ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Незавершенные эпизоды » Инструкция, в двух шагах, как отхватить по ебалу


Инструкция, в двух шагах, как отхватить по ебалу

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

ШАГ ПЕРВЫЙ - ПОДОЙТИ. ШАГ ВТОРОЙ - ДАТЬ СОВЕТ.

http://funkyimg.com/i/2Kj29.gif

http://funkyimg.com/i/2Kj28.gif

http://funkyimg.com/i/2Kj26.gif

КТО
Kieran O'Shea & William McClurg
КОГДА
День, когда ничего не предвещало беды, но у кого-то знатно сдали нервы. 07.07.18, около обеда.
ГДЕ
Спортзал, куда каждый из них наведывается с завидной периодичностью.

О ЧЕМ
Короче, это история о том, как самыми благими намерениями выслана дорога в известном направлении, потому как Уильям, он же такой - вот стоит паренек (ну, как паренек), явно нервничает, явно на взводе, а чтоб не подойти! Его врожденного очарования должно хватить на то, чтобы утихомирить, да и это, не долго же себя травмировать такими темпами. На самом деле, это простое проявление добрососедства, но, по традиции, что-то пошло не так. Итого, да, два незамысловатых пункта в этой инструкции

Отредактировано William McClurg (11-08-2018 11:48:03)

+2

2

Если задать вопрос о том, что Уильям не любит больше всего, так это вставать после ночной смены и тащиться в зал, потому, для себя, он давно выработал простую стратегию - не ложиться. Тем более, ночью-то можно занять таким дохреналионом интересных и полезных занятий. Можно разобрать записи эфиров, подлить свежие новости на форума, а еще наконец запустить конкурс, который он давно обещал… О! Его любимая вебкам модель вновь крутит задницей перед зрителями, какая, блядь, неожиданность и, какая же жалость, что все дела придется в срочном порядке отложить.
На деле, Билла часто посещала мысль, что можно вообще не спать, в конце концов, ночью он ощущал себя куда более продуктивным работников, вон сколько успевал - а еще сколько всего хорошего можно ночью-то увидеть, прям заглядение. Но, правда заключается в том, что в перечне хобби этого человека числилось не только дуракаваляние, да работа, но и спорт. Тем более,  как говорится, в здоровом теле - здоровый дух, так что, будьте любезны, за тем самым телом следить, потому как без здорового духа, с таким ритмом жизни, никуда.
На самом деле, если уж положить руку на сердце, ему всегда нравилось ощущать физическую нагрузку, ощущать себя каким-то приятно уставшим - после этого, правда, просыпалось второе дыхание, ну или шило в заднице, кому как больше нравится, и Магглёрга тянуло на тропу приключений различного характера. Иногда он творил, иногда он ввязывался в неприятности, местами мог даже оказаться любезным и помочь какой-нибудь крале, которая явно потерялась во всем многообразии тренажеров, в конце концов, мог просто пойти, да плюхнуться в бассейн, наматывая круги - последнее, к слову, самый действенный способ, по мнению самого ирландца.
Его прибытие в спортивный зал, как и всех, начинается с раздевалки и, стоить отметить, уже там начались какие-то легкие намеки на характер сегодняшних приключений, потому как ему на глаза попался чертовски симпатичный паренек лет тридцати, с которым он был бы не против потягать что-нибудь после всей этой истории с гантелями и грушами. И мне, как автору, чертовски сложно не акцентировать внимание на ахренительной заднице Кирана, которая продефилировала мимо, в комплекте с остальными частями тела, конечно же, после таких “тонких” намеков на ее ахренительность. Уильям даже взгляд задержал, да одобрительно головой качнул, мол, а глядите-ка.
На самом деле, грехом будет пытаться улизнуть от объяснений - этого блондина Билл видел здесь далеко не первый раз и, надо признать, даже если иногда улавливал взаимный взгляд, то списывал это на “что этот мудак себе позволяет”, а не на взаимный интерес. Но мы же понимаем, что это не повод прекратить заглядываться, для Уильяма вообще мало что будет поводом прекратить делать то, что ему нравится.
Собственно, там в раздевалке он сегодня впервые на него и налетел, при том, налетел - в прямом смысле слова. Этот привлекательный индивид, заткнув уши затычками, да слушая какое-то музыкальное произведение, умудрился въехать в Макклёрга плечом и даже не извинился. Не то, чтобы у Уильяма нежная душевная организация, вовсе не так, он просто был удивлен таким раскладом - где, блядь, элементарная вежливость? Хотел было даже дернуть, да выяснить ответ на этот животрепещущий вопрос, но эта мысль как-то отошла на второй план, потому как на первый таки выплыло - о, вот это задница. Там он ее и приметил. Там и подумал, что его приключения сегодня будут чертовски приятного характера, но некоторые сомнения на этот счет были, кусались так, за пятку слегка. Аллигатором.
Собственно, столкнулись, да и ладно, в планах Уилла было сегодня дожить до вечера и не рухнуть на горизонтальную поверхность раньше времени, от того, просто необходимо просто будить то самое второе дыхание, которое необходимо его организму, дел-то еще вагон. Он же ночью был большой молодец, который вздрочнул на вебкам красоту, после занялся делами, да и вырубился в том же кресле. Работник года явно его награда, когда ее возьмут в кавычки. Проспав, в итоге, жалких два часа, он находился как раз в том состоянии, которое можно описать словами “лучше бы я вообще не ложился” и даже подумывал плюнуть на все, но мы здесь имеет упорного (барана) человека по имени Уильям Макклёрг, так что вперед, пахать, солнце еще высоко.
Тем более, в этом деле, как говорится, главное начать, потому как если первый пяток минут ему и хотелось куда-то слинять, то все лишь потому, что музыка была неправильная, а когда священный рандом подогнал ему трек под настроение, так процесс заиграл совсем другимм красками. Не открою галактику, но поведаю о том, что музыка для Билли - это отдельный сорт наркоты. Если качественно, если в тему, то он может хоть горы свернуть или еще каким бесполезным делом заняться и достигнуть в том успехов, так ему и считается проще, и что только не делается, вон, только поглядите, увлеченный, прям таки золото, а не человек - все еще и потому, что рот закрыт, давайте все так и останется.
Но, как мы все понимаем, этот безудержный фонтан не может долго без функционирования и, что самое противное, нет чтоб сначала подумать, а потом говорить, он же это, знает как лучше, он же умненький. Во всяком случае, он в это верует. Потому, когда дело дошло до той самой злосчастной комнаты с грушами, которые можно поколотить, да выпустить пар, ну или же остатки энергии, которая еще осталась в закромах, тут-то и случилось непоправимое. Макклёрг вновь налетел взглядом на ту самую задницу - о, вот это совпадение. И, надо признать, там к заднице, все так же, прилагался один нервный молодой человек, который с таким остервенением колотил грушу, что и без груши остаться недолго, но такое, благо, бывает только в фильмах. С одной стороны - ну какое тебе дело-то? Ну колотит и колотит, что тебе с этого будет, Билл, а с другой - ну собьет же руки себе, дурень. Нельзя сказать, что обладатель задницы неопытный индивид - по нему видно, что эту штуку он поколачивает с некоторой регулярностью, но нельзя ж так. В нем заиграла прям эта натура “я же знаю лучше”, да и, если так прикинуть, к нему вообще должен был кто-нибудь из инструкторов подойти уже давно, но никто не чешется, от того придется ему - супер герой нашелся.
  - Хей, парень, - он даже трогает плечо, потому как видит эти затычки в ушах, сквозь которые не пробиться просто так, тем более, что даже по эту сторону слышатся звуки музыки, только так с ходу и не понять какой, - Ты это, потише, на руки-то свои посмотри.
Свои слова он дополняет кивком головы, а то вдруг тот еще не обращает внимание на посторонние звуки, которые доносятся с той стороны реальности, где обитают все остальные люди. Уильям свято верит, даже ждет, что на него среагируют.
  - Кто ж так бинты кладет, давай помогу.

+2

3

Любая медитация направлена на то, чтобы найти гармонию в себе. Найти точку равновесия между агрессией и мягкостью. И это чертовски сложно. Особенно в те дни, когда из этого долбанного равновесия выбивает по щелчку пальца, в один единый момент все изменяется внутри, все закипает от осознания своей никчемности и слабости.

Киран ненавидит эти дни. Ненавидит больше всего в своей жизни. Он все еще чертовски труслив и слаб, как и в детстве, признает это, знает это, искореняет это, но это все еще внутри. Он все еще маленький мальчик под грудой всех этих мышц, раскаченных именно в такие дни. Он все еще скулит от воспоминаний, выплескивает на холст боль и потерю, все еще истерит в одиночестве в студии, и холсты пестрят пятнами черного и красного, пятнами вылитой краски, пятнами его психического дисбаланса.

Киран ненавидит эти дни. Поэтому каждый такой день идет привычным сценарием. Привычным настолько, что от этого ненависть только увеличивается в десятикратном размере. Стократном. Тысячном. Обычно девушки в такие дни закидываются мороженым, смотрят слезливые мелодрамы и плачут в платки. Обычно Пэт приносит бутылку водки, ведет его в паб, потом они блюют от голода и алкоголя где-то на пару, разбредаясь по своим углам в студии. Обычно он запирается в студии и рисует, надираясь в одиночестве, выкуривает пачку сигарет за час и морит себя рефлексией. Обычно он снимает первого попавшегося в пабе мужика и трахается всю ночь до тошноты на утро. Обычно. Когда-то давно.

Киран ненавидит эти дни. И он наматывает бинты на свои кисти, быстро, рывками, неаккуратно, потому что уже встретился с жильцами, прошелся по кварталам своего детства. Это невыносимо, что сердце все еще ноет. За грудиной как будто не хватает чего-то, и от этого тянет, воздуха мало, и он боится, что начнется приступ астмы, оставленной в далеком детстве. Иногда он почти чувствует предвестники, поэтому ингалятор болтается в кармане куртки.

Киран бинтует руки, заткнув уши наушниками. Разминка прошла также дергано, и ему кажется, что внутри крепнет и растет какой-то метафорический ком ярости и злости. Адреналин шарашит в крови, намешанный на музыке и внутренней борьбе и ненависти. Он чувствует себя жалким, никчемным, и поэтому начинает долбить грушу под ритм коктейля и метала, долбящего на самой грани, чтобы не разорвать барабанные перепонки.

Волосы мокнут, лезут в глаза, и ему хочется обриться, чтобы почувствовать себя свободным. Ему нужна эта свобода от противоречий и чувств, ему нужно освободиться от негативной энергии. И в детстве он знал только единственный путь - очищающая драка.

Тим знает, что нельзя трогать его в таком состоянии. Они когда-то давно договорились именно об этом. Что Киран может от усердия раздолбать свои руки или грушу, но Тим не лезет в душу, не трогает, не орет после. Поэтому прикосновение к себе Киран не ожидает.

Он разворачивается и почти бьет по инерции, вырываясь из своего рода медитации, из рефлексии и белого шума ударов, из своего внутреннего ада. Он уводит удар в сторону и дышит, изумленно глядя на мужчину, прервавшего его. Тот что-то говорит, и Киран мотает головой, слизывает пот с верхней губы и ведет плечами. Его нельзя трогать. Мышцы дрожат.

- Какого хрена? - он хрипло отвечает, позволяя наушнику выпасть из уха. Сводит брови.

Мужчина, конечно, выглядит как опытный ходок в зал, успевший размяться. И то, что он говорит заставляет Кирана криво усмехаться. Ему не нравится, когда вторгаются в его личное пространство всякие наглые мудаки. Тем более, если они правы. Костяшки наливаются болью даже под бинтами.

- Кто сказал, что мне нужна помощь? - он склоняет голову чуть вбок, разглядывая своего оппонента, прищуриваясь. Дышать все еще тяжело, и тело вздрагивает от оседавшего в крови адреналина.

+2

4

Уильям очень внимательный человек, это можно даже не то, что работой назвать, а призванием. Замечать человеческое настроение, уметь с ним лавировать между острых камней, а иногда и нарочно на них налетая, от того он, великий и прекрасный Макклёрг свято верил в то, что и сейчас держит все под контролем. Ну, ворчит парнишка и ворчит, что с ним теперь сделать? На деле, выход из ситуации был, можно просто плеснуть чего покрепче в стакан, поговорить за жизнь и наконец пообщаться с кем-то лично, а не через километры проводов. Нельзя сказать, что Билли крайне скучал без живого человеческого общения - он же такая душа компании. Но, одно дело, когда ты ищешь встречи. а другое, когда вот так сходятся звезды и эта самая встреча находит тебя. А чтоб и нет?
На деле, всяких там факторов, в ответ на вопрос “а почему нет?” хватало, вон, например, ему только что чуть не врезали по морде лица. Это, как минимум, должно было насторожить, помочь признать тот факт, что не везде и далеко не все ему могут быть рады, в конце концов, Билли, ты же не центр вселенной. Быть может, и не центр, но, надо признать, чертовски привлекательный спутник с повышенной силой притяжения к симпатичным людям. Мы же знаем, что с него самомнением, помноженным на навык найти себе неприятности на задницу, это превращается в гремучую смесь, которую, далеко не каждый, возжелает встретить, ну и, тем более, приблизиться. Но, Макклёрг не был бы собой, если бы какой-то летящий рядом кулак отбил желание. Мог, конечно, что-то из внутренностей отбить, но не желание.
- Ты, быть может, и молчишь, но вот груша просто отчаянно орет о спасении от такого буйного напора, - он не планирует уводить беседу в серьезное русло, улыбается привычно, жмет плечами и, на деле, думает сейчас о чем угодно, только не о том, что ему может прилететь вместо этой самой груши. Кто же бьет людей-то? В спортзале.
- Тебя уже давно должен был кто-нибудь из персонала остановить, но ты, кажется, распугал всех, так что остался лишь я, - не хватает только “единственный, неповторимый и ахуеннный”, но это Билли упускает, потому как спешит в очередной раз вторгнуться в личное пространство собеседника, не находя в том ничего зазорного. Касается плеча, похлопывая, да после прихватывает ткань маййки\футболки (нужное подчеркнуть) и даже тянет на себя.
- Пошли, я тебе руки перевяжу, Рокки, покуда те не превратились в отвратительное месиво.
На деле, это, возможно, опрометчиво - он даже сам признает. Все же, называть незнакомца именем одного из любых героев кинематографа, когда у того, явно, просто выдался херовый день - это перебор, стоило выбрать что-нибудь более нейтральное. В тот же момент, к слову, он подумывает о том, чтобы вечерком врубить что-нибудь из этого самого старья, увлечься пивком, если ему все же не перепадет компания этого взбалмошного удальца, который что-то, кажется. не в таком уж восторге от перспективы принять помощь от мистера совершенство.
После ночи он еще не растерял этого настроения, которое ведет его язык вперед головы, ему нравится говорить - еще бы, при такой профессии. ему нравится увлекать слушателя в образный диалог, где он предсказывает реплики, тут-то, конечно, человек более реальный, но это вообще не мешает ему продолжать толкать свою телегу.
- В конце концов, что ты теряешь?
Помимо времени и терпения, которое, по мнению самого Макклёрга, вовсе не тревожилось его изящным слогом и очень мягким напором - в конце концов, он же его на плечо не закинул и не потащил в берлогу? Вот. Думаю, это можно считать тактичным подходом, полным изящества.

+4


Вы здесь » CELTIC WAY » Незавершенные эпизоды » Инструкция, в двух шагах, как отхватить по ебалу