ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Незавершенные эпизоды » По разные стороны радиоволны


По разные стороны радиоволны

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ПО РАЗНЫЕ СТОРОНЫ РАДИОВОЛНЫ

http://funkyimg.com/i/2JRBj.gif

http://funkyimg.com/i/2JRBk.gif

КТО
Kieran O'Shea & William McClurg
КОГДА
Очередной ночной эфир среди летних дождей и нехера не летней погоды.
Короче, 10.06.2018
ГДЕ
По разные стороны радиоприемника, каждый в своей студии.
Один в художественной, другой за пультом.

О ЧЕМ
Когда Билл врубает свою шарманку, еще без десяти минут полночь, но он же знает, что слушатели не будут против провести в его компании лишние десять минут. Это приятный сюрприз и, покуда он, вальяжно развалившись в кресле, будет вещать о всякой дряни, которая взбредет в голову, кто-то будет собираться на работу или готовить поздний ужин. Кому-то приспичит вздрочнуть перед сном, а у кого-то случится стояк иного рода и вдохновение можно будет ведрами черпать.

Отредактировано William McClurg (28-07-2018 22:59:06)

+2

2

Уильям уже давно не испытывал приземленного восторга в предвкушении выходного от слова “пятница”, ведь когда у тебя не эта треклятая пятидневка, то нет магии, нет какого-то ожидания, да и, если так прикинуть, то при нынешней работе он, скорее, горевал бы, отдыхая пятница-воскресенье, потому как для радиоведущего эти дни являются манной небесной. По выходным на эфиры всегда заплывает больше аудитории, по элементарным причинам - некоторым нет нужны собираться завтра на работу, а это значит, что всю ночь можно провести в компании чего покрепче и человека, который тебя развлечет своим потоком мысли. Следует отдельно упомянуть ту категорию личностей, которвые находятся в некотором состоянии подпития - как правило, таких дозвонившихся, Билл очень любил, беседы с ними не затягивалитсь, но приносили уйму радости. Что может быть забавнее чужого заплетающегося языка, когда твой собственный в примерно таком же состоянии. Такие на редкость общительны, открыты и, даже если разделяют твою точку зрения, умудряются так формировать гуляющую мыслю, что понять их кажется невозможным. Но, конечно, не для человека с многолетним стажем.
  Билл предпочитал быть на равных со своей аудиторией от того не считал зазорным опрокинуть в себя стаканчик-другой за начало выходных у тех, кто умудрялся даже по будням выкроить пару часов до отправления ко сну и посидеть с ним за компанию. Сегодня будут беседы о насущном, будут приветы, да музыка под заказ, если, конечно, этот самый заказ приглянется ведущему. Сложно быть Уильямом Маккёргом. Хотя, что лукавить, ему-то невыносимо просто.
  Приземляя задинцу в мягкое кресло, которое сегодня было заботливо согрето аналогичной частью тела предыдущего ведущего, мужчина, по идеи, должен был дождаться, когда закончится трек, поставленный его предшественником, после пустить рекламный блок, но это же лучший голос Ирландии, так что Ирландия его ждет, у него тут благая миссия, видите ли. На часах еще десять минут до треклятой полуночи, а из динамиков живого люда уже доносится приветствие под звук открывающейся бутылки пива, которая нарочито близко поднесена к микрофону.
— Хей-хей, доброй ночи, Ирландия. С вами Билл, ребятки, а это значит, что хватит слушать всякую херню, пришло время знатно развлечься. Выпьем за начало выходных, за длинную ночь, которая ждет нас впереди и охрененные треки, которые папочка для вас приготовил. Пусть Коннор и пытался вас усыпить, но, я верю, вы выстояли и готовы отлично провести время.
Макклёрг смеется и делает глоток пива, который приятно холодит глотку. На самом деле, у Коннора оьменный музыкальный вкус, да и программа была неплоха, но кто ж об этом признается вслух? Ни-за-что, тем более, что все коллеги уже давно в курсе этой манеры мистера задаваки и не обращают внимания, мол, что с него взять-то? Некоторые свято верят в то, что это звездная болезнь, кто-то считает, что мужик просто мудак и, надо признать, вторые куда ближе к истине.
Уилл любит входить с шумом, будь его воля, входил бы, открывая дверь с ноги, но это дело накладное, учитывая количество эфиров - дверей не напасешься. И, надо отметить, лишь этот факт его и останавливает. Перебирая пальцами по клавиатуре и, выискивая что-нибудь интересное для начало радиоэфира - когда он начнет планировать их заранее, то будет уже не так интересно - он наконец-то выдает довольное:
— О!
  И уже знает, что поставит следующим треком, а пока продолжает говорить:
— У меня наконец-то загрузился форум и я готов зачитать всякие ваши там приветы и прочую дрянь, так что подтягивайтесь, пишите, что-нибудь да попадет в эфир, хотя, ничего не гарантирую. Самый надежный способ - это дозвониться нам и передать все лично, телефон студии остается неизменным - 1 901 0222 и я предлагаю вам не терять время, оно, увы, ограничено. А пока я жду, когда вы наберетесь смелости, давайте послушаем кое что хорошее.
  Правда заключается в том, Уильям знает лишь примерный план своего эфира - и так было всегда. Эскпромт, так сказать. Общие наметки, какое-то настроение и, что самое важное, никакого сценария, разве что заметки в телефоне, если дело касается какие-то новостей, имен или дат, уж таким хламом голову забивать не хотелось. Ему нравится быть живым, дышащим и ярким в своей непосредственности, которая, как он верует, заряжает народ на звонки и сообщения. На форуме уже мелькают сообщения. народ написывает приветы, задает вопросы, пытается поднимать темы - сразу видны бывалые слушатели. Те, кто уже привык к течению его эфиров, ведь тему задает именно народ, а талант ведущего здесь проявляется как раз в том, чтобы вести. Сейчас ему хорошо, холодное пивко заливается внутрь крупными глотками, а у народа из приемников звучит эпичное старье, которое они могли слышать десятки, если не сотни раз. Джон Траволта и Оливия Ньютон с отличным треком из фильма “Бриолин”, который внезапно зашел в настроение, он даже покачивает головой в такт, подпевая “you're the one that I want”, при том   заодно махнув и рукой - благо, кто-то умный изобрел пивные бутылки с узким горлом и ничего не проливается на дорогостоящую аппаратуру, но сам Уилл сделает вид, что так и было задумано, конечно же, в ответ на округлившиеся глаза звуковика лишь кивнув, мол, все в порядке, бро, спокуха. Тут же ему подают знак в ответ - есть звонок, а это же отлично.
  Располагая прекрасным настроение, которое нельзя игнорировать, на последнем припеве он включает микрофон и, без грамма стеснения подпевает:
— The one that I want, оo-oo-oo, the one I need, —  от себя добавляя произвольное, —  Honey, — от чего промахивается мимо подложки, которая еще играет. Но, надо признать, при всем озорстве это звучит как обращение к кому-то определенному. На его эфирах все это не редкость.
Он больше дурачится, нежели пытается изобразить высокохудожественное пение, которому не обучался и не намерен строить из себя великого умельца, просто порыву поддался, вот и выдал, после привычно посмеиваясь и даже почти извиняясь:
— Только не говорите мне, ребята, что вы весь трек молчали, но-но, не врите старине Биллу, вон весь форум взорвался, видать, соскучившись по всякому старью. Когда успели-то? Я был с вами в среду.  А у нас, к слову, первый звонок, давайте встречать Аби, которая хочет что-то сказать своему мужу.

Отредактировано William McClurg (05-08-2018 23:29:39)

+5

3

Запрокинув голову, он смотрит на холст через ресницы. Запах растворителя и краски мешается с дымом сигарет, и Киран лениво созерцает свою мазню. Абстрактная композиция на языке художников. Странная мазня на языке обывателей. Кирану все равно. Во рту привкус желчи, его тошнит от голода, от запаха масла, но двигаться почти невозможно. Он раздумывает над тем, чтобы выкинуть холст сейчас или завтра утром.

Все пространство студии почти заставлено холстами, повернутыми изображением к стене. Все пространство студии почти пропитано искусством, и кажется что запах масла не выветриться даже если обработать каждый дюйм моющим средством. Оно впиталось, въелось в него и в окружение. И если бы все было так просто. Он ненавидит масло с самого детства, предпочитая графику и акварель. Зачем вообще преодолевать себя?

Музыка прерывается, и голос ведущего хрипло вращается по орбите динамиков. Он что-то поет, шутит как обычно, и Киран как будто переключается, медленно врываясь в реальность. Странный транс, навеянный музыкой и мыслями, стремительно тает, и он улыбается против воли, затягивается дымом сигареты, обжигает себе пальцы об чуть обугленный фильтр. Кашляет. Вдавливает окурок в пепельницу, скорее напоминающую ежа от остатков его вдохновения.

Киран не помнит когда это началось. Киран не знает с чего это началось. Ему всегда комфортно работалось ночью в тишине, когда поток вдохновения и сознания не ограничен рамками обычных рутинных дел. Помыть посуду - одноразовые коробки с лапшой, заплатить за аренду - можно списать с карточки, дорисовать раскадровку для новой страницы комикса, договориться с новым автором и типографией. Для холстов всегда существовала ночь.

Киран привык. Человек - существо, привыкающее к любым обстоятельствам. Даже таким неестественным, необыденным, как слушать радиопередачи давно забытого ведущего. Когда-то он сталкивался с ним, когда-то давно. В Англии он совершенно также ловил любимые волны и слушал, слушал,слушал, чтобы отвлечься от мыслей о потери. Сейчас он не отвлекается. Сейчас он даже не знает что делает под этот голос.

Рывок, и Киран встает с дивана, и поясница ворчит довольно привычно. Он снова и снова обещает себе купить новый, выкинуть эту рухлядь уже на помойку, отнести куда угодно, но не лежать по несколько часов до ломоты на этом чертовом диване.

- Наверняка, что-нибудь очень приятное, - он хмыкает, вслушиваясь в разговор Уилла и какой-то Аби. Иногда он удивлялся тому, что люди все еще звонят на радио, чтобы передать привет, отругать или обсудить новый фильм. Как будто ночью людям так важно именно это.

Он стаскивает холст с мольберта и ставит его в угол. Трет щетину, уже снова образующую неловкую бороду. Бриться совершенно лень, и Киран ставит новый чистый белый холст на мольберт. Цыкает. Трет щетину снова, чуть гладя шею от кадыка до подбородка. И закрывает глаза.

Он не вслушивается в слова. Потому что содержание никогда не играло особой роли. Для содержания есть другие ночи. В среду он кадровал новую идею Пэт на компьютере, что всегда являлась чисто механической работой. И он смеялся над шутками, комментировал слова, даже думал и отвечал на вопросы, но так и до сих пор не решился набрать номер. Пару дней назад он делал еще хуже. И от этого воспоминания он до сих пор вспыхивает румянцем каждый раз.

Но сейчас ему нужно другое.

Киран вдыхает полную грудь маслянистого запаха студии. Стягивает футболку. И делает шаг ближе.

Палитра пока еще чистая, и он все еще дышит, ощущая как голос резонирует в нем с чем-то личным. Он чувствует себя камертоном. И это нужно уловить, поймать, ухватить за тонкую нить, чтобы после разматывать клубок, и писать, писать, писать до изнеможения.

Ему нужно это сделать. Хоть раз прочувствовать образ. Он не хочет ответов гуггла, не хочет ответов очевидцев, не хочет ничего в данные минуты. Только голос.

Первый мазок самый трудный, потому что нет подложки карандаша, разметки, только кисть, пальцы, красный цвет. Цвет красного бургундского, если точнее. Он смотрит сквозь полотно, сквозь себя, внутрь. Первый мазок, второй, и фоном идет музыка, а после снова голос. И пальцы крепче впиваются в древко кисти.

+2

4

Абигейл оказывается очень приятной собеседницей, которая не только хочет передать привет супругу, который сегодня пропадает на работе в ночь, но и, заодно, адресовать самые теплые слова благодарности самому ведущему, он ведь помогает ей скрасить эти одинокие ночи. Будем честны, если бы не этот самый ведущий, Аби бы, что вероятно, и не подумала о таких дифирамбах.
  - Желаю Говарду приятной ночной смены, - приговаривает особа с довольно приятным голосом, при том, явно, слегка стесняясь в открытую говорить о своих чувствах, - Пусть она будет спокойной и без экстренных выездов. Прошу для него поставить что-нибудь веселое, чтобы ночь пролетела быстрее.
На том Абигейл затихает, дожидаясь ответа, который незамедлительно слетает с хорошо подвешенного языка Уильяма:
  - С удовольствием, юная мисс, порадуем твоего избранника и, вместе с тем, скрасим не только его ночь, правда?
В голосе Макклёрга слышится некоторое лукавство, которое невозможно не приметить, будь муж этой особы на расстоянии вытянутой руки, ведущий непременно получил бы в нос за такие вольности, но его оберегает эта бесконечно длинная радио волна. Особа женского пола смущенно хихикает от таких выпадов, а Билли понимает, что угодил туда, куда следовало, от того и продолжает:
  - Ведь пока супруг находится на страже ночного порядка города, кое кто иной делает эту ночь незабываемой, врываясь в дома со своим отменным настроением, бутылкой пива и желанием сделать всех немного более счастливыми и расслабленными. Так что, любой каприз, красотка.
Он даже подмигивает, правда, видит этот жест лишь звуковик, который закатывает глаза и, кажется, любуется собственным мозгом - что угодно, лишь бы не видеть этой самодовольной рожи. На самом деле, Уильяма здесь любят, любят хотя бы за то, что этому человеку когда-то хватило смелости отринуть комфортные условия работы и жизни, взять вот так выкинуть все и заняться собственной студией, которая теперь приносит некоторый доход. Здесь больше работают энтузиасты, те, кому откровенно надоело “пахать на дядю” и говорить лишь то, что предписано программой. Билл на том настаивает - делайте что хотите, только будьте любезны не нарушать закона, потому как такая работа по душе каждому.
Уильям смеется, заразительно, звонко и в тот же миг включает очередное старье - красавчик Пресли с песней про голубые замшевые ботинки, это говно никогда не устареет и, надо признать, если бы этот чувак был еще жив, то Макклёрг с удовольствием бы пропустил с ним пару стаканчиков чего покрепче, а то и пригласил к себе на эфир, посидеть, поболтать, да обсудить вопросы. На самом деле, он бы сейчас многое отдал за хорошую компанию, от того с надеждой глянул на своего единственного компаньона, который, тем временем, переводил на него очередной звонок.
Так творится магия радиоэфира, с кем-то детали обсуждает звуковик, с кем-то  непосредственно ведущий, коль появилась такая возможность, на том конце провода, что забавно, оказывается муж Аби у которого, видимо, выдается, и правда, скучная ночь, раз на дежурстве можно позволить себе названивать в эфир и обсуждать некоторые вопросы поведения ведущего. А что? Неплохая будет дискуссия. Уильям даже не пытается решить конфликт вне эфира, он лишь предлагает подождать пару минут, сейчас песня закончится и они все непременно обсудят, но мужчина, кажется, против. Единственное, кого это волнует-то? Ты позвонил сам, на прямую линию, так что будь любезен. И вот, когда старина Элвис заканчивает, Билли жамкает кнопку и выходит в эфир, даже не пытаясь сделать этот выход более плавным - никаких там “мы прослушали” или “а вот и я”, он просто выдает:
  - Вот бывает же такое, сидишь, ведешь эфир, а тут бабах и ревнивый муж слушательницы. Послушай, дружище, я не против обсудить все, я не против даже извиниться, если ты докажешь, что я в чем-то не прав, но давай будем реалистами. Девушкам негоже скучать одним ночами, они находят себе шикарную компанию и никто их не может в том винить.
Уильям посмеивается, но там, похоже, настроены серьезно:
  - Для начала, я тебе не дружище, хамло. Ты ведешь себя непозволительно, моя жена - приличная женщина, которую ты опозорил перед всем честным людом, - его пламенная речь прерывается, когда появляются характерные гудки - такие слышно, когда тебе пробиваются по второй линии - видать, Аби услыхала своего суженого и решила пресечь эти разборки на корню.
  - Как жаль, - с притворным разочарованием выдает Уилл, да делает глоток пива, - Но наша телефонная линия рассчитана лишь на двоих, третьего мы подсоединить не сможет. Так что спасибо за звонок в эфир и желаем доброй ночи.
Билли бесцеремонно обрубает канал связи и остается в эфире в гордом одиночестве, на фоне тут же начинает играть минусовка nine inch nails - closer, под которую он любит толкать умные темы, да и любые темы.   
  - Давайте мы об этом и поговорим сегодня? О ревности, страсти и том, что заставляет наши сердца биться чаще. О том, что пробуждает в нас желания, порывы. Только не путайте это с любовью, детки, любовь - это сопли, размазанные по реальности. Вот хочешь ты выебать человек и говоришь - я тебя люблю, а, по факту, это приземленное “я тебя хочу”. Я вот, например, люблю кофе на завтрак, но это же не обязывает меня на нем жениться и потом оправдываться, когда мне приспичит чашку чая выпить.
Уильям делает пару глотков пива и после закуривает, придвинув ближе пепельницу, это его эфиры, ему можно все и все уже давно смирились, за стеклянной перегородкой машут руками, мол, у нас есть звонок и Макклёрг кивает, мол, давай его сюда.
  - Говорите, вы в эфире, - произносит мужчина, выпуская в воздух порцию табачного дыма, да прислушиваясь к голосу в наушниках.
Ему нравится слушать внимательно и вдумчиво, нравится вникать в слова собеседника и отвечать с отдачей, в конце концов, ради этого все затевается. На другом конце провода оказывается молодой человек, который открыто повествует о том, что сильнейшее влечение и страстное желание у него вызывает девушка из дома напротив, которую он вечерами видит в окно. Билли даже посмеивается, шутит на тему шпионажа и телескопа, как в некоторых кинолентах, но, оказывается, это житель типичной многоэтажки, где не обязательно быть обладателем таких технических изысков - достаточно пресловутого бинокля. И, надо признать, его рассказ звучит сочно, Уильяму в какой-то момент даже кажется, что он видит и знает эту девчушку с огненно-рыжими волосами, которая любит расхаживать по дому в белом халате. Единственное, над чем ласково посмеивается ведущий, это над их общей надеждой на то, что эта незнакомка не слушает его радиоэфиры и не повесит наконец-то шторы. Билл просит держать его в курсе развития событий в рамках этой занимательной истории и наконец выпускает в эфир Nine Inch Nails в полной силе.
  - Closer, ребята. Выпустите наружу свои желания. Наш телефон 1 901 0222 и я готов слушать вас всю ночь.
Трент, с присущей ему хрипотцой, врывается в эфир, а сам Уильям на минуту закрывает глаза, погружается в этот поток музыкальных интонаций и придыханий солиста, покуда следующий звонок не вырвет его из этой сладостной пучины.

Отредактировано William McClurg (09-08-2018 23:08:26)

+3


Вы здесь » CELTIC WAY » Незавершенные эпизоды » По разные стороны радиоволны