился - куда уж больше? - для него любой возраст после тридцати был недостижимой далёкой планетой, куда он мог посмотреть только в телескоп. Да и что говорить, для тридцати шести Рэм выглядела сногсшибательно, ему было с кем сравнивать, мамины подруги по-большей части представляли собой типичный русских женщин: замученных и неухоженных с недвижимостью в виде мужа и движимостью в виде детей. На самом деле он считал. Очень сложно вычитать двузначные числа, когда вся кровь отлила от интеллектуальных центров и прилила к не очень интеллектуальным. Наверное именно поэтому природа сделала голову сверху, а член внизу - под силой тяжести жидкость устремлялась к пятой конечности весьма стремительно.  - А мне двадцать два.

Ну, то есть он и правда большой мальчик.  Целый год как уже можно пить крепкие спиртные напитки. Выходило четырнадцать лет разницы, всего то половина жизни Влада. Большую часть из которых он провёл в безмозглом существовании. А вот это - возбуждало. Чертовски. Пропасть во всём: в опыте, социальном статусе, возможностях.

-  И я атеист, - добавил он, хитро улыбаясь.

Вот уж странная привязанность к просто цифрам смутить его не могли. Единственное, что бы остановило Влада - это четырнадцать, или пятнадцать. Но Рэм там давно была, поэтому не страшно. Точнее, немного страшно, но это не страшно. Рэм уже выбрала его, а значит он ей понравился, даже не смотря на их разницу в возрасте. Но всё равно Влад несколько робел, как несмышлёный новичок перед наставником.

Он будто настороженный зверь на чужой территории, здесь всё принадлежит Рэм, начиная от стиля комнат, заканчивая воздухом. И он тоже, получается, принадлежит ей. Она позволила ему прийти сюда, и он, как минимум должен её отблагодарить. И быть вежливым гостем.

Платье упало к ногам как лишняя, ненужная больше преграда между ними, и Влад отодвинул его ногой, чтобы не мешалось. Теперь ничто не мешало ему изучать её, проходясь ладонями по спине, а поцелуями по шее и плечам. Его брюки - единственный барьер, и она недвусмысленным жестом намекнула, что пора бы избавиться и от них. Отрываться не хотелось, поэтому он торопился, раздеваясь совсем. Вышло слегка неуклюже, и он на мгновение замер, смотря на Рэм. Не то, чтобы Владу было чего стесняться или стыдиться, природа и тренировки красотой его не обделили, но всё равно на загривке сидела неуверенность и жалила ядом волнения: а вдруг не понравится? И даже не потому что некрасивый, а потому что слишком маленький. Владу ох как далеко до тех респектабельных, заматеревших мужчин в дорогих, пошитых на заказ костюмах.

Но ведь она могла выбрать любого на танцевальной площадке, а в итоге увела именно его. Наверное стоило отправить сомнения прочь.

-  Реквизита, - переспросил он. - Хочешь меня связать и избить? Или переодеться медсестрой?

Он задумчиво облизнул губы, на несколько секунд задерживая кончик языка на верхней. Возможно, он об этом пожалеет. Возможно, Рэм - психопатка, цепляющая доверчивых мальчиков в клубах и расчленяющая их после. Когда мозг плавится от желания, рационально думать сложно, но Влад умный мальчик. Начитанный. И насмотренный. С проплаченным аккаунтом на двух порносайтах - знал бы брат, куда уходили часть его денег на расходы младшего - и оставленным в Москве собственным реквизитом. Тащить это через таможню Влад не рискнул, умер бы со стыда, если б нашли. Он его заказать то решался несколько месяцев, и даже уверения на сайте секс-шопа в полной анонимности нисколько не помогали. Но Влад ещё и очень любопытный мальчик. И немного рискованный. Поэтому всё-таки заказал. И даже опробовал. Нельзя сказать, что это было неприятно. Хоть  странно и несколько… по-гейски.

Раньше он никогда не подцеплял девчонок в клубах, впрочем, сегодня подцепили скорее его, никогда не соглашался на секс в первый же день с незнакомкой, никогда не играл во что-то… вот такое. Похоже свобода и тоска порушили что-то в собственных же принципах и толкали на риск. “Ну же, попробуй, не будь дураком”, - шептали он, сбивая с толку и привычного пути. К тому же Рэм была слишком притягательной, чтобы в своём уме от неё отказаться. Или всё, или он будет жалеть об отказе всю свою жизнь. Которая всего одна.

И Влад всё-таки решился.

-  Ну, если в этот реквизит не входит бензопила и несколько мусорных мешков, то я совершенно не против, - бархатно и горячо выдохнул он ей на ухо, медленно опускаясь на колени. Снова. Потому что ему нравилось. И казалось это правильным.

От Рэм пахло женщиной. Любой мужчина, хоть раз почуявший этот запах, потом неизбежно делал на него стойку всякий раз, как слышал вновь. Влад ещё не мужчина, но реагировал как и любой половозрелый самец - мгновенно готовился к спариванию. Да, между ними нет чувств, но даже этой мимолётно вспыхнувшей симпатии хватило,чтобы потерять голову. Рэм - красивая, ухоженная, с откровенным и чуть грубоватым чувством юмора. И взрослая. Как сильная, уверенная в себе сытая хищница, проходящая по своим владениям в поисках партнёра. Всё, что привлекало Влада в женщинах. То, что ловило его в силки и не давало выпутаться. Только такие женщины редко обращали внимания на недоразвитого юнца, едва начавшего бриться.

Он всё ещё ждал, что этот розыгрыш закончится, хотя ему очень хотелось, чтобы это шоу тянулось как можно дольше. На следующий день, конечно, не загадывал, слишком много чести для него, но урвать кусок ночи мечтал. И если Рэм хотела реквизит - окей, он будет хорошим и послушным рыцарем.

Влад обозначил поцелуями линию белья - что-то небольшое и сводящее с ума своей доступностью, он не особо в нём разбирался, да и какая разница как называлось то, что просто красиво, и скользнул языком по ткани между слегка раздвинутых ног. Горячо, уже чуть влажно и мягко с более отчётливым запахом, который он вдохнул полной грудью. Член уже не ныл, а орал, что пора бы кончать и с прелюдией, и вообще кончать, пришлось слегка пережать его у основания, чтобы не опозориться. Дамы очень не любили, когда их кавалеры соревновались по скорости со звуком. Он подцепил зубами резинку трусов и потащил их вниз, спуская с округлых форм, пока они не стали свободными настолько, чтобы без помощи свалиться на пол. Быть может он был не слишком ловким, но зато очень старательным.

Он пытался не пялиться слишком откровенно, и прикрутить слегка вожделение в глазах и позе, но сложно не любоваться произведением искусства, показавшим себя во всей красе. Платье от какого-то там гения, конечно, нормальное, но без него определённо намного лучше. Влад поднял голову и невинно улыбнулся, заглядывая Рэм в глаза.

-  Как пожелает моя королева, - севшим от возбуждения голосом произнёс он, отдавая отчёт в том что делал лишь частично.

Не всем нравились подобные игры, и сложно сказать, понравятся ли Рэм, хотя вроде в прихожей она была не против. Как и взять на себя ведущую роль. А Влад, судя по своим мокрым фантазиям в постели, очень давно хотел попробовать что-то такое выходящее за рамки упал-отжался-спустил. И теперь эти самые фантазии словно почуявшие свежую кровь псы сорвались с поводков приличий в единственном желании загнать здравый смысл и разорвать его в клочья.

Или в том коктейле было слишком много водки. 

[nick]Vlad Melecanu[/nick][status]в поисках мамочки[/status][icon]http://sd.uploads.ru/Ga65D.jpg[/icon][lz]МЕЛЕСКАНУ ВЛАД, 22
>> Голодающее студенчество в Дублине, изучает культуру и население Ирландии, пока оно изучает его. [/lz]

+1

18

Рэм почти угадала с возрастом своего вечера. Двадцать два. Гуси-лебеди. Веселый промежуточный юбилей на неюбилейную цифру. которая почему-то очень нравилась студентам. Наверное, это просто магия чисел из одинаковых цифр. Но в одиннадцать ты слишком мал, чтобы придавать значение, тридцать три заняты возрастом Иисуса, сорок четыре - ты слишком занят кризисом среднего возраста и вообще считаешь, что тебе снова шестнадцать... Так что только двадцать два и оставалось, чтобы бурно отметить и устроить ведьминский шабаш с оргией. Или так только ее двадцать два прошли?..

По Владу и впрямь не скажешь все еще - даже после того, как он осмелел и немного изменился под напором возбуждения, - что он отметил свой последний день рождения шабашем и оргией.

- Тяжело тебе придется на факультете Кельтской мифологии, культуры и языка. С атеизмом-то. ты же знаешь, что мы, ирландцы, на этом немного... - она покрутила пальцем у виска, изображая "того". - Так что готовь свои лучшие богохульские шуточки, Мелескану, - она не без удовольствия почти пропела так понравившуюся фамилию, приятно прошедшуюся мурашками по позвоночнику даже в исполнении собственного голоса, - они тебе понадобятся, чтобы примириться с этим.

Озвучивание возрастов сняло с Влада очередной слой. Он задумался немного, конечно, сперва, но мысль по его лицу блуждала какая-то явно не та, которую можно было ждать. Как будто озвученный возраст Рэм сделал происходящее понятным для него и совершенно точно желанным, без всяких "но". Для Рэм это означало, что теперь она тоже могла расслабиться - больше-то она точно бедного мальчика ничем не напугает. Влад даже не дернулся от прикосновения к себе через белье. То есть, дернулся, конечно, но только тем, к чему прикасались, хоть и уже был налитым и готовым.

Она же могла теперь почти бездумно откидывать голову, подставляясь под щекотные, совсем чуть-чуть, едва ощутимо, покалывающие поцелуи, оседающие на тонкой, чувствительной коже шеи и плеч. Ее как будто дразнили, по-прежнему обещая что-то, а она даже не видела еще обещанного,  К счастью, Влад все-таки отвлекся от изучения и решил это исправить, после недолгой борьбы с оставшейся одеждой, представая во всей красе и готовности. Рэм сделала полшага назад, осматривая и одобрительно улыбаясь уголком рта.

- Ты очень красивый. Я бы хоть сейчас тебя бы моделью взяла. Желательно, нижнего белья. Только у нас нет линейки нижнего белья. Пришлось бы искать другие поводы, чтобы раздеть тебя на подиуме, - она уже совершенно по-другому пробежалась пальцами по торсу Влада, прослеживая линии мышц, очерчивая грудь и почти игриво задевая соски не особо длинными, зато не искусственными ногтями, покрытыми матовым шеллаком цвета ночного неба - в тон постельному белью. Пальцы быстро скользнули ниже по бокам, очерчивая косточки таза задумчиво. - О, я знаю! Мы бы делали завлекающие фотосессии - нужно ведь демонстрировать коллекцию в максимально привлекательном обрамлении. И там нет совершенно никаких правил.

У ее галантного студента - роскошные ягодицы, которые оказалось приятно сжимать без маскировки брюк и белья. да, это совсем не по-королевски, по-плебейски, скорее - но с другой стороны, если она королева, разве она не имеет право вообще на все? Какой тогда фан в абсолютной монархии, если нет?

Осталось только дождаться самого вожделенного ответа на сегодняшнюю ночь, но Влад с ним не спешил. если бы не его замешательства ранее. она бы подумала, что это такая игра в томление.

- Мы сегодня так часто шутим про маньяков, что я начинаю жалеть, что у меня нет кожаного фартука, выпачканного в искусственной крови. А то можно подумать, тебя это заводит, - да, ей нравилось шутить в процессе и говорить в процессе тоже. И кое-кто даже дулся на нее за это, говоря, что это сбивает градус. Но черта с два это так! Это сбивает градус, только если у этого самого кое-кого нет чувства юмора. Так-то конечно сложно эрекцию удержать, когда вся кровь убежала обратно в мозг - срочно тужить из себя ответный панчлайн.

По Рэм всегда или почти всегда можно было понять, что она шутит, и не принимать это на личный счет. Почему-то ей казалось, что Влад может ее понять. По крайней мере, эта шутка не помешала ему снова опуститься на колени, стаскивая с нее зубами белье. Его дыхание приподнимало микроволоски на теле, а возбуждение кольнуло остро меж половых губ, заставляя колени дрогнуть. Она не знала, была ли это целиком заслуга действий Влада, или вторую половину с ними делило его согласие на игру.

Ах да, еще она забыла - треть можно отдать голосу. Чарующе-упавшему. Он не пытался быть нарочито-соблазнительным и не был фальшивым - это было настолько естественно, что отдавалось приятной пульсацией в груди.

Рэм так не хотелось отдаляться от его тепла, но она была вынуждена оставить Влада, чтобы ввести в их вечер последнюю недостающую деталь, того самого гостя вечера, о котором только говорили или думали, но сам он еще не объявился. Но она продолжила говорить:

- Относительно твоих догадок... Ближе всего к первому, но очень далеко от второго и третьего. Я не увлекаюсь БДСМ, да и согласись, для твоего приключения это было бы слишком банально, - она улыбнулась, чуть обернувшись через плечо быстро, и ненадолго поглощаясь шкафом и выдвижным ящиком в нем. Искомое нашлось почти сразу. - Просто давно хочу попробовать кое-что...

Покрашенная белым кожа в руках бархатистая, мягкая, а ее тепло чередуется с цельнолитным металлом клёпок. Когда-то она купила это, поддавшись порыву после какого-то видео известного содержания, запомнившегося не столько безумным страстным запалом происходящего на экране, сколько неожиданно проникновенной чувственностью, заползшей под кожу. Возбуждение на уровне одной только мысли. Мысль привела к немедленному поиску, поиск - к покупке, а затем что-то не сложилось. Или просто пошло не так.

В сексе ничего так не важно, как уместность, и этой самой уместности ее желания так и не случилось: то не то место, то не то время, но чаще всего - не те люди. Но как только она поймалась на Влада, то сразу решила почему-то, что вот подходящее место, время и человек, который это оценит и разбудит в ней то, что она помнит по тому первому импульсу.

Рэм игриво провела реквизитом по обнаженному плечу Влада, возвращаясь и явив его взгляду тонкий кожаный ошейник с редкими круглыми клёпками, разбитый надвое металлическим кольцом, которое обнимала кожа короткого поводка.

- Он совсем не плотный и не будет сдавливать. Можно? - вроде как Влад автоматически уже согласился на все, но все же ей не хотелось провоцировать нечаянно неприятные эмоции, тем более, когда они уже так близко, а тело контролировать все труднее и даже не из-за ватности.

Только после согласия она позволила тонкой полоске кожи обнять красивую шею Влада, затянув совсем не туго, только лишь чтобы она не болталась и не натирала чувствительную кожу. Поводок совсем короткий - наверное, около полуметра - с такой длиной им невозможно контролировать или управлять - можно лишь только направлять, но не более. Совершенно несерьезная шалость, для тех, кому в постели просто стало скучно, но углубляться в какие-то субкультуры он не намерен. И все же... И все же ей очень нравилось. Настолько, что дыхание даже перестало взлетать вверх, сразу падая вниз от тяжести.

Не выпуская поводок, она обняла Влада за шею, впиваясь в губы требовательным поцелуем и прижимаясь всем телом, почти мучительно чуть потираясь кожей о кожу и ощущая животом такой же изнывающий чужой стояк.

- Кажется, еще немного, и королева начнет быть недовольной, - она выдохнула в губы Владу между поцелуями, совершенно недвусмысленно закидывая ногу на чужое бедро.
[nick]Ramona Ryan[/nick][status]show me your teeth[/status][icon]http://images.vfl.ru/ii/1531610449/64714148/22486942.png[/icon][lz]» владелица бутика SEX DRIVE в поисках мальчика на ночь.
очень долгую-долгую ночь[/lz]

0


Вы здесь » CELTIC WAY » AU » [ MONA LISA OVERDRIVE ]