ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Сюжетные эпизоды » следующая станция - ужас;


следующая станция - ужас;

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

СЛЕДУЮЩАЯ СТАНЦИЯ - УЖАС;

http://s3.uploads.ru/mTkFn.png
* - Киллиан, присоединяться надо вовремя хд

КТО
Доран О'Мэлли, Киллиан Хьюз и Патрик Маклафлин
КОГДА
22 августа, 2о18
ГДЕ
ж/д станция «Дублин Пирс», рядом с Тринити Колледж Парк

О ЧЕМ
когда террористы в очередной раз атакуют какой-нибудь город, мы сочувствуем и просим судьбу не посылать нам подобных испытаний. но будничная круговерть снова захватывает нас, и мы, в общем-то, забываем о произошедшем. но что происходит в головах людей, когда на пригородной железнодорожной станции взрывается бомба? такой взрывной силы, что часть людей остаётся изолированной от помощи? что делать? как выжить?

Отредактировано Patrick McLaughlin (21-07-2018 23:24:42)

+4

2

Доран осторожно открыл глаза. Он был готов увидеть вокруг пляшущих чертей и врата Ада, поля асфоделя, длинный коридор со светом в конце или даже просто черноту и пустоту. Но нет, он всё ещё был жив. Откуда-то пробивался слабый свет, в воздухе медленно оседала пыль. Но больше всего настораживала тишина. Минуту назад…хотя, минуту ли? Доран не знал, сколько времени провалялся в забытьи. На станции прогремел взрыв, его Доран слышал, и даже видел. Потом началась паника, в толпе кого-то затоптали, люди бросились к подземным переходам, и именно в тот момент не выдержали опорные конструкции. Наверное, именно это имели в виду античные авторы, утверждавшие, что небо рухнет на землю, если атланты его не удержат.
***
День начался как все, как любой другой. Нет, не со службы в церкви, а с полного набора грехов – прелюбодеяние, вино, праздность. Потом гнев и снова вино. Пришлось вытащит себя из постели, выгнать за порог суккуба, из собственной головы прочих чертей и отправиться на станцию «Дублин Пирс». Пожалуй, если есть места на земле, больше всего напоминающие ад, то это вокзалы. Толпы людей, снующих во все стороны, замкнутое пространство, бубнящие чёрти что громкоговорители, попрошайки и мелкие карманники…в общем, территория обострения большей части человеческих фобий. Где-то в этом клубке железных и человеческих дорог Дорану предстояло отыскать молодого парнишку, который давеча задавал слишком много интересных вопросов, а сегодня довольно умело сбрасывал хвост от самого центра Дублина.
Спустя какое-то время и кучу потраченных нервов выяснилось, что парень сам наркодилер, вот только сбывать он предпочитает низкокачественную дрянь, смешанную с мелом и тёртым кирпичом, а сам глотать хочет исключительно самые модные таблетки. Злой на весь мир и этого парня Доран пообещал всыпать как следует лоботрясам, вытащившим его из кровати.
Со стаканом горячего кофе из автомата Доран стоял на платформе, ожидая, когда подойдёт поезд и большая часть людей забьётся в его нутро. Тогда можно будет пройти к стоянке такси и вернуться в добрый мир, в котором никто не стремиться нарушить личное пространство. Чёртовы туристы! Отставший от жизни ирландец совсем забыл, что нынче Дублин – город мира, и не только ирландцам принадлежит. Как настоящий патриот, он был совершенно не согласен с такими формулировками. Дескать, миру ещё не совсем доказали, что Дублин – это столица свободной Ирландии, и королевское семейство Виндзор катается сюда как к себе домой. Так что с миром можно было и повременить.
Но именно в этот момент сам мир решил, что пора наградить Дублин мировыми проблемами, раз он так стремиться быть замеченным. В самом вокзале грохнул взрыв. Секунда тишины после замолкания эха. И паника. Люди бросились ко всем возможным выходам – под землю, на землю, едва не падали на рельсы. Мимо протискивающая старушка опрокинула на Дорана стакан его же кофе и скрылась в темноте перехода, где её уже спустя несколько минут повалили на пол и запинали другие спасающиеся. Доран ринулся на встречу толпе, против потока, вынырнул возле искорёженных взрывом дверей.
Ад ему видеть уж приходилось, но как будет выглядеть мир за миг до наступления Страшного Суда, он представил только сейчас. Какой чудовищной мощи был этот взрыв, разнёсший в щепки главный зал станции? В эпицентре образовалась воронка, на дне которой были видны фрагменты тел и мебели. Заскрежетал метал и покосились несущие конструкции. Люди, оставшиеся в живых, кричали, плакали, пытались подняться на ноги, или просто отползти в сторону. Одному из пострадавших, оказавшемуся с краю воронки, удалось встать, и он вряд ли чувствовал в состоянии шока, что одна его нога короче стала, и сломанная кость торчит под углом в одной из модных дырок на его штанах.
Кто-то звал на помощь, и люди бросились в зал, вытаскивая уцелевших. Доран метнулся вперёд, но в отличие от героев, он думал только о собственной шкурке. Его целью были двери на другом конце зала, за которыми уже была привокзальная площадь и относительная безопасность. Но именно в этот момент небо рухнуло ему на голову.
***
Доран попытался сесть, и это у него даже получилось, со второй попытки. Перед глазами всё плыло, а по виску сбежало что-то тёплое. Он провёл рукой по щеке, и увидел на пальцах кровь. Но кажется, ничего серьёзного, просто рассёк кожу. Впрочем, голова его и не такое видала. Руки-ноги на месте. И как сказала героиня одного мультика – «Какое счастье, мы все здесь невредимы и целёхоньки». Вот только бы и правда знать, - здесь это где?
От зала ничего не осталось. Потолок, бывший раньше где-то высоко вверху, теперь маячил на расстоянии пары метров. Стены тоже стояли как им вздумается, окон и дверей не наблюдалось. На полу валялся всё тот же человеческий пазл, а местами и ещё целые комплекты.
Решив, что первого сеанса вертикального положения пока достаточно, Доран со стоном рухнул обратно, закрыл глаза и прислушался к собственной голове. И на фоне пульсирующей боли и шума крови в ушах различил ещё один звук, извне. Звук человеческого дыхания.
[sign]Если бы мистер Гладстон свалился в Темзу, это был бы несчастный случай;
но если бы его оттуда вытащили, это было бы несчастье.

[/sign]

Отредактировано Doran O'Malley (23-07-2018 23:49:39)

+3

3

'  Плотно сжав челюсти, Патрик опустил штанину — когда не видно содранного до мяса участка кожи на голени, кажется, что и не так больно. Мозг посылал сигналы всему телу, и перевести их можно было только «какого хрена ты вообще сюда попёрся?!». Но не пойти он не мог, в силу разных причин. Дело в том, что, отправившись послушать концерт в Тринити-колледже, Патрик решил оставить автомобиль где-нибудь подальше от центра веселья — что гости столицы, что сами ирландцы в подпитии были непредсказуемы, а свой джип он любил слишком сильно. Припарковавшись за магазином матрацев, Маклафлин решил пройтись до парка пешком — он не был ленив. И именно тогда, когда он шёл мимо станции по улице Пирс, прогремел взрыв — силы устрашающей. По инерции закрыв голову руками, Маклафлин ринулся прямо в здание — вопреки здравому смыслу и потоку толпы. Если бы у него спросили, зачем он это сделал, он бы вряд ли ответил что-нибудь вразумительное, да и к чему? В экстремальной ситуации в нём всегда просыпался дикий азарт: он же толкал его браться даже за самые невероятные случаи в практике, это было в нём с самого начала обучения, затем в хирургии, и даже после переквалификации. Чем сложнее случай, тем он интереснее, а чем проще, тем красивее можно с ним справиться. И всё это сочеталось в нём с бескорыстным желанием помочь, спасти как можно больше людей — опять же вопреки здравому смыслу и инстинкту самосохранения особенно.
   Оказавшись на станции Патрик огляделся по сторонам, жалея, что из-за дыма и пыли ничего не видно. Он помог подняться сбитой с ног пожилой женщине и буквально выпихнул её в сторону выхода, сам же, наоборот, направился к эпицентру происходящего. Он бросился к людям, находившимся, судя по всему, ближе всего к эпицентру взрыва — воронка, кровь, мясо, рвота. Боже, да что ты можешь сделать?! Ну, хотя бы прощупать пульс у тех, в ком может теплиться жизнь, и, если нужно, сделать массаж сердца. Однако он успел убедиться, что пульса под его пальцами — у мужчины средних лет — нет, как заметил, что прямо перед ним парень с открытым переломом голени пытается идти. Патрик подхватил его подмышками и, успокаивающе что-то бормоча, потащил к стене. Где-то над ними раздался оглушительный скрежет и треск — рухнули подпорки, удерживающие крышу вокзала. Снова крики, снова пыль столбом. Патрик хотел накрыть собой пострадавшего, но получилось у него это так себе — споткнулся и перелетел через обломки, а плетёная арматура задела его по ноге, содрав кожу и порвав джинсы.
   Теперь Пат, наплевав на царапину и преодолевая шок, осторожно ощупывал то одного пострадавшего, то другого, пытаясь определить, чьё состояние стабильное, а кому нужно оказать срочную посильную помощь. Одному перетянул артерию, чтобы не умер от кровотечения, бросив взгляд на циферблат и запомнив время перетяжки, другому подложил под голову свитер. Оказаться запертыми в тесном помещении, которое, кстати говоря, тоже может обрушиться, та ещё радость. Слишком темно, телефон не ловит, а из-за включённой яркой вспышки батарея быстро садится. Хотя бы есть, чем дышать. Маклафлинподошёл к автомату с напитками, удерживающему на себе кусок бетонной плиты и вытащил из-за разбитого стекла несколько бутылок с водой, чтобы раздать тем, кто хочет пить. Его энтузиазм заразил тех, кто пострадал меньше всего - они тоже подходили к раненым и спрашивали о самочувствии друг друга. Маклафлин вздохнул с облегчением отсутствию паники, хотя,может, это временно?
   — Доран? Доран, вы меня слышите? - его знакомый - совпадения бывают не самыми радужными - открыл глаза. Пат положил рядом с ним телефон, экраном вниз, и показал мужчине три пальца: - Сколько пальцев я показываю? Вас не тошнит? Помните, что произошло? - Он задавал вопросы с паузами, произносил слова медленно и чётко. Взял Дорана за запястье и считал пульс, слушая ответы. - Нет ощущения тумана в голове?
   - Неплохо, уже неплохо, - пробормотал Патрик и, помогая мужчине приподняться, вложил ему в ладони открытую бутылку с водой. - Как вы-то здесь оказались?.. - Он окинул взглядом окружающую их обстановку и сдвинул брови. - Киан? Да бля, это уже не смешно! [icon]http://s7.uploads.ru/iQfV9.gif[/icon][sgn]http://sg.uploads.ru/Wvs2i.gif[/sgn]

+2

4

Он опаздывал. Не то чтобы очень сильно или совсем уж катастрофично, но опаздывал.

Неприятности начались с самого утра. Сначала Киан умудрился каким-то образом вырубить будильник, моментально отключившись обратно, но только лишь для того чтобы уже через 20 минут подскочить с кровати, потому что внутрение часы - или все-таки инстинкт самосохранения? - забили тревогу. Под конец месяца августовская напряженность в связи со всеми этими фестивалями, различными культурными и не очень программами и наплывом туристов значительно сказывалась на изменении его рабочего графика и стрессоустойчивости. Хотя в этом был и свой плюс - шефа Хьюз видел редко, ограничиваясь с ним редким общением через мессенджеры, если было что-то действительное важное и у парня появлялось время ответить/написать. Минусы - он вообще фактически ни с кем не мог пересечься, потому что все время занимала работа и дорога. А когда выпадал выходной - Киан тратил его на сон и попытку прийти в себя.

Одно изменение потянуло за собой сбой в четко выверенной и устоявшейся системе: сначала он проспал, затем опоздал на автобус, хотя и попытался собраться и выдвинуться максимально быстро, а вот теперь он опаздывал на поезд. Точнее, свой он уже пропустил, даже два, но хотя бы на третий успеть должен. Тот, который вот-вот собирался прибыть на станцию.

Взрыв застал Киллиана на лестнице, когда он спускался на платформу. Растерявшись и первые пару секунд не соображая что еще за хрень внезапно решила приключиться, он чуть не споткнулся, едва не потеряв равновесие и не растянувшись на ступеньках. Он устоял, но вот это краткое замешательство грозило обернуться новой проблемой - люди вокруг уже успели посеять панику и со всех ног бежали куда угодно прочь. Теоретически - в сторону выхода. Наверное.

Хотел Хьюз того или нет, но ему пришлось влиться в общий поток людей, если он не хотел попасть им под ноги и оказаться случайно затоптанным. Как-то атмосфера вокруг не располагала людей к здравомыслию. Его тоже, но он хотя бы не орал, а пробирался через поток куда-нибудь к стене. На его взгляд это было всяко лучше, чем находиться едва ли не в середине толпы и тупо следовать куда-то за всеми. Стадный инстинкт, конечно же, основательно настаивал делать тоже самое, что и все, но Киан был категорически против. Неизвестно еще что хуже - рушащееся и падающее все вокруг или безумная толпа. С бездушных камней хоть спроса в адекватности и наличии здравого смысла нет.

У стен поток людей действительно был меньше, но глупость своего поступка Киллиан понял лишь когда часть стены с оглушительным грохотом решила рухнуть. На свое счастье он успел прикрыть голову руками, прежде чем вся эта хрень накрыла тех, кому не повезло оказаться рядом.


Сейчас Киан был похож на кота. По крайней мере, шипел он ничуть не хуже, стоило только попытаться что-нибудь сделать рукой. По сравнению с тем, что ему могло "повезти" так же, как вот этой женщине примерно лет сорока - сорока пяти, лежавшей рядом с неестественно вывернутой шее, он еще вполне себе легко отделался. Рука-то заживет, про различной степени ссадины и царапины и вовсе можно не задумываться, а вот жизнь, если она ушла, уже не вернуть никак.

Так что сдвинув в сторону кусок бетона, бывший то ли частью стены, то ли и вовсе потолка, Хьюз решил сменить место дислокации на тот случай, если еще что решит вдруг начать падать и ломаться.

Он едва ли не наворачивал круги с вытянутой вверх рукой и зажатым в ней телефоном, надеясь на чудо и пытаясь словить сеть. Но нет, безуспешно. И вот теперь он уже совершенно точно опоздал. Удивительно, но в данной ситуации его волновало не то, что вокруг было много раненых разной степени тяжести, что были и те, кому уже помощь не понадобится в принципе, что они все находятся в достаточно шатком положении и все в этом духе, а работа. Точнее, что он опять вляпался. И опять не по своей воле! В голове даже появилась шальная мысль, что уж лучше он просидит здесь достаточно долго, чем покажется на глаза шефу и выслушает очередную тираду на тему его удивительного умения часто оказываться не в том месте и не в то время. Ну и схлопотать за это заодно. С Дэя ведь станется загрузить работой или придумать что позаковыристее.

- Что? Где? - удивленно заозирался по сторонам, услышав свое имя. Вот как-то Хьюз совершенно не ожидал, что даже в такой ситуации может найтись кто-то знакомый, но мир все-таки тесен. И этим кем-то обязательно надо было оказаться Патрику. Киллиан даже собирался сделать вид, что не услышал его, не заметил, и что это вообще не он и его просто с кем-то спутали. По какой-то непонятной причине встречи с Маклафлиным в большинстве случаев заканчивались по меньшей мере выговором и недобрым придирчивым взглядом О'Риана. Но здраво рассудив, что вечно избегать его в столь небольшом пространстве все равно не получится, подавил это желание с тихим удрученным вздохом.

- Ага, я тоже рад тебя видеть, - хотя никакой радости ни в голосе, ни во взгляде отродясь не было. Впрочем, неприязни тоже. Скорее что-то нейтрально-безразличное, навеянное обстановкой вокруг и собственным роем мыслей. - У тебя тоже не ловит, да? - легко кивнул, заметив в его руках телефон.

- Еще один твой знакомый? - посмотрел на мужчину, которого Маклафлин легко поддерживал, видимо опасаясь, что тот может упасть или еще что. Кто разберет тех врачей, о чем они думают, когда делают или не делают что-либо. - Ну что, ждем следующий поезд и едем все вместе, да? - усмехнулся, убирая телефон в карман бридж. Внезапно накрывающая веселость настораживала, но он подавил желание нервно рассмеяться. Неужели наконец-то приходило полное осознание той задницы, в которой они все здесь оказались, норовящее вылиться в нервный шок?

Отредактировано Cillian Hughes (28-07-2018 18:24:32)

+3

5

- Я тебя слышу даже слишком хорошо, - огрызнулся Доран. Он тихо лежал себе на битых кирпичах и думал о смысле жизни, и вдруг эти умиротворяющие думы прервал герой Маклафлин. – Моя голова и не такое видала. Не суетись, доктор Дулиттл*. Иди лучше вон тому зайчику ножки пришей.
Ничего, кроме приближающегося приступа мигрени Доран не ощущал, ни туманов, ни других видов осадков в голове не наблюдалось. Мысли были на удивление спокойны. Уверенны, что больше уже ничего на голову не рухнет, потому что падать нечему и некуда, Доран освободился от помощи взволнованного служителя Асклепия и осмотрелся. Живые на мёртвых и мёртвые на живых – всё смешалось. Пыль, кровь, руины некогда прекрасного здания и осколки человеческих жизней. И кто же возомнил себя хозяином всего этого?
Первый всплеск гнева был прерван появлением ещё одного действующего – именно действующего, а не просто валяющегося на полу в крови – лица. Впрочем…действующим он был довольно странно.
- Кажется, твой клиент, Пэдди. Проверь ка ему голову, кажется парень отшиб всё что можно, - среди обломков и останков этот ненормальный искал сеть телефона и поезд! Доран прощёлкал пальцами перед лицом парня. – Эй, ты в своём уме? Поезда ходят там, где есть вокзалы. Ты видишь здесь вокзал? Это чёртов набор лего!
Хотелось крепко выругаться, но привычка не богохульствовать без веского повода останавливала. В кои то веки он был по настоящему рад тому, что у него в Дублине нет ни родных, ни друзей, и некого будет хоронить. А вот за упокой душ авторов теракта он бы зажёг лампаду. Только это горящее маслице хотелось бы влить вовнутрь ещё живым «активистам» и желательно ректально. Но для начала самому надо воскреснуть.
- Давайте найдём выход. Всем этим людям нужна квалифицированная помощь, - чьи-то кишки, живописно намотанные на вонзившуюся в брюшину часть железной скамьи как лапша на японские палочки, заставили поморщиться даже Дорана, а уж он то думал, что видел всё. – Мы выберемся и укажем путь спецслужбам.
Один говорил - наша жизнь это поезд
Другой говорил – перрон

Центральная часть вокзала была разрушена подчистую. Кто и как виртуозно закладывал взрывчатку, что от одной из достопримечательностей Дублина остался не поддающийся сборке конструктор? Он простоял почти двести лет, получил имя одного из великих ирландских революционеров, и рухнул под натиском чьего-то невежества. Плевок в лицо всей свободной Ирландии! Бойня на станции имени Патрика Пирса. Сто два года со времени его казни. Это ещё учат в школе?
И тут взгляд Дорана упёрся в намалёванное на одной из уцелевших стен аббревиатуру…ИРА?! Ярость вскипела у нём, перекрывая собой и головную боль и здравый рассудок. Он с такой силой швырнул в стенку бутылку с водой, что пластиковый баллон лопнул, заливая эти буквы, эту мерзкую насмешку, водой.
- Да что б их черти в аду лошадиным хуем ебали, как они посмели! – К желанию запомнить прямую кишку этих недоносков кипящим маслом прибавилось стремление изнасиловать орально калёной кочергой и наделать в тушке ещё штук пять нефизиологических отверстий, чтобы иметь от души и творчески. Доран выхватил из автомата ещё одну бутылку и плеснул воды в лицо. Гнев кипел внутри, голова разрывалась, а ощущение собственного бессилия в эту минуту, при учёте возможности спустить на поиски ублюдков лучших «цепных псов» Дна, злило ещё больше. В этот момент Дорану было откровенно плевать на мёртвых и раненых, но тот факт, что те, кто больше всего заслуживали изуверской казни, живы и здоровы, превращал весь его самоконтроль в ничто, заставляя забыть, что за роль он здесь играет.


* - Доктор Дулиттл - английский прототип Доктора Айболита.

Отредактировано Doran O'Malley (06-08-2018 11:52:47)

+3

6

- Окей, - Маклафлин пожал плечами, подняв вверх ладони. Оставалось лишь надеяться, что стальные яйца у брутальных мужиков не тяжелее мозгов, а то прям боязно как-то. Вряд ли он даже позволит Патрику обработать ему рану на голове. С появлением в этой ситуации Киллиана, ему проще не стало. Патрик едва не закатил глаза. Реакция Хьюза, даже несмотря на чрезвычайную ситуацию, была предсказуемой, а все эмоции, как маслом по холсту, были написаны на лице парня, которого Маклафлину внезапно захотелось несильно так, но крепко приложить. Он, конечно, и сам часто вёл себя просто отвратительно, но Киллиан со своим шараханьем выглядел как отъявленная порося. Вздыхает ещё, говнюк, двигающий стены. Видимо, много каши ел.
    Пат бросил взгляд на свой мобильник и нахмурился. - Что? Э. Ага. - Поведение Киана, вполне вероятно, могло быть обусловлено шоком или обычной, присущей ему всегда, ебанутостью, тут уж Патрик ничего сделать не мог, да и не собирался, наверное. Мужчина слегка растерялся от слов Киллиана, не зная, что ответить. Почему-то перед глазами появился отец, бывший его наставником в ординатуре. Он тогда ещё не сменил квалификацию. Вот Рори точно знал, что ответить и как себя вести в подобных ситуациях. Патрик потому, наверное, и ушёл из хирургии, ибо недоношенный младенец вряд ли будет истерично хохотать, биться головой о стену и предъявлять тебе претензии по поводу и без. Может, это и трусость, но так уж получилось. - Киллиан, сядь, попей воды, успокойся. Всё... - Сказать «всё будет хорошо» сейчас язык не поворачивался, но что-то же надо было сказать? Он поднялся на ноги, сильно морщась из-за боли в ноге, да и стоять приходилось, сильно ссутулившись из-за высокого роста; Пат тяжело дышал, словно пробежал марафон, равняясь на олимпийских чемпионов, но всё же спокойно проговорил: - Паниковать не имеет смысла. Уже. - Только богу известно, во что ему обходится это спокойствие и собственная дурость.
   - Я не психиатр, Доран, - Патрик отвернулся от обоих и, поставив ногу на обломок стены, согнул ногу в колене и наклонил его. Закатал штанину и начал тонкой струйкой смывать кровь с ноги. - Я неонатолог. - В сумке был набор пластырей, но сейчас нужного ему - большого, квадратной формы, Патрик не нашёл и дико пожалел, что не дал крови запечься. Он тихо выругался и дрожащими руками опустил штанину, убеждая себя, что до дома сможет потерпеть. Провёл влажной от воды ладонью по тёмно-рыжим коротко остриженным волосам, отчего они встали дыбом, и потёр шею. Сколько им придётся ждать, находясь в таком напряжении? Пожарная станция и отделение полиции находятся совсем рядом, вроде бы. Но это, наверное, мало значит, когда здесь рухнула опорная конструкция и крыша, да? Типа... Им придётся решать, как их вытащить? Нет, прочь такие мысли. Его негромко позвала плачущая молодая женщина, на руке её висел кусок кожи. Маклафлин тяжел вздохнул и, подхватив сумку, полез в её сторону. Он обернулся к заговорившему Дорану.
   - Весьма сожалею, но мы не должны здесь ничего трогать, - заговорил он, осматривая раненную руку. - Если бы здесь были ты и я, то без проблем. Но эти люди и так пострадали, и я не допущу, чтобы по нашей вине эта крыша вконец их раздавила. Мисс, пожалуйста, не дёргайтесь, всё в порядке, дышите глубже. Ранка пустяковая, скорая вмиг с ней справится. Просто не трогайте. И не смотрите. Тогда и мутить не будет. - Боже, что я несу. От мыслей о собственной бесполезности у Патрика засосало под ложечкой. Он проверил жгут и пульс у мужчины с артериальным кровотечением, оценил цвет конечности и прикинул, что у них есть ещё часа полтора, чтобы ногу спасти, и то, если Патрик будет регулярно ослаблять жгут, зажимая при этом рану. Блядский блять.
   Патрик не думал о том, кто это сделал, зачем и тем более не боялся этих людей. Ему было очень больно, и он хотел облегчить страдания окружающих в этой клетке без окон и дверей, с пылью, спёртым воздухом и почти без света. Его внимание, как и других людей, плачущих, стонущих от болей, но уже не паникующих, как прежде, привлекла выходка Дорана. От витиеватого ругательства Патрик наморщил нос - сам он вслух ругался исключительно редко, но всё же фразу запомнил. От выходок ИРА по тем или иным причинам больше других страдают именно ирландцы, но на расовую/национальную принадлежность Маклафлин не обращал особого внимания - страдают люди, и ирландцы, и иранцы, и сирийцы, и итальянцы - плевать. Он крепко зажмурился. Нет, не нужно раздражать себя этими мыслями. Не нужно распаляться, толку от этого ноль. Успокоить Дорана? Ну... Патрик мрачно произнёс, усаживаясь на всё тот же обломок стены: - Ты здесь не один, вообще-то, детей бы постеснялся. [icon]https://78.media.tumblr.com/tumblr_mb6jtmhE0J1qhbc1jo2_250.gif[/icon]

Отредактировано Patrick McLaughlin (02-08-2018 13:43:16)

+4

7

Никогда ранее Хьюз не оказывался в подобных ситуациях, чему был несказанно рад. Все-таки видеть нечто подобное в сводке новостей, находясь как минимум за пару-тройку сотен километров от центра происшествия, - это совершенно иное, чем оказаться непосредственно втянутым во все это. И чем больше Киллиан смотрел по сторонам - а взгляд, как назло, цеплялся не за выживших или более менее живых людей, а за мертвых, с вывороченными или отсутствующими конечностями, в разной степени погребенными под обломками или с выпотрошенными внутренностями - тем хуже и поганее ему становилось. И вот вроде в последний раз он ел часа полтора-два назад, если не позже, а все равно внутри что-то упорно скручивалось тугим узлом и хотело выйти наружу. И почему ему не повезло отрубиться до момента, когда тут что-нибудь начнет разруливаться благодаря чему-нибудь извне.

- Побеспокойтесь лучше о своей голове, кажется, из нее вышибло чувство юмора, - раздраженно хмыкнул в ответ на выпад в свою сторону. Не то чтобы сказывалась окружающая обстановка, хотя и без нее тут не обошлось, но даже при любой другой благоприятной ситуации терпеть какого-то мерзкого противного старикана, пусть даже тот и знакомый Патрика, Хьюз не собирался.

Взгляд в очередной раз выцепил в шагах пяти от них какого-то средних лет мужчину с раздробленной головой, и будь у Киана в желудке хоть какие-то остатки пищи - его наверняка бы вырвало. Вот прям там же, где стоял. И ему совершенно не было бы за это стыдно. Он не привык видеть такие вещи! Он не знал, что делать в таких ситуациях! И не знал, возможно ли вообще что-нибудь делать, кроме как сидеть на попе ровно и надеяться, что нигде ничего больше не начнется взрываться, разваливаться и падать.

Из обращенных к нему слов Патрика, он услышал лишь два "вода" и "сесть". Заторможено кивнув в ответ, он добрался до автомата с напитками, стараясь сфокусироваться только на нем и не обращать внимание на то, что творилось или валялось по сторонам. Прихватив с собой три бутылки - несмотря на то что этот хмырь ему не понравился, Хьюз чисто на автомате взял воды на всех в их небольшой и очень странной компании, - он вернулся обратно, сев на какой-то более менее ровный и относительный большой обломок.

- Профессиональная этика? - медленно потягивая воду, он наблюдал за действиями Патрика. Что может двигать человеком в таких ситуациях? Альтуризм? Героизм? Желание чем-нибудь себя занять, чтобы не поддаваться панике? Что-то еще?

Не только Маклафлин, но и другие люди тоже что-то делали по мере возможностей, хотя больше было тех, кто не делал ничего. Как Хьюз. Как этот третий незнакомец.

- Вряд ли Патрик сможет много пройти с его ногой, если только у вас нет желания ему помочь, - обращенный на мужчин взгляд очень красноречиво выражал весь спектр сомнений и скепсиса Хьюза касательно данного утверждения. Этот скорее пойдет один, чем потащит кого-либо на закорках. А если человек будет умирать, ему все равно будет плевать? Или все-таки поможет?

- Кажется вон та компания, - махнул рукой в сторону пятерых человек метрах в десяти от них, - тоже хочет попробовать найти выход и попытаться выбраться самостоятельно. Вы можете попробовать присоединиться к ним, если невтерпеж.

Звук лопнувшей бутылки заставил Киллиана едва ли не подскочить на месте. А отборная ругань - округлить глаза и охреневше уставиться на мужчину. Кхем. Интересные у Патрика знакомые, ничего не скажешь.

Хьюз перевел взгляд на стену, рассматривая то, что вызвало такую ярость. ИРА? Серьезно? А разве они не должны посягать на жизни ненавистных им англичан? Почему вдруг страдают ирландцы? Согласно все тем же новостям, у них обычно был несколько иной... почерк. Что за хрень здесь творится?!

Теперь он разделял желание свалить отсюда самим и как можно быстрее, даже встал на ноги, но... через пару секунд сел обратно. Нет, он не признается в том, то готов поддержать идею этого человека.

- А сейчас будет еще один глупый вопрос, но кто-нибудь видел здесь эту метку до произошедшего взрыва? - незаметно для самого себя Киан стал говорить на пару тонов тише, чтобы его могли услышать Патрик с его знакомым и лишь те, кто вдруг окажется достаточно близко к ним. На расстоянии метра, не дальше.

Ведь если бы это рисовали до обвала - то окружающие бы точно заметили и сообщили бы гарде. В момент крушения здания портить стены - не вариант, ведь она вполне могла рухнуть и никто бы ничего не заметил. Возможно ли, что тот, кто причастен к этому "шедевру", сейчас находится среди выживших?

+2

8

Как найти иголку в стоге сена? Сожгите нахрен сено и проведите магнитом над пеплом. Не усложняйте. Да, дорого, да, это сено может быть нужно было фермеру на прокорм бычку, может быть он его собирал всё лето в поте лица и в муках радикулита. Но если вам так нужна была иголка, оказавшаяся в этом сене, какая разница, сколько стоил метод. К тому же – пусть фермер спасибо скажет, что его бычок не сожрал эту иглу и не скончался в муках.
Именно сейчас Доран хотел спалить весь Дублин, чтобы найти того ублюдка, который устроил здесь филиал ада. Им овладел праведный гнев патриота и гражданина, к которому примешивалась ненависть от того, что убить пытались и его тоже, а в добавок ко всему ещё и злость на то, что кто-то посмел играть в дьявола на чужом поле. Как сказал тогда Рассел? Пастор для гниющих? Даже если пастор и сам уже прогнил насквозь, он всё равно стоит между дьяволов и людьми. Как никогда стало понятно, почему Господь сжёг дотла Содому и Гомору. Проще сжечь всех, чем искать десяток праведников.
А впрочем нет, один нашёлся. Доран повернулся к Маклафлину и посмотрел на него, будто перед ним и правда оказалось вдруг некое библейское чудо. Впрочем, чем удивляться, он же неонатолог. Врачизм-педиатризм-альтруизм головного мозга, при чём врождённый. Интересно, на сколько заразный?
- Вы серьёзно собираетесь просто ждать? – нет, у Дорана в голове не укладывалось. Проснуться однажды в гробу под землёй и ждать, что тебя откопают? Рухнуть подкошенным сердечным приступом на улице и ждать, что тебя поднимут? Получить пулю от бандита на улице и быть уверенным, что полиция кинется спасать тебя, а не ловить его? И, оказавшись под завалом, надеяться, что всех этих людей найдут до того, как они умрут? Наверное, и правда здесь и сейчас соприкоснулись два разных мира – в мире Патрика Маклафлина и мальчишки по имени Киллиан людей спасают спецслужбы, неравнодушные граждане, друзья и знакомые. В мире Дорана О’Мэлли человек спасает себя сам. Или умирает. При чём, умирают люди в его мире чаще всего как раз с чужой помощью.
Доран на мгновение закрыл лицо рукой, пытаясь справиться с гневом, головной болью и цветными кругами перед глазами. Получалось плохо.
- Поверь мне Пат, все это, - Доран обвёл взглядом пространство вокруг, залитое кровью – нанесло детской психике куда больший ущерб, чем озвученные мною анатомические подробности лошади.
И тут этот доктор Ватсон, в смысле – Киллиан, задал вопрос, который заставил Дорана замереть. Хорошо, что замереть, потому что ругаться и швыряться чем попало хотелось ещё больше.
- Такие шедевры художники обычно подписывают, - прорычал он. Он пытался вспомнить, как на грани сознания и забытья услышал шаги совсем рядом, но это был точно не Патрик, он пришёл позже. Кто-то, достаточно не пострадавший, чтобы спокойной передвигаться, прошёл мимо, но никак себя не обнаружил, ни вопросами, есть ли кто живой, ни попытками помочь. Слишком уверенно. И шёл он от дверей вглубь. К этой стене, а потом дальше. И скорее всего, он ещё здесь.
Как псу на охоте, которому показали волчью тропу, Дорану хотелось немедленно сорваться в погоню. Найти, схватить, вцепиться в горло, свернуть шею. Хруст позвонков, темнеющие мёртвые глаза. Одной иглой в стоге сена меньше, одним здоровым фермерским бычком больше.
Нет, нельзя. Нельзя показывать, что ты волкодав. Агрессивного пса могут и пристрелить до того, как он доберётся до добычи. Но бездействие причиняло больше страданий, чем рана, чем сотрясение, чем вид умирающих. Нужно было делать хоть что-то. Пусть даже это будет непривычное спасение жизни тех, кто об этом не просит. А Доран привык, что его просят, и о жизни, и о смерти.
Несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Доран скинул кожаную куртку, снял рубашку, бывшую недавно белой, а из заднего кармана брюк достал складной нож. Несколько надрезов, и великолепная рубашка превратилась в широкие плотные бинты. Парочку Доран бросил Маклафлину.
- Перевяжи рану и прекрати изображать святую мессию.
Оставшиеся лоскуты были пущены на повязки девочке-подростку, тихо скулящей возле груды бетонных обломков. Открытый перелом почти профессионально превратился в закрытый. Девочка же всё время с каким-то странным страхом разглядывала шрам, тянущийся у Дорана от ключиц по груди и животу куда-то под ремень брюк. Заметив интерес, Доран усмехнулся.
- Мне вырезали сердце, у меня его нет, и я бессмертный.
Накинув снова куртку, Доран огляделся вокруг в поисках хоть какой-то лазейки. Компания живых в дальнем конце помещения уже пытались что-то сделать, но слишком неумело, один из них получил по голове железной балкой и быстро успокоился. А у ещё одного под ногами зазвенело железо – на остатки мраморного пола упал баллончик с краской. Испуганный взгляд, встретившийся в почерневшим от ненависти. Баллон покатился в сторону, аккурат  к ногам О’Мэлли. Он подобрал его, прошёл к стене с аббревиатурой и от души закрасил надпись чёрным. А чуть выше несколькими резкими движениями вывел изображение четырёхлистного клевера.
- Вот она, наша удача, - процедил он сквозь зубы.
Удача при мне...
Так выпьем чарку, Йо-хо!

Отредактировано Doran O'Malley (06-08-2018 11:51:57)

+2

9

— Профессиональная этика?
   - Идиотизм, Киан, - пробормотал Патрик, хмуро глядя в пол, тот его участок, где не было крови и человеческих останков. Пыль, осыпавшийся камень. Красивый был вокзал. А Патрик так и будет кидаться в самое пекло, не имея даже лекарств и инструментов. Зачем? Ради чего? Ладно, у него ни семьи, ни детей. Пока что. То есть, он не то, чтобы не исключал, у него даже был болтливый объект для обожания и всякого такого, который, кстати, ждал его сегодня вечером - они должны были пойти смотреть салют. Ну да. Салют. Маклафлин закрыл глаза и потёр пальцами веки. У родителей на работе наверняка полный пиздец, но они хотя бы целы. Сестра в Канаде, брат... И Рори. И Ив. Надеяться, что они вообще сегодня не выходили на улицу? Он сильно зажмурился. Только согнув и разогнув ногу несколько раз, он понял, что это даётся ему с трудом, видимо, повредил колено. Просто... Просто потрясающе.
   - Называй это как хочешь, - бросил Патрик Дорану, но он и правда не собирался подвергать опасности чужие жизни, пытаясь проковыряться через обвалившиеся стены к свету. Учитывая, что в целом произошло, им ещё повезло: были те, что выжили, и те, что погибли; тех, кто находился в пограничном состоянии, практически не было, и то, Маклафлин сделал всё, что от него зависело, чтобы этим людям помочь. Сейчас они находились в относительной безопасности, у них был автомат с едой и напитками, а спасатели находились в паре кварталов. Но кто знает, вдруг, этот взрыв - не единственный? Пат покачал головой. Он не делал все ставки на спасательные службы. Он вообще не делал никаких ставок, но риск... Что они сделают, если смогут выбраться? Чем они помогут? Сдвинут обломок, а потолок обвалится окончательно, и что? И это будет их вина и, в частности, Патрика. Он не убийца. И риск не оправдан. Люди здесь помогали другу, панику удалось предотвратить, все были более или менее - насколько это вообще возможно в такой ситуации, среди тихих стонов и беззвучного плача - спокойны, даже те, что были ранены. И эти разговоры... Ничего хорошего от этого не было. Люди в состоянии шока способны на всё, не нужно их провоцировать. - Доран, успокойся. Нечего травмировать детскую психику ещё сильнее, и я говорю абсолютно серьёзно.
   Мужчины повернули головы в сторону Киллиана, и Пат сразу же огляделся по сторонам - парень говорил тихо, но их всё равно могли услышать. По крайней мере, никто не подавал вида, что слышал достаточно серьёзное замечание Киана.
   - Это могут быть провокаторы, - тихо заметил мужчина пожал плечами, положив ладонь на ноющее в замершем положении колено, - мы ничего не знаем наверняка. - Ирландия славится тем, что мигранты до неё не доплывают и что она не принимает их в таких количествах, как другие европейские страны, и это правда так. Маленькая и, по сравнению с другими, и правда спокойная страна. IRA было не с кем воевать. Сейчас наверняка поднимется волна ненавистников мусульман и мигрантов, хотя тех из них, с которыми имел счастье общаться Пат, можно было назвать прекрасными людьми. Среди них и врачи, и учёные. А шпаны, готовой опустошить твои карманы, было полно и среди своих, и среди "чужих". Так что... Правда, Ирландия, несмотря на своё отношение к миграционной политике и англичанам - мирная страна, с мирными людьми. Исключения, они на то и исключения. Так что в таком состоянии, находясь здесь, играть в детектива Пат не хотел. Это не его дело. Нет, это не значит, что ему безразлично - он просто хочет сохранить жизни этим людям, кем бы они ни были - даже, если среди них сраный террорист, и всё.
   - Ой, отвали, - протянул Патрик, закатывая глаза.. И тем не менее, куски ткани он у Дорана взял, однако, естественно полагать, что потратил их не на себя, а перевязал нескольких раненых. Патрик внимательно наблюдал за действиями О'Мэлли, слегка нахмурив брови. Он снова подошёл к мужчине с перетянутой артерией, тот лежал с приподнятыми вверх ногами, лежащими на обломке бетона. Осмотрел рану и жгут. - Сейчас будет немного больно, придётся потерпеть. - Пальцами одной руки он зажал артерию чуть выше раны, и мужчина застонал, но Патрик не терял времени, второй рукой ловко приподняв чуть ослабленный жгут чуть выше по бедру, и снова его затянул. - Киллиан... Хотя нет, не нужно. - И правда не стоило тратить воду на такие мелочи, так что Маклафлин просто вытер неприятно липкую кровь о штанину.
   - Помощь нужна? - вяло поинтересовался Пат у парня, которому прилетело по башке от излишнего любопытства, но тот затряс головой и поспешно отказался. Звякнул по мрамору металл, и Доран поднял баллончик. Маклафлин подошёл к Киану и едва слышно пробормотал: - На нём ведь могли остаться отпечатки. Не факт, конечно, но всё же. - Он не то, чтобы с трудом стоял, но ощущения были весьма неприятные; медленно вдохнул спёртый воздух, задержал его в лёгких и медленно-медленно выдохнул - и так несколько раз. Глупо! Тупо! И нелепо! Вы знали, что взрослых людей не существует? Одни дети, дети в телах взрослых людей. Он отвернулся от изображения клевера, изображённого на стене Дораном, и пошёл в сторону щели в обломках стены, через неё проникал внутрь какой-никакой свет, но даже ладонь не протиснуть. Маклафлин подставил к ней телефон, отражающий свет разбитым экраном - он на него упал, так что... - и увидел, как в углу экрана появилось деление сети. Он сглотнул.

Отредактировано Patrick McLaughlin (08-08-2018 20:34:14)

+3

10

— Идиотизм, Киан.

- Как скажешь, - примирительно поднял одну руку до уровня лица. Если Патрик хочет называть это так - пожалуйста, возможно, что ему действительно виднее. Спорить не хотелось, хотя Хьюз все равно был не согласен с подобным утверждением. Скорее он бы назвал это добротой и приписал куда-нибудь в сторону альтруизма.

Наблюдая за поведением и действиями Дорана и Маклафлина, Хьюз словил себя на мысли, что эти двое идеально подходят под описание доброго и злого полицейского. Патрик, условно, приносил людям мир, добро и спокойствие, пытаясь помочь едва ли не каждому по мере своих сил и возможностей, в то время как глядя на его знакомого скорее складывалось впечатление, что ему проще лично прибить всех несчастных и страдающих, чтобы не мучались. И заодно тех, кого не устроили бы подобные методы.

И на его вопрос они тоже отреагировали по-разному. Сначала настороженно замерли оба - в этом было их сходство, а затем произошло то же самое разделение: что-то такое опасное промелькнуло во взгляде Дорана, да и в целом от самого мужчины как-то повеяло чувством опасности. Ему бы в пору обзавестись той самой табличкой со словами "не подходи - убьет". Пат же всего лишь огляделся по сторонам и остался в своей прежней спокойной манере "я придерживаюсь нейтралитета". Кот Леопольд во плоти. Сам же Киан находился где-то между ними по середине.

- И на что, по-твоему, направлена эта провокация? - отпив еще немного воды, закрутил крышку и отставил бутылку в сторону, задумчиво глядя на Маклафлина. - Чтобы здесь началась паника и все поубивали друг друга или попытались это сделать, подозревая один одного, или что кто-то зачем-то подставляет ИРА?

Заметив, что Доран начал раздеваться, Киан уже собирался было отпустить комментарий по этому поводу, но здравый смысл успел вовремя дать пинка и заставить прикусить язык. Мало того, что этот человек страдал отсутствием чувства юмора, так еще и напоминал ходячую бомбу. Дайте повод - взорвется. Становиться этим поводом Хьюз как-то пока не горел желанием. А потом и вовсе забыл об этом, увидев след от шрама. Подавил очередной рвотный порыв и отвернулся, вновь потянувшись к бутылке с водой.

Но Хьюз был порядком удивлен, увидев проявление... вряд ли заботы, как-то это слово у него с Дораном не вязалось, но чего-то близкого к этому или около того. Он не перестал быть менее опасным, но внезапно решил заняться помощью окружающим. Это было странно. Интересно, повлиял ли на него неугомонно-непоседливый Маклафлин или даже все-таки ему было не чуждо что-то достаточно человечное и хорошее?

Впрочем, долго это не продлилось. Когда через некоторое время каким-то образом на сцену выпал баллончик с краской, Доран вернулся в свое нормальное состояние с желанием убить хотя бы кого-нибудь. В идеале - виновного, но можно и любого. Кажется. И Киллиану хотелось верить, что это действительно только так кажется.

- Чьи отпечатки? - тихо выдал в ответ, но с большой долей скепсиса в голосе. - Продавца, который продал этот баллончик. Людей, которые могли случайно к нему прикоснуться? Дорана, который решил податься в художники, - на этом моменте Киан и вовсе хмыкнул, смотря на клевер. - Думаешь люди, затеявшие все это, были бы готовы попасться на каких-то отпечатках? Мне кажется, такие косяки только в фильмах прокатывают.

И как-то так вышло, что они все разделились. Доран около стены с его художествами, Патрик в противоположной стороне, бродящий то ли просто так, то ли с какой-то целью, и Киан, находившийся не так далеко от стены с клевером. Вот только как-то находиться достаточно близко к Дорану, когда рядом нет Маклафлина, Хьюз посчитал очень плохой идеей. Этот человек все еще не внушал ему должного доверия, скорее вызывая сомнения и опасения. Поэтому парень быстро свалил в сторону Патрика. Все-таки знакомое лицо лучше десятков незнакомых. Тем более он там что-то вон с телефоном в руке замер...

- Скажи мне, что ты не собрался делать глупость, звоня или отправляя сообщения непонятно куда, вместо того, чтобы отправить их спец. службам, - он бы вылез из-за спины, как черт из табакерки, но в силу роста Патрика - даже при росте самого Киана, - пришлось выскочить сбоку из-под руки, уставившись в экран телефона, на слабый значок сети и наличие хотя бы какой-то зарядки. И все это сразу и одновременно. Потому что это было важно! А потом он вспомнил про свой телефон, даже полез за ним в карман, но лишь тихо выругался сквозь зубы - его упорно не ловил. Либо дело было в другом операторе, либо слабый сигнал был слишком слабый и ловился не у всех и не везде.

- А еще я бы не советовал оставлять надолго твоего друга одного. Но один я за ним приглядывать не буду! - сразу открестился от такого варианта. - Меня он точно слушать не будет, а тебя еще может, - уверенно покивал, все еще не отводя взгляда от экрана. Пока он лично не убедиться, что Патрик не отправил сообщение в службы спасения, он от него за милую душу не отстанет, не отойдет и если будет надо - повиснет банным листом или пиявкой.

+2

11

- Но если я безвестно кану -
Короткий свет луча дневного,-
Но если я безвестно кану
За звездный пояс, в млечный дым?

Доран привык, что его мир живёт по звериным законам. Звери не строят несбыточных мечтаний, не поддаются напрасным надеждам. Гордые волки-однолюбы – миф, после смерти партнёра они найдут нового. А короли зверей львы, символ благородства, убивают всех котят от предыдущего главы прайда при захвате власти. И никто не будет кормить раненого хищника в стае, ни одна антилопа не кинется крокодилу в пасть, чтобы спасти свою товарку от участи стать обедом. А истории журналистов о потрясающей взаимопомощи среди животных чаще всего – красивая выдумка и сюжет для очередной серии «Короля Льва». Собаки – не в счёт. Собаки выведены, чтобы служить, и слуги преданные стремятся быть похожими на хозяев.
В мире Дорана никто никогда не заботился о ближнем, как это принято у «нормальных» людей. В качестве заботы могли притащить наркоманы своего товарища на смертельный укол или очередную дозу той дряни, что выкручивает им мозги. В качестве заботы могли дать денег в долг, чтобы потом стрясти с процентами. В качестве заботы могли посоветовать пойти нахер, вместо того чтобы ласково пройтись по лицу подошвой тяжёлого ботинка. Любовь здесь всегда была слабостью.
Доран ругал про себя глупца Маклафлина, который наплевав на собственную боль потратил перевязку на другого. Что должно произойти с человеком, чтобы он выключил самый главный инстинкт своей природы – инстинкт самосохранения? Хотелось плеваться ядом, и, на худой конец, отхватить этому придурку ногу, чтобы не мучался. Потому что не известно, сколько времени пройдёт, прежде чем сюда придут спасательные группы, и в каком состоянии будет рана доблестного Пэдди, рыцаря великой Ирландии.
Наверное, злой взгляд был слишком красноречив, потому что второй парень, Киллиан, не решился оставаться в компании Дорана. «Отлично, ты умеешь ладить с детьми», - промелькнула ехидная мысль. Доран сделал ещё глоток воды, опустошил бутылку и бросил её у стены. В этот момент глухой и бесполезный телефон в кармане дёрнулся в конвульсивной судороге. От неожиданности Доран даже не придал этому значения, но спустя пару секунд снова последовал сигнал вибровызова. Оказавшись в руке, старенькая кнопочная мобилька скромно высветила на сером фоне два входящих сообщения с неизвестного номера. Для телефона все номера были неизвестными, ни на одном из своих телефонов – а их был много – Доран не держал записной книжки, чтобы не упрощать работу гарды и Интерпола, в случае чего. Все номера он набирал по памяти. А этот номер и вовсе вспомнил бы даже если бы его разбудили ночью после трёх суток на работе.
- Кажется, наши доблестные военно-пожарные решили для начала поставить усилители сигнала, - мудрый ход, учитывая, что у большинства людей сейчас есть телефоны, и выжившим проще дать о себе знать не криками из под завала, а постами в фейсбуке.
Доран открыл сообщения. Первое, судя по всему, отправленное раньше, в момент трагедии, гласило «Впервые я рада, что ты не любишь искусство, этот фестиваль превратился в ад. Подумать только, моя простуда спасла меня от похода на этот концерт!»
Прочитав второе сообщение, Доран почувствовал, что в груди что-то кольнуло. Нет, не сердце. Его же нет.
«Доран, ради всего святого, позвони мне!»
В его мире никто ни о ком не заботился. У каждого зверя своя судьба, своя охотничья тропа и своя добыча. И никакого общего рока. Но всё меняется. Пришёл Человек.
- Я за тебя молиться стану,
Чтоб не забыл пути земного,
Я за тебя молиться стану,
Чтоб ты вернулся невредим.

Убедившись, что все вокруг, кто мог соображать, уткнулись в свои телефоны, Доран нырнул за выступ руин. Перешагивая через чьи-то тела и тени, он шёл вглубь искалеченного зала, прячась от света и взглядов. В ладони горел телефон, как пламя богов в руке Прометея. Пара кнопок, вызов и долгие далёкие гудки, перемежающиеся треском перегруженных сетей. Доран спрятался под какой-то лестницей. Он забыл свой гнев, страх, боль. Но чувствовал страх другой, не ему принадлежащий. Чужая боль, чужой гнев. Наверное, так оно и работает? То, о чём пишут стихи?
Но всё же прав был тот, кто предостерегал его. Любовь – это слабость. В тот миг, когда гудки оборвались и испуганно-радостный голос выкрикнул его имя, Доран почувствовал удар в спину, который едва не вышиб из него душу. Он выронил телефон и едва успел повернуться лицом к нападавшему. Их было трое: молодые мальчишки, один из них – владелец баллончика с краской. Напуганные, отчаянные, чьи-то пешки. У одного на руке были видны хорошо знакомые синяки на венах, у другого в руках был железный прут, вытащенный откуда-то из обломков. Доран всегда отличался силой и ловкостью, но эти мальчишки были молоды и их было трое.
Одного, что стоял ближе всех, Доран успел схватить, прикрываясь им от следующего удара. Парень вскрикнул, но через секунду замолчал на всегда – намотав на руку его длинные патлы, Доран дёрнул голову назад, услышав, как хрустнули позвонки. Как двадцать лет назад, в лаборатории на кафедре фармакологии, только тогда это были безмолвные крысы.
Но и для Дорана схватка была окончена. Удар железным прутом пришёлся по голове, свалив его на пол, прямо на несчастного мальчишку-крысёныша. Перед глазами всё плыло, тело не слушалось. Где-то наверху из тумана донеслись испуганные возгласы «он убил его!», потом ещё один удар, опрокинувший Дорана в темноту.
Горе-налётчики, обезумившие от страха, бросили и своего мёртвого товарища, смотрящего в потолок испуганно распахнутыми глазами, и жертву, медленно заливающую кровью пол. В общем переполохе им не составит труда смещаться с толпой. Их «работодатели», кажется, вовсе не планировали, что нанятые «принеси-подай-и-наблюдай» выживут, так что спасаться им придётся самим.
А из брошенной на пол телефонной трубки доносились чуть слышные всхлипы.
И никого не защитила
Вдали обещанная встреча,
И никого не защитила
Рука, зовущая вдали.

Отредактировано Doran O'Malley (21-08-2018 18:10:31)

+3


Вы здесь » CELTIC WAY » Сюжетные эпизоды » следующая станция - ужас;