ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
VLAD HARTLEYEIDE HARTLEY


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:


CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » AU » Пушистый сюрприз


Пушистый сюрприз

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

ПУШИСТЫЙ СЮРПРИЗ


http://s2.uploads.ru/STwBl.jpg

КТО
Дэйхи О'Риан - злой и страшный чёрный Волк;
Киллиан Хьюз - смелая, но глупая Красная Шапочка, которая таки нашла приключения на и в задницу.
Фандом: Finder no Hyouteki
КОГДА
Наши дни
ГДЕ
Япония, Токио

О ЧЕМ
Охотясь на сенсацию, молодой и дурной фотограф Красная Шапочка залез туда, где висела табличка: "Не влезай - убьёт!" Ему сильно повезло и его не убило, но теперь сенсация начала охоту на него самого. Прячь тапочки, малыш, завтра полнолуние.

Отредактировано Daithi O'Riain (22-07-2018 16:02:53)

0

2

[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

Раз в месяц наступали три ночи, когда жизнь в старом Токио замирала. Новые кварталы смерть обходила стороной, слишком много света, полицейский и современных камер, которые могли заметить и записать мелькнувшую в подворотне чёрную тень или чей-то последний крик. Здесь селилась молодёжь, и жизнь кипела до самого утра, старики же предпочитали оставаться в любимых древних районах возле лесопарка, ещё сохранявших дух истории. С философским спокойствием они принимали необходимость выплачивать истинному хозяину этих мест кровавую дань, понимая, что иначе Зверь начнёт охотиться на их детей.
           
Детей, которые смеялись над рассказами своих предков, находя каждой смерти рациональное и правдоподобное объяснение вроде серийного убийцы или беглых преступников, маскирующихся под дикого хищника. На что старики лишь качали головой, понимающе улыбаясь и спокойно жили от полнолуния до полнолуния не запирая двери даже на ночь. А затем всходила полная луна и они с замиранием сердца вслушивались в волчий вой, пытаясь определить, как близко он подобрался к их домам и потребует ли Зверь этой ночью человеческую жертву.
           
Мать-луна царила на небосводе второй день, но ни один дом ещё не тронула скорбь, а торжествующий вой едва слышался в глубинах парка, которому вторили жалобные вскрики умирающих животных. Похоже, и сегодня беда обошла старые кварталы стороной. Так случалось, когда Зверь отвлекался на что-то более интересное.
           
Например, на расчерченный лазерными лучами проспект, завлекающий припозднившихся гуляк световым шоу. Вывески взрывались огнями, музыка доносилась практически из-за каждой двери, а количество народа сбивало с ног какофонией запахов и звуков. И если бы Волк не знал точно, куда идти, то даже манящая связь не помогла бы ему отыскать правильную дорогу. Удивительно, но развлекающихся людей, похоже, не могло удивить уже ничего, даже огромный чёрный зверь, неторопливо трусивший вдоль тротуара, ловко избегающий камер и стражей порядка. Некоторые даже пытались погладить "классную собачку".
           
Это был поистине сумасшедший мир.
           
В прошлый раз Шапочке повезло, и полная луна уже шла на убыль, поэтому егерь мог контролировать своё превращение. Почти. Но сегодня он не рискнул выходить в человеческом облике, потому что чёрный волк смотрелся на улицах Нового Токио чуть менее странно, чем совершенно голый мускулистый двухметровый мужик. А значит, в этот раз Шапочке не повезло.
           
Почти.
           
Зверь свернул с шумной, гомонящей улицы, пробежал пару кварталов мимо элитных новостроек, ещё пахнущих краской и жидким асфальтом, и нырнул в тень вековых деревьев, которые окружали дома похуже, но вполне комфортабельные. Здесь оканчивался след и его путь. Он с разбега запрыгнул на площадку пожарной лестницы, громко цокая когтями по железу поднялся несколько пролётов и остановился, шумно втягивая мокрым, холодным носом воздух, пропитанный знакомыми и притягательными ароматами.
           
Чем зацепил его этот тощий, крашенный в возмутительный цвет волос, мальчишка, он не мог объясним сам себе, но отказываться в том, что ему очень даже понравилось трахать сладко стонущего и плачущего фотографа — не собирался. К тому же он его пометил, а его означало – его! И егерь  собирался напомнить затаившемуся Шапочке о себе любимом. А то, что журналист затаился он узнал банально — из газет. Ни в одной из них так и не появился сенсационный материал о злом и страшном чёрном волке, что в лесу живёт и больно кусает незаконно проникших на территорию лесопарка глупых вкусных мальчиков.
           
И девочек.
           
А ведь он серьёзно несколько дней ждал статью прямиком на Пулитцеровскую премию с заголовком: "Не ходите Шапочки по лесу гулять". Вас там если не съедят, так поднадкусывают и...
           
Довольно хлипкая щеколда на оконной раме вырвалась с корнем, когда он толкнул её головой, позволяя совершенно незваному гостю проникнуть в квартиру. Что ж, теперь Шапочка на собственном опыте поймёт, что такое: "вас сюда не звали и не ждали". Волк спрыгнул с подоконника на пол, что-то свалив по пути, и по-хозяйски обследовал пустую комнату, бывшей единственной, не считая небольшой ванной и совершенно возмутительно крошечной кухни. Он покрутился среди запахов, кажется, пиццы и шоколадной пасты, сшиб хвостом какую-то посуду, которая жалобно звякнув, окончила свою жизнь на полу, и решил переместиться в более подходящие для своих габаритов пространства.
           
В коридоре он ненадолго задержался, задумчиво изучая следы приходящих и уходящих людей, явно не принадлежавших Шапочке, запоминая их, а затем мстительно пометил кроссовки и домашние тапочки, оставляя на них свой запах. Встряхнулся, разбрасывая шерсть, потёрся об угол и вернулся обратно в комнату, запрыгивая на европейскую кровать. С удовольствием потоптался на мягкой постели, разворошив её и собрав лапами в кучу, — так ему нравилось больше, — а затем улёгся, вытягиваясь во всю длину.
           
Ждал он не слишком долго, даже не успел заскучать, задремав, уткнув морду в ком белья, пахнущего мальчишкой, когда ключ в двери пронзительно заскрипел, оповещая, что хозяин вернулся домой. Большие чёрные уши повернулись в сторону звука, определяя, что Шапочка вернулся один. Он довольно махнул хвостом и негромко рыкнул, лениво открывая глаза. Если фотограф не ждал сегодня сюрприза — то это был именно он.

Отредактировано Daithi O'Riain (22-07-2018 16:02:07)

+1

3

После его встречи с Волком прошел месяц. Тогда, как и сейчас, тоже было полнолуние. Но в отличие от прошлого раза, когда луна уже начала идти на убыль, сегодня она находилась в самом пике своего "расцвета". Вот только на этот раз Шапочка, как бы ему не хотелось подловить противного егеря с поличным и написать сенсационную статью на эту тему, с тяжелым сердцем от принятого решения собирался чинно-смирно сидеть дома. Ведь, по сути, написать статью он мог уже давно. Почти сразу же, как пришел домой. И тогда бы ему поверили — свежие следы от когтей, которые пришлось списать на столкновение с бродячей собакой, были существенным доказательством. Да единственным, кроме его слов, в общем-то. Но Волк был прав — после выхода статьи толпы людей ринулись бы в лес. И погибли бы. Из-за него, Шапочки. Волку-то что? Ему раздолье, веселье, реки крови, игра, да что угодно! Сменил бы потом место жительства, наверное, и все. А что делать семьям тех, кто потерял бы родных? При всем своем желании поимки сенсации за хвост — в прямом смысле! — парень не мог этого допустить.

Статья не была напечатана. Даже у него на ноутбуке не хранилось никаких сведений или заметок о случившемся. Только следы когтей на груди, превратившиеся в белесые полоски шрамов, напоминали о произошедшем. И доказывали, что ему это не приснилось. Что все действительно было на самом деле.
           
Несколько раз Шапочка возвращался обратно, но не подходил непосредственно к забору. Стоял на отдалении, что-то высматривая там, на огороженной территории. Хотел еще раз увидеть мелькнувшее в кустах большое черное пятно? Но ведь это было глупо! Хотя бы потому, что приходил парень днем. Вряд ли егерь был настолько глуп, чтобы превращаться в зверя в разгар дня. Даже при условии, что в лесу не было бы людей.

А еще это было глупо — очень глупо! — потому что не мог фотограф скучать по Волку! Просто в тот раз он был вымотан до предела по всем фронтам, поэтому и только поэтому ему понравилось гладить зверя и засыпать у него под боком, потому что рядом с ним было тепло и мягко, а он был без одежды. И ночью стало бы холодно. А под теплым боком — тепло. Только это и ничего больше.

Так что после того, как эта мысль доходила до головы и становилась принятой — а это случалось после получаса-часа, — парень отвешивал себе мысленных оплеух и бегом бежал работать. Носиться по городу, делать снимки, ловить другие сенсации. А черного хищника старательно пытался выкинуть из головы. Он же убийца, насильник и вообще тиран и деспот! Но... черт. Шерсть все равно была мягкая, а Волк — теплый. Аргх.

В общем, в это полнолуние Шапочка категорично решил сидеть дома и куда бы то ни было далеко от него не отходить. Закупиться в ближайшем магазине готовыми полуфабрикатами, чтобы только разогревать потом и все. Фильмы там, друзья, статьи, просмотр и отбор снимков — что угодно, но дома. Исключительно в этот раз.

Шапочка очень сильно надеялся — более того, верил! — что Волк про него уже давным давно забыл. Ну вот какое ему дело до какого-то там фотографа, которого он решил в итоге отпустить? Да и статьи, опять-таки, ни в каком издании не появилось и все по-прежнему было тихо-мирно. Вот только все равно какое-то нехорошее предчувствие зародилось где-то внутри. И чем ближе Шапочка подходил к дому, тем сильнее оно становилось. Но ведь не было ни одной причины для подобного! Глупости какие-то.
Дверь открылась без проблем, но... сразу же ощутился сквозняк. Странно, парень точно был уверен, что закрывал окно. А еще в коридоре был какой-то неприятный запах. Что за черт? Стоило только щелкнуть выключателем, чтобы увидеть причину всего — и странностей в квартире, и пробежавшего по позвоночнику холодка. КАК?!

На кровати — между прочим, его кровати! — нагло, по-хозяйски так, развалился Волк. И даже не шевельнулся в сторону парня, когда тот вошел. Да что он...? Да как он...?! Сквозняк. Выбил стекло? Нет, вроде целое, хотя на полу осколки есть. Как и опрокинутая рамка. И исчезнувшая со столика тарелка. Мало того, что приперся без приглашения, так еще и рушит все подряд!
— Тебя манерам явно не учили, — буравя зверя недовольным взглядом, Шапочка тем не менее не спешил заходить в квартиру и закрывать за собой дверь, продолжая стоять в дверях, лишь на один-два шага переступив порог.

Волк. Запах. Только не говорите, что... Мысль была слишком абсурдной, чтобы быть правдой. И даже пятна на кроссовках и около них парень могу списать на что угодно! Особенно, при отсутствии зверя. Но тот был на месте. Не на своем, но был. Присев на корточки, подцепил кроссовок за пятку, поднося ближе к лицу и принюхиваясь. Не нужно было обладать таким чутким обонянием, как у любого из зверей, чтобы соотнести 2+2 и получить ответ. Поднялся с корточек.

— Плохая собака! — Шапочка не особо отдавал себе отчет в том, что он делает. Но это было уже и не нужно, потому что поздно. Как только кроссовок полетел в Волка, парень опрометью ринулся вон из квартиры. Лестница. Наверх — крыша, вниз — улица. И там, и там — пусто. Наверх бежать сложнее, вниз — проще. На улице можно было затеряться, но если зверь умудрился найти его в городе, где проживает порядка тринадцати миллионов человек, то найти на какой-то жалкой улице вообще не будет представляться проблемой. Особенно, если там действительно не будет людей. А еще можно было бы вспомнить о том, что волки — хищники. И бегают они хорошо. И когти у них — чтоб их! — острые, как и зубы. А этот — еще и думать умеет и в человека перекидываться. Но думать надо было "до". А теперь уже наступило "после". Поэтому парень побежал вверх, на крышу. Не думая.

[icon]http://s3.uploads.ru/WMmiQ.jpg[/icon][nick]Takaba Akihito[/nick][status]вездесущий фотограф[/status][lz]» сует свой любопытный нос и объектив всегда и везде
» гоняется за сенсациями, но при этом с заядлой периодичностью пытается убежать от одной из них[/lz][sign]And I know it's wrong, and I know it's right.
Even if I try to win the fight,
My heart would overrule my mind.
And I'm not strong enough to stay away.
[/sign]

Отредактировано Cillian Hughes (25-07-2018 01:50:15)

+1

4

Большой чёрный нос шевельнулся, с шумом втягивая воздух, с разлитым в нём запахом Шапочки. Приятным, знакомым запахом, который будоражил кровь воспоминаниями и давал сигнал к действию. Волк поднял голову и уставился на мальчишку тяжёлым, немигающим взглядом, в котором жёлто и безумно плескалась Мать-луна. Голос Шапочки мягко приласкал уши, приподнимая на них волоски, его не особо интересовал смысл, да и с каждой минутой он понимал всё меньше и меньше, ему доставляло удовольствие слушать!

Страх. Недовольство. Осуждение. И ещё страх. Гнев. Волк точно разбирал мельчайшие полутона в звучавшей мелодии речи, ориентируясь только на них, а не на слова. Но даже если не слышать — пряно-горький запах адреналина выдавал с головой замешательство. Хозяину не понравилось вторжение в свой дом, впрочем, теперь Волк считал квартиру своей и даже пометил пару углов, чтобы каждый зверь, вошедший сюда, чувствовал его право быть здесь.

Фотограф сначала застыл, разглядывая гостя, а затем бросился прочь. Правильно, так и должно быть. Поджарое, мускулистое тело мгновенно отозвалось на это приглашение к брачной игре, подрываясь с кровати и бросаясь следом. Наверх. Люди всегда бежали наверх, хоть природа и подсказывала им путь вниз – там другие сородичи, подвалы, норы, где можно скрыться, попробовать затеряться в запахах толпы, но они всегда бежали наверх. Парадоксально и глупо, они же не кошки, чтобы искать спасение на вершинах.

Будь Шапочка котом и лезь он на дерево, то возможно смог бы добиться какого-то результата, но широкие лестницы человеческого жилья подходили одинаково как для самих людей, так и для животных, вроде собак крупных пород. Или волков. Он помчался по лестнице, догоняя партнёра — запах точно вёл его в нужном направлении, слегка затормозил прямо перед дверью на крышу, позволяя Шапочке выбежать почти на волю. Куда только тот планировал деваться дальше – не известно было скорее всего даже самому фотографу, но это явно создавало иллюзию свободы.
Конечно, мчаться по лесу, вдыхая свежий запах сминаемой травы, поломанных грибов и мха приятнее. Волчицы не пытались убежать, это была всего лишь игра, и именно они приглашали к ней, делая первый рывок прочь, вырываясь вперёд, а затем терпеливо ожидая, когда спутник нагонит их вновь. Это был брачный гон, во время которой пара выражала свои чувства и желания. Здесь не чувствовалось ни аромата зелени, ни горечи молодых веток, только промышленная резкость покрытия крыши и щедрая смесь следов других жителей дома. Но яркий, манящий за собой шлейф запаха Шапочки отчётливо выделялся среди остальных и возбуждал все органы чувств разом.

Волк выскочил на крышу, на мгновение остановился, принюхиваясь и ища нужное направление, а затем бросился следом, догоняя Шапочку. Он подрезал беглеца, толкая головой под колени и заставляя свернуть в бок, затем кинулся под ноги с другой стороны, и сзади, не давая слишком далеко отбежать и буквально гоняя по кругу, путая и мешая выбрать хоть какое-то направление. Острые зубы опасно и звучно щёлкали в опасной близости от кожи, прихватывали за тело, но не сильно, скорее предупреждающе-игриво, пока он не решил, что хватит развлечений и не свалил Шапочку на бетонное покрытие. Громко рыча, он сомкнул челюсти на шее, сообщая о серьёзности своих намерений и отпустил, когда решил, что демонстрации своих сил достаточно для сегодняшней ночи. Сел рядом, давая немного времени для отдыха, а затем схватил зубами за руку и потащил обратно в квартиру. Как и месяц назад он не собирался давать ни одной надежды на спасение, уже совершенно серьёзно и злобно рыча на каждую попытку дёрнуться в сторону.

Спускаться, спихивая с лестницы сопротивляющегося мальчишку тяжело, но возможно и выполнимо, особенно для того, кто хотел это сделать, поэтому Волк всё-таки затолкал фотографа обратно в его — своё! жилище — , опрокинул  на пол в комнате и забаррикадировал собой выход, внимательно и настороженно смотря на Шапочку. Он пока сам не знал, что собирался сегодня делать, зов связи, запах и кровь привели его сюда и Зверь пока просто хотел поиграть. Насколько далеко бы зашли эти игры – не знала даже Мать-луна, но она помогла добраться до вожделенной цели, получить её и загнать в угол, напомнив о себе.

О том, что теперь они связаны. Навечно.
[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

+1

5

Он побежал наверх, когда надо было вниз, а теперь исправлять что-либо было уже поздно. Шапочка не слышал бежит ли за ним Волк, но нутром чуял, что это так. Лестничные пролеты быстро сменяли один одного и вот впереди нарисовалась дверь на крышу. Внезапно незапертая, что сейчас оказалось очень даже на руку.

Если так подумать, то парень сам загнал себя в ловушку, побежав наверх. Относительно небольшая открытая площадка, с которой не было выхода. Вот только фотограф не думал. Он бежал к ограждению, потому что там было его спасение. Однако... Волк успел нагнать его раньше!

Шапочка потерял равновесие, когда его толкнули под колени, но быстро сгруппировался при падении, откатываясь в сторону, вставая на ноги и собираясь продолжать бег, но зверь моментально появился на этот раз уже перед ним, отчего репортер замахал руками, чтобы удержать в очередной раз пошатнувшееся равновесие и не упасть. А потом его самым наглым образом принялись гонять по этой чертовой крыше по своеобразному кругу, не давая выбраться за его пределы и сделать хоть один лишний шаг, который не был бы продиктован волчьим дозволением. А еще при все этом парня нагло покусывали! Несильно, скорее игриво, но кусали. Арррр...! Кажется, Волку пришлось по вкусу подобным образом показывать, кто тут хозяин, хотя находились они сейчас совершенно не в егерских владениях.

Но внезапно все это резко прекратилось, стоило Волку повалить Шапочку и сомкнуть клыки на его шее. Вот прям дежа вю какое-то. Ну и как тут спорить с такими аргументами?

— Ладно-ладно, сдаюсь, — тяжелый вздох, хмурый, удрученный взгляд и медленно поднятые до головы руки. "В этот раз". — Ты вообще в курсе, что это подлый прием, а? — скептично смотрит в глаза зверя, усевшись и потирая шею, когда опасно-острые клыки исчезли. — Как что не так, так сразу скалиться, рычать и посягать на шею. Нечестно пользоваться своим превосходством, подкрепленным осознанием, что тебе никто ничего не противопоставит! — насупившись и недовольно косясь на Волка.

Но было что-то такое в этом простом сидении без рычания, зубоскаленья и попыток к бегству. Своеобразное перемирие. Передышка. Какое-то умиротворение и спокойствие прям. И опять появилось это навязчивое, дурацкое, глупое и совершенно безрассудное желание обнять зверя, зарываясь носом в шерсть. Ну или просто погладить на крайний случай. И Шапочка даже уже было поднял руку, чтобы почесать Волка за ухом, как тот внезапно схватил его за эту самую руку и потянул прочь с крыши. Ну бли-и-ин!

— Эй, ты чего творишь?! — праведное возмущение не заставило себя долго ждать, а вот попытка освободить руку из захвата привела лишь к тому, что на него опять зарычали и лишь сильнее сомкнули клыки. Никаких манер! — Да чтоб тебя, глупое животное! — недовольно сопя под нос и идя следом, хотя такой конвой ему не шибко нравился. Но травмировать руку за просто так Шапка тоже не горел желанием, вот и пришлось выбирать меньшее из двух зол.

— Отлично, мы в квартире, и что дальше? — уселся на корточки, упираясь локтями в колени, а щеки подпирая кулаками и смотря на зверя. Вот только тот втягиваться в разговор как-то не спешил. Звериная форма лишала такой возможности, да? Или просто не хотел, потому что мог достаточно красноречиво сообщать о своем мнении своим видом и рычанием? Тяжко им придется, да уж.

— Тогда предлагаю для начала закрыть дверь, чтобы никакие посторонние люди тебя случайно не увидели и не вызвали сюда службу отлова или еще кого, — вот такого счастья ему точно не надо было. Фотографу пока с лихвой хватало и одного незваного сюрприза. — Да не убегу я, — тихо вздохнув, показательно снял кроссовки и медленно двинулся в сторону двери, стараясь не обращать внимания на готового сорваться в погоню при первой же необходимости Волка. И почему ему не верят?!

Протиснувшись между наглым хищником и стеной — эй, ты мог бы и подвинуть свою попу! — закрыл входную дверь, высунув перед этим нос наружу и убедившись, что этого... безрассудства? абсурда? никто не видел. Но вроде как все было тихо.

— Ита-а-ак? — опираясь на дверь спиной, сложив руки на груди и задумчиво смотря на Волка. — А ты не мог бы для начала перекинуться в человека? Ты слишком большой для моей квартиры, — почесывая затылок, но пока еще оставаясь на месте. Если Волк продолжит и дальше разгуливать в своей звериной форме, то вероятность погрома всего и вся только возрастет. — Или ты не можешь? — и в этот момент желудок предательски заурчал, требуя к себе внимания. Подумаешь, полдня не ел, и что с того? Не до этого было! — Ты есть хочешь? Только учти, что у меня нет собачьего корма, — тыкнув пальцем в сторону Волка и пробираясь на кухню. — И в облике зверя я тебя есть не пущу! — а это уже непосредственно из кухни, засунув нос в холодильник и доставая необходимые продукты.

— И чего ты вообще приперся? Я же не напечатал статью, — тихо бурча себе под нос. — Я бы понял еще, заявись ты через день-два-три, предупреждая или напоминая, но через месяц?! — все еще продолжая тихо ворчать и надеясь, что этого не слышат. Вот только при этом Шапочка и сам не знал рад он тому, что егерь заявился к нему домой (где-то очень-очень-очень глубоко в душе) или же раздосадован. Про него не забыли. Однозначно это вызывало удивление. Но и что-то еще в придачу. Но что?

[nick]Takaba Akihito[/nick][status]вездесущий фотограф[/status][icon]http://s3.uploads.ru/WMmiQ.jpg[/icon][sign]And I know it's wrong, and I know it's right.
Even if I try to win the fight,
My heart would overrule my mind.
And I'm not strong enough to stay away.
[/sign][lz]» сует свой любопытный нос и объектив всегда и везде
» гоняется за сенсациями, но при этом с заядлой периодичностью пытается убежать от одной из них[/lz]

+1

6

Волк склонил голову, внимательно слушая свою жертву - пару! - и нервно бил хвостом по воздуху, глухим стуком обозначая каждое соприкосновение конечности с косяком двери. Напряжение, сковавшее тело, отступило, когда мальчишка разулся, показав, что не собирается больше убегать. Хотя Волк был бы не против поиграть ещё. С другой стороны ночь длинная. Острые уши чуткими локаторами улавливали каждый звук, доносящийся со стороны, а их было много. Разговоры за стенами квартиры, покашливание, работающая техника, вот у кого-то включился фен, смех за окном, вскрики, шуршание тараньих лапок вдоль плинтуса: зверь повернулся и укоризненно взглянул на шестилапого сожителя своего мальчика. Переносчики заразы! Он громко фыркнул, быстрым движением придавил живность и слизнул рванувшего вверх по лапе таракана. Жёсткий панцирь едва слышно хрустнул на зубах и предположительная угроза жизни его избранника окончила свой смертный путь в желудке чёрного волка.

Слишком. Слишком много звуков. Они отвлекали, сбивали и раздражали своей противоестественностью. Мегаполис заглушал голос Матери-луны, рвал связь с Природой, лесом и человеческой сущностью внутри зверя, поэтому он не любил охотиться в городе. Голые инстинкты и никакого разума. А Волк любил наслаждаться охотой, любил вспоминать её и контролировать. В квартире же у Шапочки было относительно тихо и запахо-звуковая какофония воспринималась фоново, не заглушая основные мысли. Впрочем их было не слишком много.

Интерес. Бдительность. Желание. Желание никуда не уходило, скорее наоборот, только распалялось с каждым новым вздохом. Запах Шапочки заполнял нос, вязко оседал на нёбе и забивал каждый рецептор на языке. В этой квартире каждая вещь несла на себе след своего владельца.

Голодное урчание в животе мальчишки вызвало лёгкое ощущение вины и досаду от того, что пришёл с пустыми руками, а это неправильно, но дремлющая в глубине часть мозга лениво зашевелилась и успокоила озадаченного зверя, что подарок будет.  Чуть позже. Когда они вернут себе руки и способность говорить. Сам Волк голоден не был, о чём сообщил глухим отрицательным ворчанием, по крайней мере он надеялся, что это воспримется как отказ, и последовал за своим мальчиком. В крошечной комнатёнке - кухня, это кухня - он растолкал табуретки возле стола и уселся на пол, положив длинную морду на стол и пристально наблюдая за тем, что делает Шапочка.

Это был оленёнок, маленький, нежный и очень вкусный оленёнок, такой же глупый и неосторожный, как Шапочка, но менее сексуально желанный. После того, как власти закрыли парк для посещения, природа там быстро взяла всё в свои руки и когда то бывшие дорожки заросли травой и мхом, а резные беседки и фонари заселили птицы и мелкие животные, с комфортом устроившись в человеческих постройках. Волк же каждый месяц собирал свою дань, избавляя больных от страданий, а чрезмерно смелых и самоуверенных от жизни. Он бы не пришёл к Шапочке голодным. Слишком велик риск не удержать зверя под контролем.

Волк задумчиво обнюхал Шапочку, с шумом вдыхая воздух возле него. Маршрут последних нескольких часов отчётливо слышался на его одежде, и он на несколько минут погрузился в изучение передвижений мальчишки. Сухой, тусклый запах асфальтовой пыли с примесью ярких специй от уличных лавочек с быстрой едой, химический аромат моющих средств и отзвуки разных людей, которые проходили мимо Шапочки или задерживались возле него. Особенно отчётливо выделялся один: юный, сильный и мускусно-сладкий. Молодой и активный самец. Волк недовольно и ревниво заворчал, впитывая в себя этот запах, запоминая его и откладывая в список важных дел - найти и выяснить. Он демонстративно обтёрся о Шапочку, тщательно и настойчиво, оставляя на нём свой запах и волосы, слегка прикусил за бедро, напоминая, кому он на самом деле принадлежит и обратил внимание на то, что делал фотограф. Обнюхал белые комочки - рис, всплыло в сознании - и тонкие ломтики рыбы с характерным запахом морской соли. Тунец. Подхватил с тарелки рыбу, проглотил почти не жуя и уселся, преграждая выход из кухни.

Нет. Голоден он не был. Но хотелось чем-то заняться, Мать-луна настойчиво звала побегать, поиграть со своей парой, а паре надо было поесть. Поэтому Зверь терпеливо принялся ждать, не сводя пристального взгляда жёлтых глаз с мальчишки.

[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

+1

7

На предложение поесть Волк отозвался каким-то непонятным то ли ворчанием, то ли рычанием, но в любом случае оно было тихим и незлобным, что уже радовало. Если, конечно, зверь отвечал именно на вопрос Шапки, а не отзывался на какие-то свои мысли. Кто его знает, о чем он в тот момент думал.

— Эй, я же сказал, что в зверином облике не пущу тебя на кухню! — высунув нос из недр холодильника, тыкнув в сторону Волка огурцом — просто это было первым, что попалось под руку, — и смотря с укором во взгляде на то, как этот наглый хвостатый хищник по-хозяйски взял и отодвинул от стола стулья, чтобы было удобнее расположиться на кухне. Еще и морду на стол положил.

Шапочка несколько секунд побуравил Волка задумчивым взглядом, потом, словно придя к некой мысли или соглашению с самим собой, едва заметно качнул головой и вернул свой нос — и огурец! — обратно в холодильник, чтобы уже окончательно достать оттуда упаковку свежей рыбы и соевый соус и захлопнуть дверцу. Видимо, парень в кои-то веки просто здраво рассудил, что тягаться с оборотнем даже — особенно! — в его звериной ипостаси — глупая затея, которая ничем хорошим не закончится. Волк и в человеческом облике совершенно не выглядел слабым, беззащитным и беспомощным, что уж и говорить про животную ипостась, когда к поджарому, тренированному телу добавляются мощные когтистые лапы, следы от которых до сих пор оставались у парня на груди в качестве напоминания, и острые клыки, которые с легкостью могли проломить кости. Бррр.

Да, иногда умные мысли посещали блондинистую голову репортера, но долго там все равно не задерживались, зато вот взаимосвязь головы и пятой точки, так сильно любящей приключения и их поиск, была куда как сильнее.

— Может ты и сильнее, — проходя мимо Волка, даже остановился, присев на корточки напротив и смотря ему в глаза, хотя, вроде как, делать этого было категорически нельзя, и вторя своим мыслям, — но все равно... — задумался, подбирая подходящее для описания слово, — здравомыслящий, что ли? Адекватный. Да, наверное так. Ты не станешь убивать просто потому что, у тебя есть для этого причины, верно? — весело, задорно улыбнулся, потрепав зверя по холке и даже почесав за ухом, словно перед ним был не хищник, а просто большая собака. Ему сразу же вспомнилось то живое тепло и мягкость шерсти, когда он обнимал Волка той ночью, засыпая. Вот и конкретно сейчас Шапочка не испытывал ни капли страха. Возможно, что у него просто не все в порядке с головой. Любой другой нормальный человек вряд ли стал бы поступать так на его месте. Впрочем, будь он нормальным, позволили бы ему пережить ту ночь? — Ты добрый. Где-то в глубине души, — показав зверю язык, поднялся с корточек, возвращаясь к готовке, пока этот "добрый" хищник не решил оставить ему еще какой-нибудь памятный след в назидание.

Пока Волк оставался где-то вне его поля зрения, Шапочка успел не только достать из верхнего шкафчика рис, но и засыпать его в глубокую миску, промывая, а затем переложить в мультиварку, заливая водой и включая нужный режим. Оставалось только дождаться звукового сигнала, что приготовление окончено, и можно будет есть. А пока варился рис, следовало заняться рыбой.

— Эй! Ну и что это за безобразие? — рассмеялся в ответ на действия оборотня, когда тот начал об него тереться. Ну серьезно же, ведет себя, как обычная собака, только больше ростом. Вот не зря же говорят, что собаки произошли от волков. Те же хищники, только ручные. Хотя, глядя на некоторые виды этих домашних питомцев, язык не поворачивается заявить, что они произошли от этих благородных санитаров леса... Один из представителей которых (пусть даже и наполовину), сейчас показательно-нагло, но не сильно укусил его за ногу. — Что это на тебя нашло? — косясь на зверя, легко щелкнул того по носу, чтобы не буянил, а сидел смирно. Откуда Шапочке было знать что там себе учуял на нем Волк и что надумал по этому поводу. Вместо этого парень вполне логично расценил, что таким образом зверь напоминает о себе и, возможно, хочет попробовать рыбу. Ну парень и протянул ему на блюдце ломтик, который без особого рвения и охоты смели языком. Видимо, дело было все-таки не в рыбе. Спокойно пожав плечами на такое умозаключение и проследив за тем, как Волк уселся в дверном проеме, дорезал рыбу, убирая оставшееся обратно в холодильник и налил соуса в небольшую пялку.

Когда рис был готов, еда съедена, а посуда помыта, встал резонный вопрос — а что, собственно, делать дальше? Судя по всему, просто так уходить Волк не собирался. Для чего и зачем он пришел — тоже непонятно, но определенно точно не за тем, чтобы покрасоваться своим звериным обликом — опять — напомнить о себе и уйти с глаз долой. Шапочка бы с удовольствием расспросил егеря о причине его появления, вот только толку, если в ответ он получит лишь рычание, которое все равно понять не сможет?

Вариант оставаться в квартире сначала казался не таким уж и плохим... если бы они собирались спать. Просто спать, как все обычные люди и животные. Вот только во взгляде Волка сна не было ни в одном глазу, да и сам парень не горел пока еще желанием завалиться на кровать и отправиться в царство Морфея.

— Ладно, пошли гулять. А то ты мне точно всю квартиру угробишь, а мне потом перед арендатором отчитываться.

Несмотря на поздний час, вероятность пересечься с кем-нибудь на улице оставалась. Поэтому Шапочка очень сильно надеялся, что никому не взбредет в голову узнать, что это за "собака", какой она породы, почему на ней нет ошейника и почему она не на поводке.

Шапочка очень пристально уставился на шею Волка. Ошейник, конечно, идея хорошая, вот только эта "собачка" сожрет его вместе с ошейником, если он только заикнется об этом, не говоря уже о том, чтобы попытаться его на зверя надеть. Ну и ошейника все равно дома не было. Парень не заводил себе домашних животных, поэтому и никаких атрибутов не имел.

— Даже если это прозвучит глупо, но не отходи от меня далеко, договорились? — еще раз потрепав Волка по холке — ну сама у него рука тянется это делать, не виноват он! — он открыл дверь, выпуская зверя сначала из квартиры, а немного позже и из подъезда. Шапочка сомневался, что Волк собирался убегать куда бы то ни было далеко, но мало ли! А объясняться потом с людьми и убеждать их, что это просто большая собака, а поводок они забыли дома, потому что собирались в спешке, и все такое прочее — парню как-то не хотелось.

Парк находился в пятнадцати минутах неспешной ходьбы от дома. Не то чтобы Шапочка был любителем подобных мест, просто обычно репортер срезал через него на работу, поэтому, можно сказать, что неплохо знал его, несмотря на, казалось бы, большие размеры территории и количество дорожек. А еще этот парк, в отличие от многих, не закрывался на ночь, хотя здесь и были решетчатые арочные ворота.

Когда они забрели в глубь парка, чтобы уж точно не напороться на какого-нибудь случайного прохожего, неизвестно что в парке забывшего в такое время, парень умостился на одну из лавок и уставился на зверя.

— Ну и? Вот что мне с тобой делать? Спрашивать у тебя что-либо бесполезно — все равно не пойму, даже если ответишь, — тихий сокрушенный стон, полный просто вселенской обреченности. — Я уже понял, что ты не можешь вернуться сейчас в человеческий облик, поэтому и застрял в зверином. И как это надолго? До утра или дольше? Давай так, если я прав и утром ты станешь человеком, тогда один раз рыкни, лапой по земле проведи или еще что в этом роде. Но один раз. Если не прав — два раза, — возможно, что хотя бы так тогда Шапочка сможет что-нибудь узнать. А раз так, почему бы не попробовать.

И тут ему на глаза попалась палка, лежавшая немного в стороне от скамейки. Он даже не поленился за ней сходить, вновь усевшись на корточки со своей находкой и горящими глазами перед Волком.

— Я знаю, что ты не собака, но вдруг ты тоже умеешь бегать за палками, а? Ну давай, не будь букой! — весело, задорно улыбаясь, запустил палку куда-то вперед.

[nick]Takaba Akihito[/nick][status]вездесущий фотограф[/status][icon]http://s3.uploads.ru/WMmiQ.jpg[/icon][sign]And I know it's wrong, and I know it's right.
Even if I try to win the fight,
My heart would overrule my mind.
And I'm not strong enough to stay away.
[/sign][lz]» сует свой любопытный нос и объектив всегда и везде
» гоняется за сенсациями, но при этом с заядлой периодичностью пытается убежать от одной из них[/lz]

+1

8

Слишком долго. И сложно. Человеческие ритуалы раздражали своей затянутостью и бессмысленостью: зачем нагревать рыбу и менять её, если можно съесть сырой? Человек внутри зверя успокаивал и говорил, что так и надо. Это правильно. Поэтому Волк не мешал Шапочке греть рыбу и мочить маленькие крупинки. “Рис”, - всплыло откуда-то из глубины сознания. Это называлось - рис. Люди всегда ели еду разной температуры, охлаждая тёплое и нагревая холодное. Зверь предпочитал горячее, сырое мясо, которое ещё трепетало в его зубах и кровь толчками вырывалась из перекушенных артерий, заливая морду. Всем остальным снабжал их тело человек. И тот тоже всегда готовил.

Мать-Луна подгоняла, заставляя выстукивать хвостом нетерпеливые ритмы, но он ждал. Там, где выдержки не хватало человеку - контроль перехватывал Волк. Брачный танец не подлежал изменениям.

Шапочка хотел гулять. Волк хотел гулять. Мать-Луна хотела, чтобы её сын погулял. Разве можно устоять перед её зовом? Зверь с готовностью вскочил и чёрной тенью выскользнул за дверь, ринулся вниз по лестнице, но оглядываясь и следя за мальчишкой. Тот послушно спускался следом, что-то неразборчиво говоря, до него долетали лишь обрывки фраз, которые складывались в какой-то смысл, но верный ли он был?

Зверь никогда не поглощал разум до самого конца, лишь в самое полнолуние несколько часов настоящего безумия, когда власть отдавалась хищнику, а человек не решал ничего. Несколько часов упоённой охоты, азарта и убийства. Несколько часов смерти. Поэтому он не пришёл вчера - боялся. Боялся, что травмирует случайно мальчишку до того, как своим ритуалом обезопасит его от себя. Но зато пришёл сегодня. И собирался завершить начатое.

Он легко и осторожно пробирался сквозь немногочисленных людей на тротуарах, привычно избегая контактов и внимания. Знал, что если обратят - начнутся проблемы и кто-то возможно пострадает. Не то чтобы это сильно волновало, он убивал уже много лет и ни разу не попался, но тогда пришлось бы перенести всё на месяц, а Зверь уже нетерпеливо порыкивал внутри. Он хотел Шапочку. И пришёл за ним.

Парк? Хороший выбор, хотя его - лучше. А тут слишком… человечно. Светло, много железа и запахов: человеческого пота и выделений, их домашних собак, котов и даже каких-то крыс, еды, цветов, бумаги и прочего, он сливался в какофонию, которая била в ноздри, от чего он морщился и фыркал. Вонючий парк. Но раз Шапочке нравится. Он уселся возле скамьи, на которой устроился и внимательно осмотрел выбранное место. Ему не понравилось. Открыто. Небезопасно. Схватил фотографа  за руку и потащил к другой, скрытой в тени густого кустарника. Здесь хорошо. Зверь поднял голову и взглянул на слепящую Мать-Луну, приглядывающую за своим созданием. Она привлекала, завораживала, притягивала. Он почти пропустил болтовню Шапочки. Тот обращался к егерю. Хотел поговорить с ним.

Зверь шевельнул ушами и покосился на мальчишку. Зачем ему егерь? Он и есть егерь. Разве тот не понимает? Протяжно зевнул, демонстрируя пасть с острыми клыками, встал, отряхнулся и глухо рыкнул, отвечая на всё. Пусть сам решает, какой ответ правильный. Проследил взглядом за улетевшей в кусты палкой, вопросительно склонил голову: зачем Шапочке палка? Ему действительно нужна была палка? У Волка было лучшее решение, он махнул хвостом и исчез в кустах, направляясь в сторону привлекшего его запаха. А егерь подсказывал знакомую дорогу. Небольшая тележка с замороженными сливками в это время уже стояла закрытой, но сорвать небольшой замок и сунуть морду в холод труда не составило. Вытащил завёрнутый в хрусткую оболочку цилиндр и побежал обратно. Тоже палка, но намного вкуснее.

Шапочка сидел там же, где его и оставили. Это хорошо. Это правильно. Волк уронил ему на колени сладкое подношение и уселся рядом, внимательно наблюдая за ним. Тот должен принять угощение, потому что иначе придётся принести что-то ещё. Если бы Шапочка тоже был волком, проблем с даром не возникло, что-то ещё тёплое и истекающее кровью. Но егерь был уверен, что мальчишке не понравится. Волк верил егерю, тот тоже был человеком и разбирался в человеческих ритуалах лучше. Поэтому - холодная сладость. Волк задрал голову и тихо завыл, приветствуя Мать-Луну и представляя ей свою пару. Получая одобрение. И когда почувствовал, что его благословили, завалился на спину, подставляя лохматое брюхо. И горло. Шапочка должен был завершить ритуал, даже если и не понимал его. Зато его понимал Волк.

[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

Отредактировано Daithi O'Riain (25-07-2018 01:55:48)

+1

9

Пока Шапочка пытался сообразить, как ему понимать Волка - то есть, добиться попытки получать ответы на свои вопросы если вдруг чего и где, - тот в свою очередь не собирался каким-либо образом этому способствовать и прилагать свои звериные усилия, чтобы для одного конкретного человека сегодняшний вечер стал чуть-чуть проще. Волк нагло и показательно зевнул, блеснув длинными и острыми клыками.

Репортер даже засмотрелся. Вот у любого нормального человека при виде такого зрелища, да и просто при нахождении рядом огромного хищника, который при желании спокойно мог убить и глазом не моргнув, по спине как минимум должно было пробежать просто стадо мурашек и появиться жгучее желание свалить подальше. И как можно быстрее. Но Шапочка совершенно точно и определенно не относился к такой категории людей уже хотя бы в силу той профессии, которую он выбрал. Поэтому при виде ряда острых клыков, явно спокойно могущих перегрызть пару-тройку костей за раз, у него появилось совершенно противоположное желание - подобраться поближе и рассмотреть их повнимательнее. Еще и потрогать для большего удовлетворения любопытства. Интересно, офигел бы Волк, попроси он его открыть пасть еще раз и замереть или это случилось бы на моменте, когда Шапочка посягнул бы на его клыки?

В общем, да, засмотрелся и задумался настолько, что пропустил мимо ушей глухой рык на "отстань". Даже в животной форме - кстати, а какой облик у него исконный? - этот ушастый продолжал быть наглым, вредным и своенравным. И делать или не делать, как вздумается только и исключительно ему.

И судя по тому, как Волк даже и не подумал сдвинуться с места следом за улетевшей куда-то в кусты палкой, деградировать по животной лестнице с благородного звания волка до просто домашней собаки, вертящей хвостом от радости направо и налево и бегая за всем подряд, что не кинь, ему тоже не хотелось.

- Ну что тебе стоит, а? - удрученно вздохнул, смотря на Волка. Вокруг парк, в котором нет ни души. Ну, по крайней мере, Шапочка рассчитывал именно на это. Или хотя бы что поблизости от них точно никого нет. Так что подобного "падения" никто не увидит, и репутация оборотня не пострадает. Да даже если и увидит кто - ну подумает, что хозяин вышел на прогулку со своим питомцем и решил с ним поиграть. Хотя конкретно в данном случае парня не покидало едкое ощущение, что в их случае все как раз наоборот. Мда...

То ли расстроенный взгляд репортера подействовал, то ли еще что, но Волк все-таки побежал в кусты. Вот только судя по тому, сколько он отсутствовал, явно не за палкой. Может, услышал что где и решил проверить? Или зов природы случился? Или решил пометить территорию как свою? Черт его знает, но Шапочке не оставалось ничего другого, кроме как сидеть на месте и ждать, когда зверь вернется. Клыки ему, конечно, понравились, но проверять в очередной раз их остроту не хотелось. Пока что. Он еще прекрасно помнил, как его "вели" за руку в квартиру. А с Волка ведь станется найти его в любой части парка. И красноречиво высказать ему все, что он по этому поводу думает.

Впрочем, надо отдать зверю должное - вернулся он все равно быстро. И даже с чем-то в зубах, что при ближайшем рассмотрении оказалось мороженым. И глядя на лежавший у него на коленях брикет, Шапочка не знал смеяться ему или порицать Волка. Кажется, кто-то сунул свой любопытный нос в чужой киоск.

- Ты в курсе, что это незаконно? - он все-таки тихо рассмеялся, легко качая головой, но разрывая упаковку. Не пропадать же добру, особенно, если его целенаправленно принесли репортеру. Да и ктобы еще говорил про законность так-то...

Методично - и вполне себе довольно и вообще с радостью и готовностью - уплетая мороженое за обе щеки, Шапочка наблюдал за Волком и его странным поведением. Сначала тот дождался, пока парень откроет обертку, а потом завыл. Не так, как тогда в его угодьях, где это был более громкий вой. Опасный. Леденящий душу. Предупреждающий. Что либо вы прячетесь очень умело и хорошо, либо сами виноваты. И пусть он слышал его в отдалении, но даже у парня что-то где-то тогда екнуло. Кажется, сердце, которое решило сместиться куда угодно со своего нахождения в грудной клетке, лишь бы подальше от опасности. Потому что даже этот вой не смог остановить фотографа с его ярым желанием поймать сенсацию за хвост. Недавний же вой был... мягким, что ли? Если такое вообще возможно. Но он совершенно точно не таил в себе угрозы, что определенно радовало.

Зато когда Волк завалился на спину, выставляя напоказ свое брюхо и горло... Шапочка всерьез задумался о том, а все ли в порядке с хищником и не плохо ли ему. Даже мороженое есть перестал, задумчиво - и с некой толикой опасения за оборотня - рассматривая зверя.

Кажется, Шапочка погорячился с нежеланием Волка опускаться до собаки, потому что никак иначе назвать его поведение сейчас язык не поворачивался. Зато парень не преминул воспользоваться выпавшей возможностью! Если с Волком все-таки действительно что-то не так, то попереживать можно чуть-чуть позднее, когда же еще ему выпадет такой шанс. Тем более, когда зверь сам предлагал его погладить!

С нескрываемой радостью во взгляде, парень опустился на корточки рядом с хищником, почесывая тому пузо и глупо, но вполне себе довольно улыбаясь и даже изредка посмеиваясь. Он даже напрочь забыл про наполовину съеденное угощение! Нафиг то мороженое, когда можно спокойно и не опасаясь за свое физическое и психическое здоровье погладить этого наглого зверя. Так что гладил и чесал он Волка в свое удовольствие. И нет-нет, да скашивал глаза на его пасть. Клыки...

И тут он очень вовремя вспомнил про мороженое!

- Будешь? - ну а что? Раз сегодня такой странный день полный неожиданных и внезапных сюрпризов, то почему бы и нет? Может оборотень тоже любит сладкое? В любом случае, это был хороший повод еще раз увидеть звериную пасть и попытаться ее рассмотреть вблизи. Вот только... Волк отказался! А Шапочка лишь тяжело и печально вздохнул, в одиночку расправляясь с мороженым, бросая на зверя не менее печальные и расстроенные взгляды и не забывая при этом почесывать бок и частично живот. - Вредный ты.

Но раз этот план потерпел поражение, то ему не оставалось ничего другого, кроме как:

- Откроешь пасть? - да уж, вслух это прозвучало еще нелепее, чем представлялось в голове. Нервно рассмеялся, растрепав волосы на затылке, но не сводя взгляда с Волка. - Не смотри так на меня, я серьезно! - вполне себе настойчиво, убедительно и рьяно. - Ну мне правда надо, - жалобно смотрит, чуть ли не с мольбой во взгляде. - Ничего плохо не сделаю, честно!

[nick]Takaba Akihito[/nick][status]вездесущий фотограф[/status][icon]http://s3.uploads.ru/WMmiQ.jpg[/icon][sign]And I know it's wrong, and I know it's right.
Even if I try to win the fight,
My heart would overrule my mind.
And I'm not strong enough to stay away.
[/sign][lz]» сует свой любопытный нос и объектив всегда и везде
» гоняется за сенсациями, но при этом с заядлой периодичностью пытается убежать от одной из них[/lz]

+1

10

[nick]Ryuichi Asami[/nick][status]честный бизнесмен[/status][icon]http://s5.uploads.ru/G8np5.jpg[/icon][sign]Наслаждаюсь неизлечимым комплексом полноценности (с)[/sign][lz]>> Занимаюсь честным бизнесом в Токио, владелец лучшего ночного клуба "Сион" и нескольких отелей, а также парочки честно припрятанных складов с оружием в Токийском порту. 
>> Охочусь на сенсацию, мешая ей охотиться на меня. [/lz]

Закон…

Знакомый набор букв, который что-то цеплял в голове Волка и будил неясные ассоциации. Человеческий закон сложный, егерь отвечал за него, он отвозил зверя в защищённое место и там отпускал на волю. А сам возился с какими-то бумажками и разрешениями. Скучно. Непонятно. Для Волка существовал другой закон - Матери-Луны. Ты сильный - ты убиваешь. Ты слабый - ты умираешь. Ты привлекательный - тебя выбирают. К чему что-то лишнее?

Сегодня он привлекал. Его выбрали. Он это чувствовал по изменившемуся запаху мальчишки, по ласкающим нос феромонам, наполняющим воздух вокруг, по участившемуся сердцебиению, но не испуганному, а восторженному. Волк нравился Шапочке. Обычно его боялись и пытались убить. Это тоже правильно, у каждого должна быть попытка выжить. И если бы нашёлся кто-то сильнее, кто смог бы зверя победить, он бы сдался. Не сразу и совсем не легко, сомкнув клыки на горле врага, но в конце бы всё равно отпустил. Волк не сомневался, что однажды так и будет. Придёт на его место кто-то сильнее и ловчее его.

Но пока в Токио лишь один король. И это - он.

Прохладные пальцы легко касались разгорячённой от бега кожи, когда Шапочка ерошил шерсть и без опасения гладил его. Это хорошо. Так и должно быть. Зверь сытый, а егерь растворён в жёлтом свете Матери-Луны. Сейчас мальчишке последнего стоило опасаться больше, чем Волка, потому что человека не держат никакие законы и ничто не сможет его остановить. А зверя - да. И егерь точно будет зол, когда поймёт, что сделал Волк. Они это обсудят. Попозже.

Холодные сливки с ярко-химическим запахом оказались перед носом, и Волк недовольно поморщился, чихая. Ванилин. Егерь внутри подсказывал, что это ванилин. Совершенно бесполезная информация. Он мотнул головой и отвернулся, отказываясь от угощения. Хотя в груди довольно заворчало: Шапочка поделился с ним даром. Принял. И согласился. Волк поднялся на ноги и уселся рядом, внимательно наблюдая, как тот доедал подношение. Сладкий мальчик любил сладкое.

Это не его мысль. Егеря.  Мать-Луна едва заметно человеческому глазу таяла, уменьшаясь и скрываясь в тени Земли, а значит и её влияние на зверя слабело. Это ночь последняя, когда её власть ещё удерживала Волка доминантом, после - Егерь решал, кто будет владеть их телом. Но остаток ночь - его. Волк фыркнул, громко, показывая, что услышал и понял, о чём попросил мальчишка, и демонстративно раскрыл пасть во всю ширь, показывая острые  белые клыки. Они крупнее, чем у любого обычного волка, крупнее тем более собачьих и многих крупных хищников. Он не просто хищник, он оборотень, и его зубы приводят в ужас всех.

Кроме мальчишки. Который бесстрашно полез в пасть трогать. Волк совершенно не против, ему даже приятно. Прикосновения - одна из форм общения и признания пары. Сейчас он показывал Шапочке, что не опасен для него, что тот может доверять ему и не бояться. Ни один волк не причинит вред тому, кого выбрал. За редким исключением. Он медленно закрыл челюсть и несильно прижал пальцы клыками, лишь показать их силу и мощь, не причиняя ни малейшей боли. Он умел ими дробить кости, но мог и ласкать, едва прикусывая.

И отпустил, влажно пройдясь языком по ладони. Шумно вдохнул, втягивая запах Шапочки носом и потёрся о его колено. Сладко, сливочно-ванильно и мускусно. Волку нравилось. Он вскочил за ноги и потянул мальчишку за край одежды, вынуждая подняться. Сидеть скучно, Мать-Луна звала поиграть, и он толкнул Шапочку лбом в колени, призывая побежать за собой. Пустые тропинки парка как нельзя лучше подходили для брачных игрищ и совместного бега, а мягкая трава - для падений, когда он резко выскакивал из кустов и запрыгивал на Шапочку, заваливая того на газон. Облизывал, вскакивал и убегал вновь, отпуская фотографа на небольшое расстояние, выслеживал по запаху и ловил. Как большой добродушный пёс, обнюхивал, топтал и носился кругами. Как большой добродушный пёс, который несколько часов назад убил оленёнка в парке.

Он лежал на прохладной земле, сложив лапы на  Шапочку, который пытался отдышаться от быстрого бега, и задумчиво обнюхивал его за ухом. Запах мальчишки медленно, но неуклонно менялся, переплетаясь с Волчьим, и виной тому был Егерь, а не он. Егерь первым пометил мальчишку, присвоил, заявил права, не как человек, как Зверь. А потом отпустил, заставив Волка скучать и искать в первое же полнолуние после. А теперь тому не скрыться, куда бы он ни попытался сбежать. Даже Егерь сможет найти его по этому рисунку ароматов. Егерь нашёл и пометил, а Волк окончил ритуал.

-  Какой огромный! - омерзительно звонкий голос резанул по уху,  подорвал мощное тело и поставил в стойку. Праздношатающиеся. Волк презрительно фыркнул, подставляя холку Шапочке, чтобы тому было проще подняться. Слишком шумные, слишком сладко и резко пахнущие и довольно пьяные самочки. - А можно погладить? А что это за порода?
Он ловко увернулся от протянувшейся руки, предупреждающе клацнув зубами в непосредственной близости, и бодро затрусил в сторону ворот парка, оставив Шапочку разбираться со своими соплеменниками. Перед выходом притормозил, позволяя себя нагнать. Волк знал, что мальчишка идёт следом. Он не мог не пойти. Слишком любопытный и глупый.

И вкусный.

Улица встретила гомоном ночной толпы и огнями Токийского освещения. Зверь вопросительно посмотрел на Шапочку, спрашивая, куда тот хочет дальше пойти. Ему было всё равно.

Отредактировано [Daithi O'Riain] (04-11-2018 17:22:25)

+1

11

Волк согласился. А Шапочка сидел на земле рядом и удивленно таращился на разинутую пасть. Ну вот никак он не ожидал, что это будет так легко и просто, и что надо было всего лишь попросить. Но вот это секундное замешательство прошло, и парень уже с неподдельным восторгом и преисполненный энтузиазма, чуть ли не с головой лезет в волчью пасть, тщательно рассматривая и трогая едва ли не каждый клык.

Острые? Да. Опасные? Да. Смертоносные? Определенно. Помнил ли об этом Шапочка? Конечно же нет. Он напрочь забыл, что перед ним, вообще-то, хищник, который запросто может убить кого угодно и даже не чихнуть при этом. Но сейчас от оборотня не исходило никакой опасности или угрозы, даже когда он почти сомкнул челюсти. Кажется, зверь был доволен интересом со стороны парня, и поэтому продолжал красоваться, показывая, на что могли быть способны его клыки, если бы он всерьез намеревался кого-нибудь перегрызть пополам. И Шапочка даже ни на миг не засомневался, что Волк смог бы. Запросто. Но не сейчас и не сегодня, а этого уже было вполне достаточно, чтобы продолжаться восторгаться и сиять счастьем в глазах.

- Ну эй! - смеясь, вытер ладонь о шерсть зверя же, заодно потрепав того по холке. - Красивые клыки, мне нравятся, - широко улыбнулся, почесав Волка за ухом. А может он все-таки собака? Большая, разве что. И клыки значительно крупнее. Да. Эх...

Но в отличие от Шапочки, который сейчас запросто мог и дальше спокойно сидеть на земле и легко теребить волчью шерсть, зверь предпочел спокойствию активность, а парню не оставалось ничего другого, кроме как согласиться. Особенно, когда тебя так настойчиво, пусть и по-доброму, тянут за одежду и подталкивают к правильному варианту легким боданием в колени.

А потом репортер в очередной раз забыл, что рядом с ним не домашний питомец, а лесной хищник. И не просто хищник, а который держит под своей лапой всю заповедную территорию и не дает спуска никому, кто сует туда нос или уже живет там. Ну, почти никому. Зато теперь Шапочка прекрасно понимал тех людей, которые заводили себе дома разного рода живность, в особенности, собачников. Потому что бегая сейчас с Волком, играя с ним в прятки, догонялки и просто дурачась, парень получал удовольствие, начисто выбросив из головы все остальные мысли. Ему было весело.

- Все, тайм-аут, - запнувшись в итоге о выступавший из земли корень, парень растянулся на траве, но так и остался лежать, утыкаясь в нее носом. Все, он устал. Набегался. И теперь ему был нужен хотя бы короткий отдых, чтобы перевести дух, а там посмотрим.

- Вот знаешь, вообще-то это ты из нас двоих сейчас больше и мягче, так что это я должен на тебе лежать и использовать в качестве подушки, а не наоборот, - устало рассмеялся, скосив глаза на зверя и легко покачав головой. Тем не менее скидывать с себя чужие лапы не стал, как и шевелиться в целом. Было удобно и частично даже тепло. - Ну щекотно же, - слегка дернулся, когда Волку приспичило обнюхивать его за ухом, - а еще у тебя нос мокрый, - и вроде это должно было быть вполне себе очевидным фактом, но сейчас все равно приравнивалось к тому, что "щекотно!". Впрочем, зверя это не особо остановило, а парень перестал пытаться обратить на это внимание еще раз. Лень. Ну и немного - совсем немного! - приятно.

И услышав вдруг чьи-то голоса, Шапочка даже не сразу понял, что они звучали в их сторону. Все еще продолжая лежать на траве, перевел удивленный взгляд на девушек, неизвестно каким ветром здесь оказавшихся. Зато в отличие от человека зверь среагировал гораздо быстрее, тут же поднимаясь. С явной неохотой пришлось вставать следом.

- Не советую, у него скверный характер - совершенно не переносит чужаков, - и он уже даже фактически сделал шаг в сторону, чтобы заслонить оборотня от потянувшейся к нему девушки - и нет, ему просто стало жалко этих несчастных, которые даже не понимали, что им запросто могут эти самые руки поотгрызать, если будут слишком настойчивыми, а не потому, что внезапно проснулось какое-то странное ощущение, очень подозрительно смахивающее на собственничество, - как Волк сам прекрасно ушел из-под чужой рукой. В своей манере. Не забыв показательно клацнуть зубами.

- Волк! - тихо зашипел, укоризненно посмотрев, мол, и вот что это сейчас было? - Это помесь. Красота от овчарки, а дурость от хаски, - все еще сверля взглядом удаляющийся хвост.

- Волк? Это его кличка? Эй, почему он уходит?!

Шапочка с большим трудом удержался от красочного фейспалма, спасло лишь то, что пьяный мозг не воспринял информацию буквально, и "волк" стало всего лишь именем, а не предупреждением и возможными криками. Хотя дамочки были явно разочарованы тем, что "наглая собака" убежала от них, не давшись погладить.

- Я же говорил, что у него ужасный характер, - но парня уже даже не слушали. Тот, кто заинтересовал внезапных нарушительниц спокойствия, уже давно и нагло ретировался от шумного сборища, а внимание девушек оказалось перенаправлено на попытки объяснить кому-то по телефону где они находятся и что их надо найти как можно быстрее, потому что они не хотят пропустить... Что именно - Шапочка уже не слышал, потому что поспешил последовать примеру оборотня и свалить подальше, пока выдалась возможность. А заодно и найти зверя.

Который обнаружился у входа в парк, совершенно спокойно сидя у ворот и смотря на человека с самым непричастным делом. Да конечно.

- Вот скажи мне, где твоя совесть? Хотя ладно, я понял, что у тебя ее нет, - тяжело вздохнул, осматриваясь. Это только в парке сейчас на удивление было достаточно тихо и спокойно, в то время как улицы Токио продолжали жить своей жизнью даже по ночам. Особенно в выходные. Идти в центр, да и просто по улице, достаточно проблемно - как бы не пришлось объяснять, почему собака хотя бы не на поводке, если уж без намордника. Не говоря уже о тех, кто мог захотеть аналогично тем девушкам в парке потянуться погладить животное. Поэтому вопрос о том, куда можно было пойти, чтобы привлекать как можно меньше внимания, был достаточно весомым.

И решение нашлось внезапно!

- Во-о-о-олк, а ты не хочешь помочь мне с одним делом? - старательно пытаясь сдержать так и лезущую на лицо довольную улыбку. - Подожди тут. Я тебе потом все расскажу, - и побежал ловить такси.

А через полчаса они уже были недалеко от доков. Им попался добродушный, но слишком болтливый водитель, так что пришлось бы вовсю травить байки и на ходу сочинять, как их занесло в такую даль от дома да еще и ночью, почему оказались на улице без поводка и еще много всего, если бы в какой-то момент Шапочка не сменил тему, дав возможность водителю выговориться самому. Самому задавать вопросы, самому же на них отвечать, делиться какими-то своими короткими историями и строить собственные догадки и предположения, почему парень с собакой оказались черте где.

- Видишь вон те доки, - махнул рукой в нужном направлении. - Это частная охраняемая территория, на которую без официальной бумаги никто не имеет права лезть. Ну, почти как в твой лес. Получить эту бумагу без существенных доказательств проблемно, а дело висит уже почти месяц. Мне очень надо туда залезть и сделать несколько снимков, - помахал зажатым в руке мобильником. - Владельцы этих доков - контрабандисты, но прямых улик против них нет и доказать никто ничего не может. Ты ведь можешь помочь мне с охраной, правда? - он даже сложил руки в молитвенном жесте, прикрыв один глаз, но как-то слишком уж лукаво смотря вторым. Да ладно, погоня за сенсацией это весело. Если у этой сенсации нет клыков и когтей... Все остальное уже выглядит не так страшно и опасно.

[nick]Takaba Akihito[/nick][status]вездесущий фотограф[/status][icon]http://s3.uploads.ru/WMmiQ.jpg[/icon][sign]And I know it's wrong, and I know it's right.
Even if I try to win the fight,
My heart would overrule my mind.
And I'm not strong enough to stay away.
[/sign][lz]» сует свой любопытный нос и объектив всегда и везде
» гоняется за сенсациями, но при этом с заядлой периодичностью пытается убежать от одной из них[/lz]

Отредактировано [Cillian Hughes] (13-11-2018 17:36:51)

0


Вы здесь » CELTIC WAY » AU » Пушистый сюрприз