ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » На мизинчиках


На мизинчиках

Сообщений 1 страница 40 из 54

1

НА МИЗИНЧИКАХ


https://78.media.tumblr.com/468fcc929c3dacafc34db8b74de1a02f/tumblr_ov82ub9GNu1vl1uuio1_500.gif

КТО
Эйд и ВЛад
КОГДА
24.04.2017
ГДЕ
Дублин, посольство на Оруэлл-роуд и кафе неподалеку

О ЧЕМ
Как настоящий джентльмен, Эйд пришел мириться первым, хоть и получил в глаз. И нельзя сказать. что это не выиграло ему очков -)
ВАЖНО! эпизод был спидпостингом в аське

0

2

Он уже полчаса подпирал собой каменную стенку напротив посольства Российской Федерации на улице Оруэлл-роуд. Занятно, как посольство оказалось на улице, носящей фамилию автора одного из самых известных антиутопических романов... Антиутопии, правда, с внешней стороны не наблюдалось - только дешевые пластиковые окна на длинном КПП да камера на входе, которой он на всякий случай избегал, торча по другую сторону узкой дороги.
Со странной пятницы прошло всего полтора дня, но коварной весне хватило этого времени, чтобы немного поддать дровишек в топку - на улице ощутимо потеплело, и пришлось расстегнуть короткое пальто, чтобы не было жарко. К тому же, так было заметнее, что он не какой-то там непонятного вида мужик, ошивающийся рядом с посольством, а очень даже представительный джентльмен - в ботинках, черных брюках, классической белой рубашке и даже с почти не ослабленным галстуком, уже начавшим неуютно сдавливать шею. По крайней мере, Эйд надеялся, что его одежда и опрятный вид с уложенными назад волосами - это первое, что привлекает внимание редких прохожих, а не посиневший за выходные, начав местами даже чернеть, фингал под глазом.
Фингал напоминал о себе неприятным подергиванием при каждом микроскопическом движении мышц лица, но он даже уже как-то привык к этим ощущениям. Гораздо интереснее было то, что еще он напоминал о вечере пятницы и о человеке, который его им и одарил, ради встречи с которым он и приперся на Оруэлл-роуд.

Как-то так получилось, что бывало всякое, а вот в глаз ему не давали ни разу. Черт побери, это больно. А еще оглушает, потому что дальнейшие слова Влада, переполненные тревогой - ой, ну спасибо! - долетали до него как через вату. Не особо заботясь о чистоте крыши, он уселся прямо на нее, прислоняясь спиной к парапету и немного меланхолично наблюдая за суечением паренька и за лепетанием. Наверное, было бы неплохо позаботиться о себе - казалось, он чувствует всем лицом, как глаз и скула раздуваются до слоновьих размеров, - но вместо этого Эйд прислушивался к каждому слову своей "ошибки", пытаясь понять, а в чем же она, собственно, состояла. На выходе раз за разом получалось, что ни в чем - просто это была целая тропинка ложных огней в лесу, которая все равно вела к...
Влада он даже останавливать тогда не стал, так и остался сидеть с бутылкой воды в качестве первой медицинской помощи, пока нервное русское торнадо не удалилось гарантированно, и пока он сам не замерз на холодной крыше расстегнутым. Домой предстояло брести в одиночестве, с болью и ворохом странных мыслей. Ладно, это было всяко лучше, чем по-прежнему вариться в несвязной какофонии рабочих звуков.

Из мыслей его выдернул звук калитки - тетушка лет пятидесяти выскользнула из нее и резво понеслась по своим делам, сжимая сумку. Первыйнах и горда этим. Не очень, наверное, у них веселые рабочие дни... Следом за реактивной тетушкой начали показываться и другие работники, и зорким глазом (и правда глазом - одним) Эйд высматривал среди них нужного, что, впрочем, было не очень сложно: вопреки ожиданиям, посольство РФ не полнилось другими Владами обоих полов - лощеными, стильными и подтянутыми.

0

3

Понедельник - день тяжелый. Для Влада он таким был всегда - не слишком любя рано просыпаться, он позволял себе засиживаться в выходные до поздно, за что платил собственным недосыпом. Этот понедельник исключением не стал. Единственное, что отличало его от сотен других понедельников, он не просто поздно лег, он вообще почти не спал. Два дня Влад прокручивал в голове ту дурацкую ситуацию, в которой оказался, потому что - дурак. Он всеми силами пытался не вспоминать и забыть все как первый полет в самолете, но выходило так себе. Тот ужас в котором он провел три часа до Сочи, он взлета до преземления, упорно не желал изгнаться из файлового хранилища. Как и ощущение соприкосновения костяшек пальцев с костью черепа Эйда. Ощущение отягощалось жгучей виной и саднящей кожей на кулаке, сбитой этим ударом.

Он не хотел, но раз за разом раскладывал в мыслях пятничный вечер до малейшего жеста, каждый из которых явно воспринялся не так. И как ни прискорбно было это признавать, поведение его можно было описать лишь словами папы, в которых шлюха малолетняя были не самым крепким.

Вечером в пятницу он несколько раз порывался все рассказать Айзеку, но в итоге не решился признаться в том, что его спутали с гомосексуалистом и поцеловали. К тому же Айзек сам был геем, и теперь Влад серьезно так напрягался при его появлении, контролируя каждое свое слово, чтобы не спровоцировать ещё один несанкционированный поцелуй. Судя по количеству лиц нетрадиционной ориентации, внезапно материализовавшихся  вокруг него, Европа и правда загнивала.

Работа не принесла облегчение, день был неприемный, поэтому с самого утра посольство впало в каждодневной, унылую рутину, тихо и сосредоточено занимаясь бумагами. От этой умиротворенной тишины, Влад каждые пять минут порывался уйти в астрал, уснув прямо за рабочим столом. Английские слова в переводе сначала плыли, потом задвоились, а затем и вовсе устроили пляску перед слезящимися глазами, в которые хотелось вставить спички, чтобы не закрывались. Количество выпитого крепкого чая определённо превышало возможности мочевого пузыря, и Влад весь день бегал то пить, то писать.

Движение в делах наметилось ровно к концу рабочего дня, как и полагается. Все уже потянулись к выходу, превращая и без того спокойное здание в вымершее, а они с Беловым закопались в анкетах и билетах ирландского бизнесмена, которому срочно требовалась деловая виза в Россию. Влад даже проснулся. И как всегда начал собираться домой с почти часовым опозданием. Сегодня хотелось прогуляться и прочистить заплесневелые мозги, поэтому он оставил костюм в шкафу, а сам переоделся в джинсы, которые как раз держал для подобных случаев. Новые, черные, почти в обтяжку и зауженные, они выгодно подчеркивали все и еще ни разу не надевались со дня покупки. Как раз и выгуляет обновку в четверть зарплаты. Простая белая рубашка спортивного стиля с небрежно растегнутыми верхними пуговицами и еще одно ирландское приобретение - кожаная куртка. Не косуха, обычная удлиненная приталенная куртка с воротником стилизованным под пиджак. Идеальный баланс между строгостью и повседневностью. С точки зрения Влада.

Он бросил критический взгляд в зеркало. Как там в рекламе говорилось? Стильно, модно, молодёжно? А ещё неспато, взъерошенно и растрёпано. С припухлыми и яркими от постоянного обкусывания губами. Прямо хоть сейчас на панель. Наверное, в чём-то папа был прав. Про шлюх. Влад тяжело и скорбно вздохнул, закинул на плечо тонкую сумку-планшет и пошёл навстречу свободе.

- Троекуров! - остановил путь окрик охранника. - А отметиться.
- Бля, - чертыхнулся Влад, возвращаясь на кпп и вытаскивая пропуск. - Забыл.
- Бывает, - добродушно улыбнулся охранник, быстро проводя вдоль тела ручным металоискателем, выполняя свой долг перед родиной. - До свидания.
- До свидания, - попрощался Влад и наконец вырвался за ворота, подставляя лицо уходящим лучам солнца. Пусть и недолго, но погреться. Щурясь, он неторопливо пощёл вдоль забора, обдумывая маршрут возвращения домой.

+1

4

Он все провожал и провожал глазами неказистые фигурки работников посольства. Что называется, пробило время, а Влад все не появлялся. Работал ли он в этом посольстве? Было ли какое-то другое, и он зря потратил время? Может быть, здесь есть другой выход?

"Или кто-то сильно-больно трудоголик..."

Он было уже подумал бросить эту затею, но дал себе еще пятнадцать минут дурацкого ожидания, убрав мобильный и теперь стараясь внимательно следить за выходом. Как водится, старания ищущих вознаграждаются, потому что долговязая фигура бросилась в глаза сразу. И фигура, и что пониже, обтянутое совершенно нестрогими, несмотря на черный цвет, джинсами. Влад не смотрел особо по сторонам, сразу же устремившись навстречу дому, вероятно. О, эта работа 5/2, всегда стопроцентная гарантия ненависти к понедельникам.

Эйд улыбнулся самому себе, быстрым шагом двинувшись вслед за жертвой собственной симпатии. Впрочем, Влад не сильно торопился куда-то, так что догнал его Эйд без проблем, предупредительно окликнув, прежде чем появится в поле зрения:

- Владислав Юрьевич, подождите же! - тренировался ли он сносно произносить кириллические буковки с визитки, так и оставшейся в кармане?

Черт, конечно же да. Даже порывался пару раз позвонить по рабочему сотовому, но отмел в итоге эту идею как дикую.

0

5

Влад любил этот маршрут, тихая спокойная улица и поворот в парк, куда он и направился, переходя дорогу. Громкий окрик остановил его возле низенькой зелёной калитки, ведущей в Милтаун Голф корс. Точнее, не парк, а гольф-клуб, но вдоль территории шла заасфальтированная дорожка, по которой разрешалось гулять и смотреть, как игроки машут клюшками. Дальше ходить было запрещено, частная территория, но здесь изредка попадались прохожие. Правда, не сейчас. Сейчас вся улица словно вымерла, дабы не стать свидетельницей владова позора.

Он вздрогнул и секунду малодушно помедлил, прежде чем обернуться. Потому что узнал. Вначале не узнал, подумав, что его догоняет кто-то из клиентов, но потом понял, почему ему показался таким знакомым этот рокочущий перевал через букву “р”. И неправильное ударение, хотя сегодня его имя прозвучало намного правильнее, чем в пятницу.

-  Эйд?

И снова он замер, как тупой олень, выскочивший ночью на дорогу, уставившись огромными глазами на приближающуюся машину. Мысли в панике бросились врассыпную, как всегда оставляя Влада отдуваться за всех. Зачем Эйд пришёл? Предъявить претензии? Пожаловаться? За синяк под глазом взгляд зацепился в первую очередь, принося с собой очередную вспышку вины за собственную глупость и несдержанность. И лишь затем он отметил изменения во внешнем виде. Очень серьёзные изменения. Начиная от едва заметной аккуратной щетины и уложенных - уложенных! - волос и заканчивая почти безупречным узлом галстука на рубашке. Совсем другой Эйд. Представительный и ухоженный.

Красивый.

Опасная мысль мелькнула и, к счастью, затерялась в толпе других. Про жалобы и подрыв репутации начинающего дипломата, избившего местного жителя.

-  Эйд, я, - он обречённо остановился напротив. - Добрый вечер. Я приношу свои  извенения за, - Влад неопределённо взмахнул рукой возле своего лица, - за это… Я пойму, если ты захочешь предъявить официальные претензии, но прошу оставить это между нами. Пожалуйста, - тихо добавил, ощущая себя жалким неудачником. Самым худшим дипломатом в истории международных отношений.

+1

6

Они словно поменялись местами с пятницы - по крайней мере, несмотря на все еще стильный шмот, выглядел Влад жутко задолбанно. Словно мешки Эйда со все той же пятницы, оскорбившись на такие резкие действия в отношении глаз, сбежали на лицо победителя. Как будто он не спал все выходные, а каждая секунда рабочего дня истязала его ужасными страданиями. Ко всему прочему Эйд теперь мог еще и созерцать в четком, дневном свете микс реакций и эмоций на лице несчастного атташе. Конечно, превалировал испуг, но... это даже было трогательно. Настолько, что так и подмывало собой воспользоваться, но подобные мысли на корню пресекались. Он пришел сюда не за этим.

- Да вообще-то я извиниться пришел. Не люблю о таком говорить по телефону, знаешь. Это как-то немного трусливо в подобной ситуации, тем более, ты мне визитку оставил так удачно.

Странно было видеть Влада таким тихим и зажато-неловким. Не то чтобы он хорошо его узнал за один короткий вечер, но обычно по первому впечатлению можно составить общий портрет. Этот самый общий портрет преследовал его два дня и три ночи - и тут уж было не избавиться от него ни сексом, ни музыкой. Особенно занятны были последние мелкие штришки на крыше, такие родные и знакомые, пусть и обрамленные в куда более твердую оболочку, чем та, в которой он видел их последний раз. Этот жар и тянущееся навстречу тепло в сочетании с дико бьющимся сердцем зверя, попавшего в силок. И эти слова, звенящие истеричной неправдой.

Он хотел прийти не только для того, чтобы извиниться, но еще и убедиться в том, что ему показалось, а все остальное он надумал сам, своей больной фантазией, выкидывающей коленца от неприкаянности в личной жизни на грани сороковника. И честно, он ожидал больше холодного приема, чем оленьих глаз и нервных попыток спасти репутацию.

"Эх, парень, ну как же ты это так влип..."

- Я неправильно тебя понял в пятницу и погорячился. С недосыпу. Работа иногда напрочь отрывает от реальности. Но это не оправдание, в любом случае такому... киданию на людей. Прости. Я могу в качестве извинения угостить тебя кофе или чаем? Не хотелось бы, чтобы это так оставалось между нами.

0

7

Забавно, но Эйд почему то тоже считал себя виноватым, хотя Влад не винил его в том, что тот перепутал, потому что сам был неправ. Простое недоразумение, вызванное рабочей затраханностью. С кем не бывает?

Только что-то подсказывало Владу, что ни с кем, кроме него.

-  Глупо как-то получилось, - смущённо улыбнулся он, немного расслабляясь.

Всё-таки несмотря ни на что, Эйд ему понравился. Понравился настолько, что не будь этой дурацкой ситуации, он бы с удовольствием продолжил это знакомство. Интересный, умный, образованный и с приятным чувством юмора. Немного неформальный. Хотя, сейчас по нему сложно это сказать. При дневном свете, пусть и медленно угасающем, можно было хорошо рассмотреть отличную, подтянутую фигуру, широкие плечи, создающие великолепный мужской силуэт, ту самую щетину, правда уже намного короче, один-два дня, не больше, которая колола при поцелуе и, внезапно, вызвала небольшое покраснение вокруг губ, которое Влад с удивлением рассматривал в пятницу в зеркале. Он совершенно не думал, что обычная небритость могла закончиться раздражением, это так и у девушек, получается, было?

Он понял, что облизнул губы, только когда кончик языка уже завершил свой круговой путь и снова спрятался за зубами. Неправильные мысли. Плохие мысли. Непозволительные. И снова он залип, рассматривая Эйда. Но ничего не мог с собой поделать. Красивый.

-  Мы просто не поняли друг друга, я не в обиде. Сам не меньше виноват, - он посмотрел под ноги, отпинывая небольшой камушек в сторону. Предложение Эйда его немного… удивило и встревожило. - Послушай, я бы с удовольствием с тобой куда-нибудь сходил, но чай это максимум, что я могу предложить. Я нормальный… - “Плохо, очень плохо. Влад, попробуй ещё раз”. - В смысле, я не хочу сказать, что гомофоб, нет я… спокойно отношусь к любой ориентации, но я не гей. - Влад замолчал, мучительно подбирая слова, потому что не хотел ни обидеть Эйда, ни оттолкнуть его, ни показаться грубым. Как же сложно. - Я… Господи… Бля, - выдохнул он по-русски. - Только дружба, ничего более.

Криво, с заиканием, да ещё и с нарушенной структурой предложения. Тест на худшего переводчика пройден.

+1

8

О чем только интересно тот думал? По крайней мере, по лицу Влада явно ходили мысли, казалось, вспенивая волнами воздух вокруг лица. Эйд же не мог не вспоминать их поцелуй, в котором мешалось так много эмоций, что проще было не думать ни о чем, а идти только за ними. Горячность и неуверенность, и то, как это могло бы закончится в его квартире. Потому что, он был готов побиться об заклад, какой-то части Влада определенно хотелось перешагнуть через этот барьер неуверенности, ощущая, как сладко он лопается где-то внутри колющей ниточкой.

Эйд постарался сохранить беспристрастное лицо, пока Влад неосознанно облизнул сохнущие от волнения и легкого апрельского бриза губы.

- Ну, тогда угощу тебя не гейским... то есть, я хотел сказать, натуральным чаем? - Эйд с улыбкой отзеркалил попытки Влада быть политкорректным. - Слушай, расслабься, просто у нас принято извиняться безалкогольными напитками в кофейне при свете дня за темные грехи ночи - я не буду пытаться тебя целовать, положение об ориентации принято к сведению, - он поднял руки в жесте капитуляции, все еще улыбаясь. - Просто наше знакомство кажется мне слишком многообещающим, чтобы его терять. Не в этом смысле. Я люблю иностранцев, и, наверное. у меня слегка дефицит новых знакомых. В общем, мир?

Он протянул ладонь для заключения перемирия - универсальный жест, чтобы разбить ситуацию, поставить точку и начать все заново.

- И это ты сейчас ругнулся по-русски? - Эйд испытующе глянул на Влада, вскинув бровь.

0

9

Интересно, тот едва уловимый отблеск чувств, что отразился от слов Эйда, что целовать он не будет, назывался сожалением? Нет, глупости. Глупости, вызванные переутомлением, стрессом и авитаминозом. Он же не гей, чтобы хотеть повторения. И то, что его не замутило после поцелуя мужчины, объяснялось всего лишь тем, что какая разница кто, это же просто поцелуй. Губы как губы. С братом же он целовался. И с Эйдом нормально. Всё. Конец проблемы.

Казалось, что с плеч свалилась бетонная плита, когда в голове Влада все мысли наконец договорились друг с другом и приняли окончательное решение: “Дружить. Всё отлично, шеф”.  Дружба, это хорошо. Про дружбу с интересными красивыми мужиками папа ничего плохого не говорил.

-  Мир, - уже намного шире и счастливее ответно улыбнулся Влад, крепко сжимая руку Эйда. - Я люблю чай. И если у тебя нет на примете ещё какого-нибудь маньячного места, вроде подвала или заброшенной стройки, то я знаю здесь отличное кафе, там, за клубом. У них обалденные шоколадные пирожные… Ну.. если ты любишь сладкое, конечно. Идём?

Он засунул руки в карманы и легко развернулся на каблуках высоких ботинок, с небрежно завязанным шнурками так, что три верхние отверстия болтались незакреплёнными. “Гадость расхлябанная”, как называл подобное отец. А Владу нравилось.

-  Прости, - виновато оглянулся он. - Случайно вырвалось.

+1

10

Все еще невероятно приятное рукопожатие, как и в пятницу в Концерт Холле. Стоило больший усилий не скользнуть пальцами, отпуская руку, но Эйд сдержал себя. В конце концов. он должен теперь быть приличным мальчиком, они же мир на мизинчиках, считай, заключили. Кто же нарушает такой договор? Вот-вот, только полный мудень с муравьями в штанах. Само почешется.

- Боюсь, в этом районе привычных мне тараканьих дыр не сыскать, так что кафе подойдет вполне вместе с пирожными. Веди. А бранными словами меня не напугать, как ты помнишь. Просто уточнил. Культурный интерес.

Он поравнялся с Владом, чтобы идти плечо к плечу по почти пустующей улице. Рановато посольство заканчивало работать, никто еще не выполз. Хотя это был определенно не тот район, где можно увидеть праздношатающихся. Здесь почти не было ничего, кроме элитных жилых домов - покупай или снимай весь сразу или пойди вон, нищеброд. Много зелени, куча красивых декоративных оградок, не ограждающих ничего, вычурная планировка улиц, типа Грин Парк, к повороту на которую они подходили - прямая, как стрела, улица кончалась кольцом, вокруг которого было расположено сразу несколько ну просто суперэлитных берлог. В общем,Влад даже в нынешнем состоянии был здесь как-то к месту. Эйд, несмотря на хорошие шмотки,. явно не чувствовал сопричастности к зеленеющему потихоньку уже в апреле району.

- Ты как-то потрепано выглядишь. Сложные клиенты брали посольство штурмом весь понедельник? Или выходные были слишком хороши, чтобы думать о понедельниках? - он усмехнулся.

Обычные мужские разговоры - это его стихия. Оставалось надеяться, что Влад тоже переключился в непринужденный режим.

0

11

Нет, следовало всё-таки заткнуть фонтан памяти. Уж слишком некстати оказалось воспоминание, как ладонь Эйда согревала его пальцы на крыше. Влад надеялся, что не слишком поспешно убрал руку, засовывая в карман, от греха подальше.  Хорошо, что воспоминания имели свойство забываться, и надо было всего лишь пережить несколько неудобных дней, и яркие образы пятницы потускнеют и затрутся новыми. Которые не будут приливать теплом к паху, а оставят двусмысленную сексуальность в покое. Нет никакой сексуальности. Нет. Н.Е.Т.

И точка.

-  Нам туда, - он показал вперёд и повел.

Лёгкое ощущение дежа-вю, только светлее и теперь в роли провожатого он, а Эйд держится рядом чуть позади. Владу было тепло и радостно, впервые он шёл с кем-то, не сопровождаемый тем тоскливым чувством одиночества, которое сопровождало его с самого первого дня приезда в Ирландию. Не то чтобы его мучала ностальгия, но катастрофически не хватало настоящих и близких друзей. И он, даже не смотря на неудачное начало и всего день знакомства, надеялся, что Эйд станет ему таким другом.

-  Нет, я вообще приличный, честно, - мягко рассмеялся Влад. - И людей редко бью, тебе просто не повезло, но матом иногда ругаюсь. Могу научить паре интересных выражений. В обмен на гэльский слэнг.

Они уже добрались почти до оживлённой части улицы, осталось всего минут пять быстрого хода до кафе, как вдруг Эйд спросил это!

-  Я так плохо выгляжу?! - Влад автоматически начал приглаживать волосы, приводя в порядок причёску. Он даже сам не мог понять, почему его так взволновало то, что Эйду не понравилось, как он выглядит. Вообще, Влад всегда довольно щепетильно относился к собственной внешности, и несмотря на то, что в целом осознавал, что красив, собой чаще всего оставался недовольным. От этого несвойственное русским мужчинам желание хорошо и дорого одеваться, любовь к магазинам одежды и тщательный уход за собой. Ему казалось, что сегодняшний выбор гардероба должен подчеркнуть всё, что должно быть подчёркнуто. - Нет, клиентов не было вообще, просто не выспался.

+1

12

- Такой бартер меня вполне устроит, - он довольно хмыкнул.

Приличный он, как же. Знавал он таких приличных под гнетом обязательств и обстоятельств. А натура-то, характер - все наружу просится. И вообще Эйд всегда был против того, чтобы клеймить тех, кто не стесняется в выражениях и готов к месту применить крепкое словцо.

- Что, правда редко? Так мне, получается, наоборот, повезло. Я бы, конечно, предпочел бы выиграть в лотерею, но как еврей из анекдота - даже не купил лотерейный билет. Вселенная отдала удачу как могла.

Эйд с интересом смотрел по сторонам - он давно не был в этом районе, если честно, но ничего особо не поменялось - все такая же приятная, светлая застройка и немногочисленные магазины и кафе. Но от созерцания его оторвала неожиданно бурная реакция на вопрос. Он спрятал невольную улыбку в ладонь, делая вид, что трет подбородок.

"Ну да, nohomo, как же..."

- Нет, выглядишь хорошо, просто на лице усталость как будто недельная. Но да, кажется, недосып - прекрасный ответ на эту загадку.

Вот уж интересно, с чего бы ему не спалось... По крайней мере, Эйд надеялся, что причина была такой же приятной, как у него, чтобы выспаться с субботы на воскресенье.

- Слушай, как тебя вообще угораздило в пятницу со мной куда-то податься? Я не спал почти четверо суток - наверное, выглядел как выживший после зомбипокалипсиса. Это твое кафе?

0

13

-  Ну, знаешь, меня вообще редко пытаются поцеловать мужики. А точнее - никогда.

Если не считать брата, и того одногруппника, который удивительно, но тоже зал на крыши, или то была не попытка поцелуя, а… Да к чёрту! Влад махнул головой и выкинул все запрещённые мысли за борт. И сразу стало проще жить.

-  Я читал, и… зачитался, - признался Влад. - Я недавно купил классную книгу про ирландские мифы, на английском, очень интересно. Но иногда попадались трудные места, приходилось залезать в словарь. В общем, увлёкся. А в пятницу у меня рука ныла, пришлось вставать, пить обезболивающее. Нет, я не  жалуюсь, уверен, что тебе было больнее. Сильно болит? - резко сменил он тему, останавливаясь прямо перед Эйдом. Стоило ему почувствовать себя уверенно, как словесный поток хлынул с новой силой, будто где-то вытащили затычку. - Прости. Мне очень стыдно. Ты мажешь чем-нибудь? Синяки это довольно опасная штука, вообще. А в субботу я смотрел фотографии и рисунки Айзека, потом готовил ужин, потому что моя очередь была дежурить на кухне, и как раз начал читать книгу, так что ужин я сжёг. Никто не пострадал, но пришлось звонить в пожарку и отменять вызов, потому что сработала сигнализация. Айзек - это мой знакомый, я с ним живу. Эмм… Нет, не в смысле, что мы с ним вместе, то есть мы вместе, в одном доме. Мы его снимаем на двоих. Знаешь, я даже хотел позвонить, извиниться, но у меня не было твоего номера телефона. Потому что я волновался, нельзя было оставлять тебя одного, вдруг, тебе бы стало плохо.

Влад вздохнул и развёл руками в карманах, от чего расстёгнутые полы куртки разошлись в стороны. У него определённо был серьёзный недостаток разговоров в крови, поэтому он частил и перескакивал с темы на тему. Точнее, это его обычный стиль общений, который на работе приходилось ломать.

-  Да нормально ты выглядишь, - пожал он плечами. - Мне нравится. - Влад распахнул перед Эйдом тяжёлые стеклянные двери и приглашающе махнул. - Ага, заходи, устраивайся поудобнее.

+1

14

- Ну, мужики многое потеряли, - он подмигнул, тут же смеясь. - Шутка. Я не распробовал.

Твою ж мать, да что ж такое! Какая-то неисчерпаемая тема для шуток и шуток в шутках. Почему он не может просто завалить хлебало и перестать напрягать бедного мальчика?

"Потому что ты гей, и программа "подъебни натурала" автоматически включена - ты не сможешь ее остановить," - голос в голове подозрительно напоминал Зару, даже интонация была в нужных местах...

Впрочем, бедный мальчик расслабился, как было велено, и даже не особо-то и заметил стэнд-аповские потуги Эйда. Более того, он расслабился настолько, что из него прямо-таки полилась очередная "песня" разговора, на которую Эйд подсел прямо с самого концерта, как оседлавший волну серфер.

- Да уже не особо, - он не совсем успел затормозить, совсем немного врезаясь во Влада, прежде чем отступить на шаг назад. - Все по инструкции делаю, вроде помогает. Твоя бутылка меня спасла от быстрого наступления полного пиздеца. По крайней мере, так гласила статья в интернете.

А как гласил Влад, он снимал с кем-то не то дом, не то квартиру. Не шибко шикуют работники посольства, если приходится со всякими Айзеками жить. Кстати, так вообще можно? Разве посольство не предоставляет жилье? Надо будет расспросить об этом поподробнее.

- Плохо мне не стало, только слегка холодно, но это мелочи. Я, как ты заметил, не фанат одевания по погоде. А вот вопрос с телефоном стоит исправить. Благодарю, Владислав Юрьевич, - Эйд изобразил, как благодарственно снял невидимую шляпу, и вошел первым в гостеприимную стеклянную дверь, открытую перед носом.

На фразу про нравится он тоже постарался не отвечать никак, потому что изо рта явно пыталась вырваться какая-то подстава в ответ.

- А давай прям здесь, - Эйд выбрал маленький уютный круглый столик прямо у большого окна. - Что тебе взять?

0

15

-  Я с семи лет боксом занимаюсь. Так что постарайся больше не пробовать, а то могу и во второй глаз.

Кто сказал, что Влад не умеет шутить? Очень даже может. Когда расслаблен и доволен.

-  Будешь хорошо себя вести, дам. Телефон, а не в глаз, - не сдержался он, проходя мимо Эйда в кафе.

Он любил это место, уютно, красиво и обычно очень тихо и спокойно. Иногда, когда не хотелось домой, он здесь сидел до самого закрытия, пил чай и читал. Официантка узнала его и приветливо улыбнулась, вручая плотные листы с меню.

-  Привет, - тихо сказала она, внимательно изучая Эйда. Ну да, сегодня он не один, но зачем же так пристально разглядывать. - Я чуть попозже подойду, да?

Они устраивались, Эйд читал меню, Владу не требовалось, он и без того помнил его наизусть.

-  Чёрный чай с чабрецом, большой чайник. - Он повесил куртку на спинку стула и сел напротив, по привычке начиная закатывать рукава, открывая предплечья. - Брауни, это пирожное, здесь готовят фантастическое брауни, самое вкусное, что я пробовал. Овощной салат и рагу, за них я сам заплачу, есть очень хочется. Нет, я не постоянно голодный, я после работы голодный. А потом ещё идти до дома, и у меня йога, так что надо поесть, иначе будет поздно ужинать.

Он привычно вытянул ноги и… стукнулся коленом о препятствие, которого здесь никогда не было - ногу Эйда.

-  Господи! - Влад собрал свои конечности и сел прямо. - Или твои ноги очень длинные, или ваша Ирландия слишком тесная. Я постоянно на них натыкаюсь.

+1

16

- Я буду очень прилежно стараться - мы, музыканты это умеем. И вообще-то я хотел дать тебе свой.

В кафе даже обнаружились официантки, и Эйду, порывавшемуся пойти сделать заказ у стойки, как привычно, даже не пришлось делать дурацкий маневр - их заметили сразу же, как они вошли. Он невольно ответил девочке улыбкой на улыбку, но той явно был гораздо интереснее Влад. Вероятно, тот был постоянным клиентом. Может быть даже местные девушки считали его богатеньким местным жителем из одного из красивых местных домов в три этажа за красивыми коваными заборами и кустами.

Эйд небрежно скинул пальто на спинку, тоже оставаясь в одной рубашке, но рукава у него уже были закатанным заблаговременно еще на репетиции - так было куда удобнее. Меню он просматривал быстро, быстро двигая глазами вдоль стройных колонок. Почти во всех подобных кофейнях ассортимент был примерно один, только цены и приблуды разные.

Под щебетанье Влада он сделал свой выбор.

- Попробуем твой хваленый брауни. А человек должен питаться хорошо. Надеюсь, у них кофе с бренди достойный...

Йога? Да господи, сжалься уже! Как не шутить, не думать о стереотипах и всегда помнить, что ты обещал не подкатывать?

Как будто слыша его мысли, вселенная еще раз подтопила, потому что ноги Влада врезались в его. Опять. Разве не с этого все началось? С того, что их конечности никак не могут без теплой встречи.

- Немного того, щепотка другого, думаю. Хотя, возможно, у них совместимость по Сатурну, - он совершенно не самодовольно улыбнулся, тут же поворачиваясь к подбежавшей прыткойдевушке-официантке, чтобы озвучить свой заказ.

0

17

- Давай. А то мой уже старый, я давно собираюсь его поменять, только последнюю зарплату спустил на книги и куртку.

Всё, Влада понесло и теперь даже столкновение лоб в лоб с бетонной стеной не могло бы остановить его не слишком смешных шуток и болтовни. Изголодавшийся по общению русский дипломат - страшная зверушка. Вроде хомячка в колесе: бежит, бежит, бежит, не останавливаясь, пока не упадёт и не сдохнет. Вот с Владом обычно бывало так же, только он говорил. Пока не уставали челюсти. Тогда он готовил с трудом.

-  Вот про кофе не знаю, я не пью кофе, вообще. Но говорят, что хороший. Не проверял. Туалет во-о-он там, ну, если тебе нужно отбежать, носик припудрить.

“Господи, фильтр включи, дибилушка!”

-  Или побриться, - добавил он уже менее уверенно.

Кажется всё, кому-то чая больше не наливать. То ли у него передоз дешёвого кофеина из пакетиков, то ли трёхночный недосып сказывался на ясности мышления.

-  Так, мы кажется договорились, что нет у них совместимости, - остановил он, как ему показалось… это что, был гейский намёк или нет?

Свою неловкость он скрыл за юбкой, буквально, пышной юбкой официантки, пока та расставляла часть заказа и желала приятного аппетита. Чай, кофе и пирожные. То ,что не надо было готовить. Ужин наоборот, но плевать, Влад налил себе чай, кинул кусочек сахара и отломил вилкой пирожное. Приторно-горькая сладость взорвалась на языке шоколадно-ореховой симфонией, вызвав стон удовольствия, потому что рот был занят и говорить сложно. Но как только он немного прожевал и слизнул крошку шоколада с уголка губ, то вновь вернулся к разговору, меняя тему на более нейтральную и безопасную, в отличие от совместимости конечностей.

-  А ты чем занимался сегодня?

+1

18

- Ха, заметано, - шутка была очевидна, но почему бы и не поддержать в порядке общего бреда?

Поразительно, как легко у них продолжал клеится разговор. Он бы присвистнул, да некрасиво в помещении. Влад как будто враз забыл и про фингал, и про геев и про покушение на его мужескую честь. И это наводило... на всякие мысли, в том числе на те, что питали его все выходные и заставляли искать в известных местах совершенно определенный тип.

- Ты не пьешь кофе? Ты совершенно точно опасный человек, Влад, - как можно не пить кофе?

Впрочем, не то чтобы Эйд был фанатом, просто ему в принципе было сложно понять отказ от какого-либо продукта. Он рубил и закидывал в себя почти все, и мало было вещей, которые он бы наотрез отказался употребить в пищу.

- Припудрить носик или побриться? Какой интересный разброс. Но спасибо за гайд, - он весело фыркнул, ничуть не обидевшись.

Его новый русский типадруг выдавал интересные пируэты - Эйду даже как-то слегка казалось, а уж не нервничает ли тот все еще в его присутствии. Ну так, слегка. Хотя такое бывает и тогда, когда не особо знаешь, как вести себя с представителями... другой команды, как говорят в Америке.

- Не в этом смысле, - Эйд беззаботно пожал плечами, все еще слегка улыбаясь.

Про все всегда можно сказать, что не в этом смысле, и вроде бы как шутка не укусит тебя за зад. К тому же перед ними так удачно появился заказ, и можно было сделать вид, что вдумчиво пробуешь кофе и пирожное. Кофе сгодится, кстати, а пирожное и правда весьма и весьма. Крошки шоколада на губах Влада тоже весьма-весьма...

"Так, о чем там мы?"

- Да я только вот с репетиции, и сразу к посольству. Сложное и мучительное вхождение в график, неделя вторая. Или первая с половиной. Или третья. Если честно, я не очень уже помню.

0

19

- Не люблю кофе, он горький. Ни в каких вариациях. Вот такой я странный. Зато я чай люблю в любых вариациях. Кроме как с молоком, с молоком это извращение.

Удивительно, как быстро они с Эйдом нашли общий язык, и Влад почувствовал себя свободно. Он в принципе всегда легко общался, но  не всегда за этой улыбчивой беспечностью скрывался настоящий интерес и доверие. Даже после всего, что произошло, он продолжал доверять Эйду, хотя, наверное, не стоило. Но хотелось. Эйд напоминал ему брата, не внешностью или манерами, в этом они с Леном были абсолютно разные, а какой-то спокойной уверенностью и чувством защиты.

За столько лет Влад устал быть в полном одиночестве и сильным. Устал тащить на себе ношу, которая с каждым днем казалась всё неподъёмнее. Устал быть серьёзным и перспективным. Иногда о приходили мысли, что он не справится.
Не вытянет. Сдохнет где-то на полпути.

Эйд ничего не требовал, не обращал внимания на дресс-код и не морщился, когда Влад выдавал крепкие словечки. И он был заинтересован в нём настолько сильно, что даже извинился за свой подбитый глаз.

Улыбка исчезла с губ, как скрывшееся за тучами солнце, на пару минут обнажив настоящие чувства Влада. Его смертельную тоску по брату и нормальной жизни. А затем снова вернулась, с новой силой растягивая уже привычные всегда улыбаться мышцы лица.

- Здорово. А что вы репетируете? Расскажи немного о своем оркестре, в нем много человек? Вы знамениты? Где выступаете? Как тебе вообще пришло в голову создать собственный оркестр? Тяжело был? Я не слишком много вопросов задаю?

+1

20

- Вот за это готов выпить, - Эйд салютнул своим слегка алкоголизированным кофе. - Только англичашки могли придумать такое лютое извращение, как чай с молоком пить. Хотя на вкус иногда ничего так.

Или это просто очаровательный лондонец по имени Майк был ничего так, отчего Эйд был согласен на все, что наливают и накладывают. Это были три прекрасные сессионные недели в самом центре Лондона, потрясающе беззаботные и милосердные к мозгу. Тогда ему в принципе казалось, что вот так и надо жить: две трети суток - музыка, и еще одна треть пополам на сон и простые радости жизни типа секса, общения и вкусной еды. Золотые деньки, прекрасные тем, что закончились и вряд ли когда-либо повторятся опять - чем реже воспоминание, тем оно дороже.

Он быстро отмахнулся от назойливых воспоминаний, напоминая себе, что он вообще-то здесь и сейчас, и напряжение между ним и Владом рассосалось вконец. Оружия вновь взведены, но на этот раз наступать он будет по-партизански - ползком, неспешно, расччитывая на быстрый ближний бой и, конечно же, победу. Или поспешное отступление, пока не наваляли - все зависит от того, насколько он хорош в деланьи неправильных выводов на одном и том же месте несколько раз подряд.

- Нет, только не так быстро, а то ж я пока отвечу, забуду, какие были остальные вопросы, - он улыбнулся, отковыривая себе еще кусок брауни и хорошенько запивая его несладким кофе, приготовившись долго говорить. - Сейчас разминаемся по классике. Мы готовим новую программу, которая спонсирует мои бессонные ночи - готовлю эту самую программу, но пока с этим затык. У нас есть постоянный зал для репетиций, где мы базируемся, но он не наш личный. Но даже это было чертовски сложно организовать - я вообще, знаешь ли, так себе в бизнесе и прочих штуках, в основном такими вещами занимались мои друзья, я только набирал непосредственно оркестр и отвечал за программы. У нас небольшой постоянный-постоянный состав, расширенный постоянными сессионщиками. И мне в голову сначала вступило стать дирижером, а чтобы дирижировать, пришлось собрать свой оркестр - в общем, план был сложным, но в итоге оно того стоило. И определи, что значит "знамениты"?

Влад был не первым, кто с искренним интересом расспрашивал его об оркестре, но, определенно, был самым пытливым в ллане вопросов, бывших более глубокими, чем просто спросить, каких классиков они играют, и "разве классическая музыка не скучная?"

0

21

-  Это азиаты придумали, чтобы увеличить калорийность чая. В России есть народность, буряты называются, они пьют чай с очень жирным молоком, добавляя ещё сливочное масло или бараний жир, где-то в соотношении половина на половину. В холодные зимы только такой чай и спасает от смерти. У китайцев всё сложнее, у них только определённые сорта пьются с молоком. Считается, что молоко лучше раскрывает именно этот вкус чая. Но я в принципе не люблю молоко, зато я люблю чай со всякими травами и фруктами. Я вообще очень люблю чай.

Влад всё-таки заткнул себя и налил ещё одну кружку. Принесли, наконец-то рагу с салатом, и можно было приступить к ужину. Пока он жевал, Эйд получил возможность ответить на вопросы. И тут начались проблемы. Эйд говорил быстро и всё ещё с тем самым акцентом, который всё ещё вызывал у него лингвистический оргазм, но немного мешал пониманию речи. Во-первых, не все слова Влад мог перевести на слух, особенно специфические термины, а во-вторых он иногда выпадал из смысла, потому что заслушивался голосом и звучанием и упускал нить повествования. И из-за этого приходилось переспрашивать некоторые слова и пару раз даже повторить предложение целиком.

А ещё несколько слов ему просто понравились настолько, что захотелось услышать их ещё. Наверное Эйд решил, что он совершенно тупой и не говорит по-английски. Из-за этого Влад волновался, пытаясь контролировать своё собственное произношение, но мысли бежали настолько далёко вперёд, что он то говорил очень медленно и академично правильно, то срывался на быстрый, жуткий русский акцент. Тот самый рязанский английский, над которым смеялись у них в университете. Никогда ещё он не чувствовал себя настолько неуверенным в самой любимой своей стихии.

-  А дорого купить зал? В смысле, нужно ли его покупать? Что выгоднее, арендовать или всё-таки купить? Это же не просто обычный зал должен быть, а с необходимой акустикой, да? С другой стороны можно сначала приобрести помещение, а затем постепенно его отремонтировать, доводя до ума, так наверное, даже дешевле будет… Прости, я лезу не в своё дело. Очень вкусное рагу кстати, мне нравится ваша кухня, такая смесь русской и немецкой - сытно, много и с картофелем.

Влад не хотел, но его экономически подкованный мозг уже взялся за интересную задачу - он с университета не занимался ничем,связанным с бизнесом, - и начал мысленно разворачивать бизнес-планы, прикидывать доходы, расходы и сводить дебеты с кредитами. да, организация собственного оркестра было очень смелым мероприятием. Можно сказать - авантюрой.

-  А какие проблемы с программой? Классики очень много, сейчас каждый уличный музыкант играет классику, мне кажется, люди уже наелись классики по самые уши. Но большие концертные залы всё равно предлагают практически одну классику, чтобы найти что-то интересное и современное, нужно перекопать десятки концертных площадок. По-крайней мере в нашей стране. А то что не классика - невыносимо слушать, как “Призрак оперы” на органе, - улыбнулся он. - К сожалению, не Веббер. Кстати, ты знаешь, что он упёр эту мелодию у “Пинк Флойд”, даже практически не скрываясь.

Он соскакивал с темы на тему, боясь, что забудет, что хотел сказать, потому что хотелось сказать очень многое. Словно Эйд мог вскочить и убежать, не дослушав.

-  А под словом “знамениты” я имею в виду известность. Насколько узок круг ваших слушателей? Например, я не помню, чтобы где-то слышал о вас, хотя я так и не спросил, как вы называетесь. Где чаще всего играете? По клубам, или маленьким залам, или в том же Концерт-холле.

+1

22

- У азиатов хотя бы была достойная причина... И да, по тебе заметно, что чай ты любишь, - Эйд едва ли мог назвать себя специалистом в каких-либо напитках, но на основе богатого опыта мог отличить дрянной вкус от недрянного, а что еще в быту нужно? - Занятна жизнь в холодных широтах... И не особо местами приятна, судя по всему, если приходится пить чай с жиром.

Собрались как-то в одном кафе знаток чая и знаток музыки - на выходе получилась музыкальная реклама дряни из пакетиков... Случайно получившаяся шутка им даже в какой-то степени подходит, потому что до этого все, что у них получилось - дурацкое происшествие, которое даже с подбитым глазом, на следующий день его изрядно повеселило. Всю репетицию Зара сверлила его своими всепроникающими темными глазами, многозначительно поглядывая из-за грифа виолончели. Эйд буквально видел, как в облачке над ней витают многочисленные вопросы, которые она собирается задать, толкаясь с саркастичными замечаниями. Ужасная. ужасная женщина. Самая худшая идея в его жизни - подружиться с ней, предварительно не выставив к чертовой бабушке из этого оркестра. Нет, худшей идеей было бы и правда ее выставить - тогда проще было бы самому слинять к чертовой бабушке, и ему бы даже там понравилось, несмотря на пригоревшие адские печеньки и вообще неуютную обстановочку на задворках Ада.

Но, к счастью, сразу после репетиции Зару сдуло вместе со всеми на обсуждение каких-то профсоюзных приблуд, и Эйд шустро ускользнул вылавливать Влада.

Влада, который совершенно точно слушал его развесив уши и, казалось бы, иногда забывая жевать свой удручающе здорово-пищевой салат. В те моменты, когда не переспрашивал что-то, и Эйд не думал о том, что, наверное, стоит прикрыться чашкой с кофе, чтобы скрыть улыбку. Его это не раздражало, а скорее забавляло, потому что переспрашивал Влад на разные голоса, точнее, разные акценты - то с типично русским, то с настолько нарочито британским, что даже британцы так не разговаривали и сочли бы его рафинированно-манерным аристократом, или как уж там у них. Трудно было не заметить. что это паренька здорово парит, но Эйд прекрасно понимал, в чем дело. Наверное, стоит ему чуть попозже сказать, что его не всегда те, кто говорит по-английски, тоже не всегда его понимают из-за сильного гэльского прононса... Но попозже, потому что, ну правда, это мило.

- Проще и дешевле арендовать, но лучше купить. А еще лучше - купить место или здание и с нуля переделать под себя, но даже крупные оркестры себе такого не позволяют. К тому же, нас не устраивало быть где-нибудь, поэтому мы играем и обитаем в зале в самом центре - неподалеку, кстати, от Темпл-бара. Astrodome, может, слышал. Там много проходит разных мероприятий не особо классического толка.

Ну, что ж, теперь он точно может с уверенностью сказать, что нервничает Влад или нет, но быстрая ротация тем является неотъемлемой частью его манеры общения. Ему еще в пятницу понравилась эта живость и реакция вообще на все. Русский, казалось, замечал вокруг себя все, и его мозг при этом не работал в режиме сноба, на подлете отметая мелочи за неинтересностью и недостоинством внимания, а давал возможность любой детали проявить себя и стать занятной. Интересно, если они бы дошли  пятницу до квартиры без всяких казусов, они бы вообще до чего-нибудь бы добрались или просто проболтали бы всю ночь? Он как-то уже даже и не уверен...

- Ага, сажаем картошку, выращиваем картошку, готовим картошку, продаем картошку... ИНогда подташнивает от картошки, и хочется чисто из чувства противоречия навернуть голого мяса вообще без гарнира. Чтоб не мнила о себе всякое, - Эйд хмыкнул.

Как-то прямо вспомнился "картофельный период" Ника - это было похоже на настоящее издевательство над пищеварением. У него, кажется, даже на накрахмаленные воротнички уже случилась тогда непереносимость, не то что на картофель. А за спиной маячили осуждающие тени жертв Картофельного голода, будь они неладны. Ирландское, блин, наследие - о картошке либо хорошо, либо ничего.

- Проблема с программой в том. что она как раз-таки не классическая и в том, что ее пока нет. Куча проблем с авторскими правами. В последний день перед выходными мне хотелось сожрать партитуру и прямо в ночи отчаянно бежать и искать композитора. Вероятно, это мне в итоге сделать и придется... Что-то такое слышал, не знаю, правда или легенда, но в конце концов, кто не украл у Pink Floyd после появления "Pink Floyd? Опять же, если уж красть, то только у самых достойных, - он ухмыльнулся.

А что, кради как художник! И вообще все украдено до нас. Так что кради лучшее и делай это еще лучше, делай это по-своему, и ты точно не прогадаешь.

- Мы широко известны в узких кругах, все как обычно. Я не скажу, что у нас есть какие-то прямо яркие фанаты, но программы людям нравятся, так что билеты раскупают. Мы стараемся играть что-то, что понравится людям, что-то понятное, запоминающееся и не слишком... умное. Как бы то ни было, люди хотят отдохнуть, развлечься и подзарядиться эмоциями - мы стараемся дать именно это. Кто хочет правда заморочиться, те идут на концерты Дублинского оркестра. Per Astra Orchestra - ты вряд ли что-то слышал, но скорее всего видел афиши. В клубы мы не впихиваемся, да и акустика не та, тянет только электроинструменты и то сомнительно. В основном в Astradome и играем, можно сказать, наша площадка, иногда в Helix, в Концерт Холле, как я говорил, кажется, мы играли дважды с составом еще одного оркестра. Очень редко пишемся в студии - единичные контракты буквально. В общем, берем, что дают, но лишь бы в нашей основной деятельности нам никто не указывал. Сложно, но возможно. Как-то так. Не устал еще слушать про тяготы оркестровой жизни?

Он осушил остатки кофе залпом - аж в горле пересохло столько трещать за раз.

0

23

-  В отличие от кофе, мне нравится его вкус, и я его различаю. Очень многие мои знакомые не могут отличить один сорт чая от другого, особенно если это зелёные чаи. Может, надо было мне идти в дегустаторы, стал бы чайным гуру.

Теперь, когда волнение улеглось, как и ворчаще-сосущее ощущение в желудке, принявшее достойную жертву из овощей и мяса, можно было расслабленно устроиться на стуле, растекаясь по спинке и всё-таки вытягивая ноги. Чёрт с ним с совместимостью по всей Вселенной, но он за целый день итак насиделся, согнувшись, что тело уже отказывалось сгибаться в форме буквы “ч”. Оно хотело палочкой и желательно на диван. Высокий рост и длинные ноги оно, конечно, красиво даже у мужика, но почему-то среднестатический мир был устроен под куда меньшие размеры, из-за чего Влад не всегда находил места для своих конечностей. Ездил он в университет на маршрутке, из тех, которые под маркой “Форд” собирались в Елабуге на коленке русско-татарскими кривыми руками, поэтому наполовину разваливались ещё даже не доехав до конца конвейера, а то что вопреки всему добиралось таки, оказывалось настолько непригодно для перевозки живых людей, что даже испанские инквизиторы позавидовали бы мастерству елабужских мастеров пытки. И судя по расстоянию между креслами, проектировали это карлики для карликов, так как колени Влада не просто упирались в спинку переднего сиденья, а натурально туда не помещались, из-за чего приходилось сидеть широко раздвинув ноги, дабы запихнуть их в крошечное пространство.

Он не сдержал усмешки, подумав, что если бы каждый, кого он пихал своими ногами, пытался бы после выползания из адского приспособления в конце маршрута его поцеловать, то треть Москвы ходила бы с фингалами. Это, конечно, не касалось симпатичных девочек и Эйда.  Потому что как хорошо ирландец дирижировал, Влад не знал, но вот целовался он…

Влад несколько нервно облизнул губы, промакнул салфеткой и задвинул очередную плохую мысль куда подальше.

-  Я не мешаю?

Он попытался передислоцировать ноги, но куда бы их не вытягивал, везде натыкался на препятствие. Этот столик слишком маленький для них двоих. Чтобы разместиться подальше друг от друга, следовало выбрать один из больших столов с диваном, а не этот микроб. Но пересаживаться было бы глупо. Тогда могло сложиться впечатление, что Влад не хочет прикасаться к Эйду, то ли брезгует, то ли чего-то боится, и это могло обидеть. С другой стороны из-за них пятничная история могла повториться…

Господи! Все эти сложности общения были невыносимыми, только он разобрался с Айзеком, и теперь вот Эйд. Что, в Ирландии нормальных гетеросексуальных мужиков не водилось? 

-  Правда, послушай “Echoes”, начало один в один, Уотерс даже обозвал Уэбера сраным плагиатчиком в одном из интервью. Это, кстати, к слову об авторских правах. С классиками проще, они уже умерли и с ними не нужно договариваться.

После еды всё-таки накатила усталость и все мысли, хорошие и плохие, завязли в топком сонливом болоте, оставив попытки перекричать друг друга и позволив, наконец, Владу скинуть контроль за каждым своим движением. Он привалился коленом к какой-то части ноги Эйда, под столом было не видно, и периодически выстукивал какой-то ритм, справедливо полагая, что если тому надоест, то он отодвинется. Правда, двигаться особо было некуда, и мысль перебазироваться на диванчик становилась всё более заманчивой.

-  Нет, - честно ответил Влад, потому что мог слушать и слушать, и про оркестр, и про картофель, и акцент, потому что потрясающий. И голос потрясающий. И вообще Эйд потрясающий. - Очень интересно. Я точно не видел ваших афиш, я вообще мало что видел, нам не особо рекомендуют шляться по городу. Так, стандартные достопримечательности и вот за целый год единственный концерт в пятницу. Я бы не отказался сходить на ваш концерт, так что если всё-таки договоришься с правообладателями, может продать мне билет, с удовольствием схожу.

Он потянулся к чайнику, печально констатировав, что чая осталось только на полкружки и дал знак официантке повторить.

-  Через звёзды… - задумчиво повторил, рассматривая кружку в руках. - Это ты назвал?

+1

24

- Сидел бы в позе лотоса с чайным венком на голове и командовал бы армиями чайных церемоний. Истина в чае, сын мой, не жадись на пакетики, не заваривай дважды, не передерживай зеленый, жертвуй рабам плантаций, - Эйд весело фыркнул.

Влад бы забавно смотрелся нарисованном в индуистском стиле божеством - в своем неповторимом стиле художники обязательно бы подчеркнули все удачные черты лица.

- Нет. Погоди, я просто сложу конечности вот так, и все будет классно, - ну, или что-то вроде, - ему нравилось сидеть у окна, а у окна были только маленькие столики, да и не задумался он как-то о том, что для их габаритов это станет прокрустовым ложем.

Хорошо хоть, у столика не было вычурных ножек - простой низкий плоский круг - хоть носки ботинок не цеплялись ни за что. В итоге лучшее, что он мог сделать - закинуть ногу на ногу. Да, так стало значительно удобнее. Тем более он то настоялся и намахался, а вот Влад, кажется, был не в восторге от своей сидячей работы сегодня - по напрягшейся линии плеч скорее всего от неприятной дискомфортной боли было заметно, и по тому, как тот иногда ерзал, пытаясь устроиться так, чтобы позвоночник не тянуло. Он сам становился таким же беспокойным от долгого сидения над нотами, потому что на самом деле, когда уже начинает что-то болеть, то больше не остается в мире такой позы, чтобы было удобно и приятно, кроме как лежать звездочкой даже без подушки и стараться не шевелиться.

- “Echoes”-то я знаю хорошо. А как-то над этим фактом не задумывался особо. Если честно, я мюзиклы как-то не особо... Надо будет погуглить интервью. Да знаешь, с классиками и вообще с людьми проще было бы договориться. Проблема современности в том, что правами владеют не авторы, а совершенно левые чуваки, которые очень удачно обирают и нас, и самих авторов. В общем, имеют всех, а мы еще и добавки просим. Это сущий ад. И последнее, что мне хочется - так это вариться в этом аду вместо того, чтобы заниматься своим делом. В общем, буду иметь серьезный разговор с ребятами-совладельцами - будем думать, как быть дальше.

Он очень постарался не замолкнуть, когда на ноге появился дополнительный источник тепла. Мозг первым делом наивно попытался затянуть все ту же песнь, но второй раз он на это не поведется. Это вполне могло быть на фоне всего случившегося странное проявление комфорта. Само по себе не плохо, а очень даже хорошо, но не повод танцевать победный танец. Но как-то все ранво мысли о неуемном флирте напоминали о себе. Ох, блин, эта неделя явно будет долгой судя по такому напряженному началу...

- Билет - это не проблема. Буду очень рад видеть. На репетиции тоже. Я там тебе, кажется, обещал палочку показать. Девять дюймов, чешуя дракона, натуральный пластик, очень гибкая, - смешок вырвался запоздало. - Как-то удручающе прозвучало - как будто тебя, как заключенного водили... напомни, ты давно здесь? Хочу прочувствовать степень заключения. А название... Скорее, коллективное творчество, но утверждал я. Название мы давали, уже зная, что будем жить в Astrodome. Как-то в связи с тематикой прижилось неплохо. К терниям опять же отсылает, а терний было предостаточно.

0

25

-  О да, - рассмеялся Влад, подхватывая. - Всё именно так, кроме того, что некоторые сорта чая можно заваривать до десяти раз. В России по несколько раз можно заваривать даже чёрный, после раза третьего, когда вкус у него становится похожим на солому, это называется настоем Ивана Грозного. Почему именно Грозного, не знаю, наверное, потому что он очень суровый.

В кармане завибрировал телефон, пришлось доставать и читать пришедшую смс. Влад не мог игнорировать звонки, так как работа его предполагала срочные вызовы и оплачивалась посуточно, а не почасово. Его могли сдёрнуть посреди ночи, чтобы принять участие в телемосте с какими-нибудь Эмиратами и Гуамом, помочь Белову с переводами срочных документов или ещё что-нибудь не требующее отлагательств. К счастью подобное случалось не слишком часто, поэтому не напрягало. Но трубку Влад брал всегда.

Это был не Белов, и не посол, и даже не Стас… Станислав Андреевич. Влад даже в мыслях называл брата новым именем, чтобы не брякнуть случайно кому не надо чего не надо. Абонент Катюша спрашивал о планах и приглашал в кино. После того, как по посольству прошла информация об их разрыве с Элей, свободная женская часть коллектива активизировалась и внезапно завалила его приглашениями погулять или ещё чего. И даже одна несвободная дама. Ещё чего Владу не слишком хотелось, как и заводить новые отношения, поэтому количество изощрённых отговорок росло с каждым днём. Вот и сейчас он быстро набрал, что не может, так как на встрече, и положил смартфон на стол. Строгий и чёрный, как и положено телефону дипломатического сотрудника.

-  Правообладатели - зло, - кивнул он. - Из тех денег, что мы платим за какое-то произведение, до автора доходит единицы процентов, хотя сейчас многие переходят на электронные кошельки, чтобы вся сумма поступала напрямик к создателю. Но тогда ему приходится заниматься рекламой и раскруткой. Сложная система и немного устаревшая. Уверен, что будущее за интернет торговлей. Но всегда будут находится люди, желающие заработать деньги, ничего не делая. Спасибо, милая.

Это уже к официантке, которая принесла чай и несколько тонких плиток горького шоколада на маленьком блюдце. За неимением собеседников, Влад частенько разговаривал с девушками в форме, скрашивая и своё и их время. Поэтому он всегда мог рассчитывать, что ему оставят одно пирожное, если они вдруг начнут активно заканчиваться, или принесут шоколад, или ещё какие-нибудь мелкие приятности, сопровождаемые широкой, искренней улыбкой.

-  Боже, палочка! - он закрыл глаза ладонью, вспоминая разговор, мешающий всем наслаждаться Пателем. - Мог бы принести её сегодня, в качестве жеста примирения: вот тебе палочка, больше не бей меня. Прости, дурацкая шутка. - Влад собрался на стуле, подтягивая к себе ноги и в очередной раз проезжая по колену Эйда. Он даже не отдавал себе отчёта в том, что делает это не столько потому, что так сильно тесно, а потому что ему нравится это ощущение чужого тепла возле себя. - Она и правда пластиковая? Какое страшное разочарование, я думал, что они деревянные. Будешь? - предложил он, наливая чай себе. Это была уже четвёртя или пятая кружка, дальше явно потребуется отлучиться и проводить излишки жидкости в последний путь. -  Я тут чуть больше года. Вообще, это моя первая поездка за границу, и я рассчитывал, что будет больше интересного. И больше свободы, но дипломатическая работа довольно закрытая, как и само посольство в целом. Так что если ты знаешь какое-нибудь интересное место в Дублине, можешь рассказать, как его найти. Потому что я чувствую, что начинаю немного подтухать. - Влад развернул шоколад, он обожал эти тончайшие, порционные плиточки, которые ломко хрустели и обладали тонким балансом между сладостью и горечью. Он слизнул с пальцев остатки подтаявшего шоколада и запил чаем. - Кстати, по поводу телефона, диктуй номер, я прозвоню тебе свой.

+1

26

- Мы предпочитаем просто "ослиная моча", но это так, местный колорит. Не вижу смысла жадиться и не взять еще один пакетик.

Эйд, правда, замолк, когда откуда-то со стороны Влада раздалась вибрация. Интересно, это правда, что работникам посольств вообще по любому поводу звонят в любое время дня и ночи? От найденного в канаве неопознанного трупа с определенным заграничным паспортом до попадания туристов в больницы на другом конце страны от посольства? На самом деле за такое количество времени чтения детективов у него накопилось весьма много вопросов относительно сферы работы Влада, но чтобы их задать, любопытство должно было победить этику - вроде как, им нельзя делиться такими подробностями с простыми смертными и не причастными. Эйд оставил парочку вопросов вариться в котле ближней мысли, чтобы посмотреть, победит любопытство или нет.

- Проблема в том, что даже в интернете, если ты сам не занимаешься всем от и до, что вряд ли принесет тебе доход, то ты все равно так или иначе попадаешь в руки дистрибьюторов. Даже размещая трек в iTunes, часть дохода ты все равно платишь iTunes за размещение и предоставление площадки, даже если все права остаются при тебе. Там очень сложная система, искусственно осложненная желающими заработать. Такая же фигня с патентами на разную хрень.

Сложно было не заметить, с каким расположением к Владу относился местный персонал. Он действительно был здесь постоянным клиентом, но дело было даже не столько в этом, сколько... Неправильно, наверное, говорить, что девушки засматривались на дорого одетого Троекурова, но если бы был подходящий шанс, то они обязательно бы им воспользовались. Как-то даже взгрустнулось, хоть Влад и не проявлял к ним какого-то особого внимания, которое бросалось бы в глаза, даже при том, что у него наверняка никого не было. Эйд вздохнул, но быстро вновь спрятался за дружелюбной улыбкой.

- Я подумал. что если вдруг ты даже говорить со мной не захочешь, то будет очень глупо и неудобно потом ходить с палочкой в кармане, - он правда думал об этом, но в самый последний момент отмел эту идею.

Она и правда была дурацкой. Ко всему прочему, выглядело это как попытка неумно подкупить ребенка не особо вкусной конфетой. Идиотизм, одним словом.

- К тому же, надо же иметь туз в рукаве. Вдруг ты меня простил бы не до конца, и мне нужно было бы еще потом как-то реабилитироваться. А насчет палочки - они бывают деревянными, я пользуюсь дешевыми пластиковыми, потому что иначе было бы накладно.

Было даже уютно соприкасаться как-то под столом. Все же ощущение тепла человека, который тебе нравится, приятно даже в самой безобидной форме. Даже если тебе кто-то просто приятен внешне в общественном транспорте, будет совсем не мучительно, если на следующей остановке войдет дохрена народу, и вас сплющит вместе, заставляя неловко улыбаться и попытаться как-то не тыкать друг друга в слишком личные зоны. Мозг человека странно устроен.

- Спасибо, - кофе кончился, и в ход пошел чай - неплохая замена, когда много говоришь.

И хороший вид на сценку Влада с шоколадными изделиями. Уже знакомое облизывание пальцев все равно обращало на себя внимание, порождая всякие не совсем обеденные мысли.

- За год тюремного заключения нестрогого режима - это явно слишком небольшое количество прогулок, - продолжил Эйд тюремную метафору. - У меня вообще достаточно свободного времени даже сейчас - я могу показать тебе город. Если ты не чураешься общественного транспорта и прогулки на своих двоих. Да и потеплеть скоро обещалось совсем.

И вот снова всплывает тема работы в посольстве - любопытство все-таки победило и победно поскакало вперед мысли.

- А это правда, что вас выдергивают каждый раз, когда в каком-нибудь деле замешаны граждане вашей страны? Ну, или... трупы предположительно граждан вашей страны? Прости, я просто читаю много детективов, и иногда там попадается всякое на эту тему. Я в основном знаю о работе посольства по всякой хрени, связанной с преступлениями и по выдаче виз на примере личного опыта, что называется. Как-то читал достаточно старый шведский детектив годов, наверное, восьмидесятых - он весь был закручен на посольской жизни. Записывай телефон, - он продиктовал свой номер, пока Влад клацал на мобильном нужные цифры. - Можешь добавиться в какой-нибудь мессенджер - так звонить дешевле. У меня Метеор, если что.

0

27

-  Печально признаваться, но в нашей стране живут люди, которым дорого покупать даже чайные пакетики. Ты даже поверить не сможешь, сколько человек могут попить чай из одного пакетика. В деревнях есть люди, которые собирают разную траву и пьют её, так как не хватает денег на чай. Хотя ладно, в перезаваривании чаще всего виновата, конечно, лень.

Он налил в чистую кружку чай и придвинул к Эйду, раз уж он сегодня чайное божество. Наверное, это немного странно быть в Ирландии с ирландцем и пить китайский чай с чабрецом, но Влад был доволен, что Эйд не стал заказывать спиртное. После отцовских алкогольных срывов он не слишком любил всё, что было связано с горячительными напитками. Да и этот русский обычай “ты меня уважаешь? значит пей” - ненавидел. Потому что после отказал всегда следовали идиотские вопросы: “у тебя что, язва? Ты завязал? Нет, так не пойдёт, нужно выпить”.

Были такие люди, которые мгновенно вызывали расположение и создавали ощущение, что ты знал их всю жизнь. Влад сам не мог понять, чем ему так сильно понравился Эйд, но совершенно не хотелось ставить точку в их беседе и расходиться.

-  Придётся всё-таки принять твоё приглашение прийти на репетицию и посмотреть таки на твою палочку, правда я не совсем уверен, что это будет удобно. Вы работаете, зачем я вам там мешаться под ногами? Я могу зайти к тебе после работы и забрать на прогулку, если ты действительно хочешь со мной ещё куда-нибудь прогуляться. Я люблю гулять, а после московских электричек зимой мне не страшен ни один вид общественного транспорта.

Всё съедобное закончилось, даже шоколад, на пустом столике остался только чайник и две чашки, и стало сложнее отвлекать свой взгляд. Влад всё чаще застревал глазами на Эйде, стараясь не слишком пристально и бестактно его рассматривать, но всё равно не мог до конца скрыть свой интерес. У Эйда, помимо потрясающего акцента и линии плеч, было ещё и потрясающее лицо, на которое он обратил внимание практически с первого взгляда. Несмотря на довольно глубокие морщины возле носа, глаз и на лбу, тот был довольно молод, может даже моложе, чем показалось с первого раза. Интересно, прилично ли будет спросить о возрасте? Удивительно яркая и подвижная мимика постоянно меняла лицо, создавая всё новые и новые детали, которые хотелось подмечать и изучать.

А может Владу просто нравился ирландец. Даже не из-за того, что ирландец, а в целом, глобально, ещё никто не вызывал в нём настолько сильного интереса. Разве что брат, что брату он нравился как данность, и Лену не нужно было ничего доказывать. А здесь хотелось не допустить ни одной ошибки, учитывая, что одна уже укоризненно темнела на него со скулы Эйда.   

-  Да, каждый раз и даже чаще, - он обвёл кончиками пальцев край кружки, прежде чем сделать очередной глоток. - Мы представляем нашу страну и наших граждан в чужой стране, и решаем их проблемы, потому что это наши люди. Ирландия не должна решать проблемы русских только потому, что они живут в Ирландии. Достаточно того, что она предоставляет им жильё и работу. А всё остальное, что касается законов России - делаем мы. Всевозможные справки, свидетельства, регистрации браков, замена паспортов, выдача свидетельств о рождении - это всё мы. Насильственные трупы - это единичные случаи, а чаще всего наша работа рутина и обыденность. А я ещё так, зародыш дипломата, поэтому по-большей части перевожу документы и вбиваю данные в компьютер. Иногда принимаю людей, консультирую, как правильно заполнить заявление и куда его отнести. Ничего захватывающего. Ну, иногда меня берут в командировки, чтобы консультировать людей, как правильно заполнять заявления в другом городе, потому что посольство то одно, а визы требуются во всей Ирландии. Так что я работаю в основном с русскими фестивалями и школами, а трупы проходят всё мимо меня. Не заслужил, -  наигранно горестно закончил он, разводя руками. - Что за детектив? Интересный? - Влад набрал продиктованный номер, убедился, что пошли гудки и скинул вызов. - У меня нет мессенджеров, нам нельзя ими пользоваться, так что максимум что могу себе позволить - смс.

+1

28

- Мы тоже собираем разные травы, делаем из них чаи, называем натуральными природными продуктами, берем в три раза больше денег, чем за обычный чай в веганских магазинах, - протянул он задумчиво. - Ты не думай, я не то чтобы против или особо циничный, просто задрала эта повсеместная кампания про без ГМО, фермерскую еду и все такое типа "полезное", - Эйд показал воздушные кавычки. - Всю правильную и здоровую еду придумали уже много лет назад - открывай любую книгу по медицинским диетам и вперед. Кстати, чай у них хороший.

Он нисколько не против здорового образа жизни, зато очень против того, чтобы наживаться на всем подряд, без стыда и совести пудря головы людям. С одной стороны, конечно, сами виноваты, что ведутся на всю эту муть,а с другой - некоторые подводные камни, даже будучи очень образованным человеком, сложно приметить. Даже мобильные технологии в ХХI веке развивались не так быстро. как изобретались все новые и новые способы обмана честного населения.

- Удобно-не удобно - это вообще не музыкантам решать, как ни прискорбно. Они привычные к сцене, а на репетициях часто присутствует кто-то, ничего в этом такого нет. Главное - не мешать. Но можно и после работы, когда все разойдутся. Глянешь, и прогуляемся до ближайших достопримечательностей. Ты так произносишь про электрички, как будто это было похоже на то, чтобы пережить эпическую битву из Властелина Колец, - он весело фыркнул.

Только чай, две чашки, очень маленький столик, тепло чужой кожи через две брючины и неизбежное рассматривание друг друга. В таком освещении у Влада прозрачные, чистого голубого оттенка глаза, которые он не знал, куда деть, постоянно утыкаясь ими в Эйда. Не без интереса утыкаясь и ласково так щекоча самолюбие. Слишком... не соответствовало опять же заявленному. А Эйд вот не стеснялся рассматривать своего собеседника - о хорошо умел это делать непринужденно, не оценивающе, а просто как будто бы собирал образ. Так, чтоб люди не чувствовали, что их ощупывают взглядом и прикидывают возможности.

Рубашка выгодно обтягивала мышцы на руках, но при этом, в отличие от самого Эйда, например, делала его только стройнее, даже сидя. У Влада красивая форма лица и интересной формы губы - уголки словно закручивались вверх. Линии, которые было бы интересно проследить языком, а не только взглядом. Даже жалко, что на крыше не получилось особо долго насладиться ступором русского. Черт, он снова думает как озабоченный охотник за натуралами... Типа натуралами, ага...

Синяк под глазом согласно заныл.

- Зародыш? - Эйд засмеялся. - В смысле, еще даже из яйца не вылупился? Грустно. И что трупов нет - тоже грустно. Хотя, я когда тебя увидел в Концерт Холле, вообще сначала подумал, что ты еще студент. Но вряд ли тебя бы тогда взяли на такую работу. Даже без трупов, - телефон Эйда заиграл в ответ на вызов тяжелые начальные риффы Doctor Online от Zeromancer, и пришлось поспешно сбрасывать - слишком нарушало уют кофейни. Даже какая-то благообразная бизнес леди оглянулась на них со своей чашкой эспрессо. - Жестоко, а как же внутриконторное общение? Даже скайпами не пользуетесь? Книга, кстати, называется "Цветы для Розы", автор - Ян Экстрем. Он вообще очень известен на родине, особенно своими полумистическими детективами. Но этот обычный, там все крутится вокруг посольства Швеции в Париже, одна из главных героинь - вице-консул. Занятная вещь, хоть и старая.

Закончив чесать языком, Эйд внес Влада в записную книжку телефона, даже не потрудившись присвоить ему фамилию Просто Влад. Тут уж не перепутаешь.

0

29

-  Весь картофель - ГМО, можно даже не обольщаться. Как и кукуруза. И вообще любой продукт питания без исключений, так как ни одно растение или животное не находится в том же состоянии, как их нашёл человек. Все они так или иначе изменены, что пшеница, что капуста, что курица. В природе свинья никогда не даст бекон, как бы она ни ела жёлуди. Да лысая кошка и чихуахуа - это просто гимн генной модификации. Как и бананы без семян или сладкие арбузы. Прости, я в гимназии просто работу зачётную по биологии делал, серьёзно так погрузился в тему, много чего интересного узнал. - Как интересно с чая они перескочили на ГМО и трупы. - Ладно, я зайду перед самым концом и тихонечко прокрадусь в какой-нибудь малозаметный угол. Не то, чтобы я не хотел посмотреть на репетицию… На самом деле, нет, я слишком хорошо знаю, насколько это скучно и нудно выглядит со стороны, так что думаю десяти минут мне хватит. Главное скажи куда и когда.

Влад уже настолько свыкся с ощущением чужого колена у своего, что когда подвинулся, меняя позу, почувствовал разочарование от того, что оно исчезло. Он вернул ногу обратно, уже даже не отдавая себе в этом отчёта. Он уже вообще практически перестал контролировать себя и своё тело, полностью поддавшись очарованию Эйда. И начал очаровать его. Как будто в мозгах включилась какая-то инстинктивная программа приманивания, словно что-то дремало внутри и вдруг проснулось, среагировав на раздражитель.

-  Представь себе вагон, в котором в ряд, друг напротив друга расположены деревянные лавки на трёх человек, ну и всё, окна есть. Эти окна уже практически рассыпались от древности, поэтому в них нещадно дует, а машинист отключил отопление, чтобы экономить энергию. И когда она приходит на твою станцию, то из дверей уже вываливается народ, а тебе нужно зайти. И ты заходишь, потому что выбора то нет. И так едешь часа полтора, пока тебя не выкидывают на нужной остановке. Выкидывают, потому что сам ты выйти не можешь, так как ноги за это время превратились в айсберги. Не так эпично, как во Властелине колец, но так же страшно, - рассмеялся он с мягкими, низко-вибрирующими нотками.

Заметил ли он, что его движения стали более плавными, чуть томными, кончик языка дразняще касаться губ чаще, а пристальный взгляд уже совсем смелым? Завлекающим. Обещающим. Влад даже не понял, что его поведение вообще хоть сколько то изменилось. Губы сохли - он их и раньше постоянно облизывал, даже отец не смог отучить от дурной привычки. Движения увязли? Так это от усталости, а в том, что его колено уже слишком часто проезжало по бедру Эйда он не виноват. Тесно. Хотя приятно.

-  В смысле что я пока на самой низшей карьерной ступени. До посла мне, как пешком до Антарктиды. Это мой первый контракт в статусе аттше и первая командировка. Я два года назад только университет окончил. Так что я уже не студент, просто так хорошо сохранился, а вообще мне двадцать шесть. Совсем большой мальчик, - добавил он, взглянув на Эйда поверх чашки с чаем. Кружка вообще оказалась универсальным барьером между собеседниками, её можно было рассматривать, поглаживать, выставлять между. Такой маленький и хрупкий уничтожитель неловкости. - “Цветы для Розы”, я запомню. Надо будет почитать. Что-то название мне напоминает, какой-то жёсткий бдсм-роман, - он задумался, пытаясь вспомнить название. - Хотя я могу ошибаться, - Влад медленно поднялся, демонстрируя себя… всего. - Так, прости, но мне нужно отойти, иначе случится международный конфуз.

+1

30

- То-то и оно, что в мире ГМО, даже растения, из которых делают предметы, типа веревок. Но люди все равно ведутся на эту истерию. такая же байда с фермерскими продуктами - они вот совсем ничем не лучше и не гуманнее, так разве что у мяса иногда чуть лучше вкус, но если покупать свежее мясо фермерское и нефермерское, разница будет видна, только если один из производителей особо злостно мухлюет, а с равной степенью вероятности это может быть и "фермер" и нет. Кстати, эти "фермеры" - тоже миф. Это все равно компания или корпорация. И, вау, ты еще помнишь, что делал в школе, - эйд невольно улыбнулся.

Сам-то он уже с трудом припоминал школьные годки - помнил только музыкалку. Весь школьный экспириенс полностью затмила академия, врезавшись в память каждым причудливым извивом жизни студента-музыканта в лохматые безынтернетные годы.

- В конце недели или в субботу будет неплохо. Погулять можно тогда же. За продление репетиции на полчаса, час, три и так далее фирма ответственности не несет.

Это он так, на всякий случай. Сейчас не было никакого смысла гонять оркестр вхолостую сверх нормы - достаточно было просто держать в тонусе.

- А ближайший концерт у нас на следующей неделе с твоей нелюбимой классикой. Могу пристроить. Можешь даму сердца позвать или там, не знаю, потенциальную даму сердца. Дама, даже если ей тоже не нравится классика, всегда оценит культурное рвение мужчины.

Он сказал это исключительно ради проверки. Правда, даже сам не понял, чего. Просто чтобы проверить реакцию? Сравнить с текущей? Потому что в текущей реакции Влад как будто нарочно терся о его ногу коленом и вообще снова изменился - будто снова настала пятница. Еще пара признаков - и Эйд бы заподозрил паренька в биполярном расстройстве легкой степени, а так почему-то в голове крутилась дурацкая ассоциация с сериалами, в которых копша под прикрытием соблазняет объект, чтобы в момент, когда он все-таки соблазнится, снять доказательства и вызвать наряд, прячущий в безобидном фургоне за углом.

- Жестокие у вас электрички. У вас же вроде все наладилось с царских-то времен. Или я чего-то не знаю про Россию?

Вообще, то, что он видел в Питере, не было так уж и плохо. Точнее, совсем не было плохо. Хорошо, конечно, тоже не было, но... страна как страна. В Польше, например, было страшнее. И в Риге. Но, вероятно, чтобы познать разницу, нужно заехать куда-то дальше центра культурной столицы.

И нужно быть очень стойким, чтобы проигнорировать изменившийся смех. Теперь почти кокетливый, даже завлекающий. Случившийся по щелчку пальцев...

Когда-то всем казалось, что их якобы бурный роман с Ником закрутился сразу и не на шутку, как огненный торнадо во время взрыва, но это было не так. Это только Ник переключался туда-сюда, словно сошедшая с ума железнодорожная развилка, и понадобился не день, и не два, и даже не месяц, чтобы Эйд смог научиться переключать ее куда надо самостоятельно и худо-бедно показать самому Нику, как это сделать. И снова, как дежавю, как начало песни AC/DC: "Меня застало врасплох в середине ж/д путей... Мой разум метался, и я думал, а что я могу? Ведь я знал. что помощи от тебя я не получу..." И он стоял и смотрел на ходящую туда-сюда ходуном стрелку, как громом пораженный.

Слова Влада долетали до него кристально-ясные, но он все равно как будто воспринимал его в замедленной перемотке. Странно. Чертовы флэшбеки.

- Совсем большой? Да, неудивительно, что ты еще зародыш, ты ж получается буквально недавно выпал из гнезда альма матер. Но зато уже в посольстве работаешь - это вроде бы не так просто добываемая должность, кого попало туда не берут. Я в твои годы был весьма бессмысленен, а сейчас мне тридцать шесть, и не скажу, что за десять лет особо много изменилось, - смешок вылетел как-то сам собой.

Ну да, изменения-то конечно были, но это все было так, косметический ремонт, да опыт.

- Кстати, больше двадцати четырех тебе не дашь. И ты, наверное, про "Цветы для Элджернона", и единственное. что бдсмит этот роман - это твои хрупкие чувства и нежное, не готовое к разрыву сердечко. Беги, спасай честь страны.

Он легко отпустил Влада в уборную, нагло разглядывая того со спины. Теперь, когда пальто ничего не скрадывало, а складки рубашки только подчеркивали, как и джинсы в облипочку, он мог еще раз в полной красе оценить свой нешанс, который он, кажется, упрямо не хочет теперь бросать после недвусмысленного "нет". К сожалению, кафе было небольшим, и шоу быстро закончилось. Пришлось в ожидании наконец-то снять ногу с ноги, устроиться и написать пару сообщений.

0

31

-  Ну, я не так уж давно её и закончил, эту школу, чтобы забыть.

Да, Влад помнил школу. Хотел бы забыть, да не мог. Как и многое из своей жизни, связанное с отцом и его методами воспитания. Когда кто-то из друзей отца после пары-тройки стаканчиков водки начинали смеяться громче и жаловаться на своих баб и детей-подростков, которые неуправляемые выходили из-под родительского контроля, Влад только прятал горькую усмешку, уходя к себе в комнату конспектировать учебники или читать книги. Он даже не понял, в каком месте у него был тот самый подростковый кризис, про который все говорили, отец ломал любые попытки к неповиновению при малейшем проявлении даже подозрения на него.

Подростковый кризис Влада пришёлся на то время, когда Лен навсегда уехал из дома, Оля вышла замуж и переехала к своему мужу, а он остался наедине с начинающимся безумием и алкоголизмом отца. Учёба в школе и во всевозможных кружках была единственным спасением от того, чтобы не стать безумным самому.

-  Окей, конец недели меня устроит. Если хочешь, можно и раньше встретиться, мне всё равно после работы особо делать нечего.

Мысли об отце ещё хуже плохих мыслей о мужских объятиях и колючей щетины на губах. Влад спрятал тяжёлый вздох за спасительной кружкой с чаем и вернулся к Эйду.

-  Дамы нет, вот уже месяца два как нет и надеюсь, в ближайшее время не появится. Не везёт мне с дамами, я так себе кавалер. Неперспективный. По разному у нас, есть подороже электрички, с мягкими креслами, столиками, туалетами, вай-фаем и чаем-кофе, есть бюджетный вариант, с деревянными скамейками. Проблема общественного транспорта в России в том, что общества много, а транспорта - мало. Вот все и не влезают. Точнее, влезают все, но с трудом. Но у нас хотя бы нет в метро дядей в белых перчатках, чтобы уталкивать пассажиров в вагоны, пока сами залезаем, без помощи.

Тридцать шесть лет. Вот и вопрос с возрастом решился сам собой, почти столько же, сколько и Лену. Стасу. Может этим объясняется, что им так легко общаться, потому что Влад привык и предпочитал всегда людей старше себя. Но обычно люди старше себя относились к нему как тому самому зародышу - маленькому и тупому, даже если сами не отличались умом и сообразительностью. И это тоже шло в плюс Эйду - он держался на равных, не пытался утверждаться опытом, статусом и возрастом. Хотя в чём-то Влад немного стеснялся нового знакомого, ему казалось что между ними пропасть, и конечно, он хотел впечатлить и оставить о себе самые лучшие воспоминания. Одно он уже оставил. Прямо под глазом.

Интересно, чувство вины когда-нибудь отпустит его или нет?

-  Я лет с двенадцати знал, что стану дипломатом, поэтому целенаправленно учился, а протекция отца помогла получить должность в МИДе ещё в университете, поэтому окончил я его и сразу в секретари-референты. Так что можно сказать, что в дипломатию я пролез по блату. Но даже блат не делает карьерную лестницу посла хоть сколько то короче, нужно пройти все ступени до единой. Я пока только на первой. Эй! - он лёгко стукнул кулаком по плечу Эйда, уже встав, но тормознув из-за последних слов. - "Цветы для Элджернона" я читал, в оригинале и на русском, так что не надо тут. Может я вспомню, уверен, что в названии цветов точно нет.

Облегчив в туалете мочевой пузырь, но не душу, Влад долго рассматривал себя в зеркале, пытаясь холодной водой смыть лихорадочный блеск с губ, глаз и всего остального, что прямо таки лучилось радостью от этой встречи. Получилось ещё хуже, так как с губами вообще всегда происходила какая-то беда, этот “блядский красный цвет подходил больше девке, чем мужику “, был даже дурной момент в жизни, когда Влад заказал себе по интернету несколько тюбиков разнообразных матовых бальзамов и попытался его скрыть. От питательных масел и витаминов его губы не просто засияли, они ещё и “приобрели шелковистую гладкость и упругость”. Всё,  как и обещали в рекламе. Потом он постригся и покрасился. Затем снова постригся и покрасился. Купил себе широкие джинсы, которые “роскошно” сели на его задницу и подчеркнули длину ног, затем были прямые брюки, сделавшие его “неприступно-сексуальным”. В общем, что бы он ни пытался сотворить со своим имиджем, всегда выходила “сексуальная блядь”. Отец так и не смирился с его внешностью немужика. Да, Эйд здесь давал ему сотню очков вперёд, красивый, но одновременно с этим мужественный. То, о чём Влад мог только мечтать.

-  Я вспомнил, - он вернулся из туалета бросив попытки придать себе брутальности. - Он называется “История О”, и как я и говорил, так нет цветов в названии. - Влад сел обратно, нечаянно сдвинув стул и оказавшись немного ближе к Эйду, чем раньше. - Ещё чай, кофе, пива? - он мысленно прикинул, сколько калорий уже съел, сколько может позволить себе и на сколько потребуется увеличить нагрузку, чтобы их компенсировать. - Или тебе надо домой? - спросил он таким тоном, который не оставлял сомнений в том, насколько ему не хочется, чтобы Эйду хотелось домой.

+1

32

- Прозвучало так, будто "еврей никогда не забудет концлагеря, даже если там не сидел". Но вообще я тебя понимаю - мне, сказать по-честному, вообще не нравилось особо учиться. Я бесконечно пользовался любыми отмазками, которые могла мне предоставить музыкальная школа - от срочных репетиций к концерту, который, какой сюрприз, обещает честь школе, до экзаменов и концертов, которые сделают честь аж всему городу, району, содружеству, вставить нужное. В противном случае, заморачивался, только когда было нужно.

Оттого суператтестатом он никогда не блистал, а вот экзамены сдал неожиданно хорошо к вящему подозрению нескольких учителей. Но Эйду их подозрения были до лампочки, он был честен, и вообще, у него даже любимые предметы есть, только он не собирался заявлять об этом на каждом углу - как-то слишком среди своих палевно. И нет, то что физика - это электричество, а электричество - это рок'н'ролл - вообще не оправдание для таких постыдных признаний даже в дружеской компании.

- Можно и раньше. До пятницы у меня только в среду еще одна репетиция, а все остальное время - жесткий секс с правами на обладание и аранжировками в свободном графике.

И вот они добрались до сокровенного, и... ноль реакции. Точнее даже так - реакция отрицательная, только подтверждающая, что все-таки кое-чей радар не сломался. Печальненькая типа история прилагалась. ну та, которая про недавний разрыв. Сложно было сказать по Владу, насколько тот был болезненным тогда и сейчас - слишком ровно, что может значить, что пофиг, а может - что Влад пытается не подавать виду и вообще об этом не думать.

- Как так - неперспективный? Не сходится, наговариваешь на себя - молодой, красивый, при перспективной должности. Просто с девчонкой не повезло, бывает. Это не значит, что одна неудача и навсегда. Еще пока мы далеки от дефицита женщин, - зато какой разговор пошел мужицкий - про риторические отношения. - А карьера... ну, в некоторых сферах нет иного выхода, кроме как ждать. Так уж они устроены. Ай!

Дружеский тумак даже слегка застал его врасплох. И что у этих русских за манеры!

- Сам сказал, что тебе название напоминает, - Эйд наигранно потер ушибленное.

Пока он ждал возвращения Влада, он успел наскоро поинтересоваться у Зары, как там их встреча-слет или что там профсоюз делает, на что получил лаконичный ответ, что все как на форумах, и лучше бы этим придуркам завести уже наконец настоящий долбаный форум, а не цапаться в реальности от нечего делать. Справедливо. А еще он подумал о том, что как-то вся эта Владова определенность с карьерой невесело звучала. Да и сам он был кажется не особо рад. Как-то скорее... meh. Иной раз видишь людей, которые притворно печалятся о своей судьбинушке, но только лишь затем, чтобы окружающие еще больше ценили их статус и то, чем они занимаются, но как-то тут даже и гордостью особо не пахло. Как-то опять же все слишком ровно. Если бы Влад был русскими горками, то очень странными и непредсказуемыми. Вроде бы вот тут должен быть большой подъем, но почему-то вагонетки едут полого, вот тут должно быть спокойно, но тебя заносит в мертвую петлю.

Противоречия, противоречия, противоречия...

Они общаются всего второй раз, но эти противоречия затягивали в себя, порождая кучу незаконченных гештальтов. Гей Влад или нет, они все равно порождались, и даже если потенциально ничего перепасть не может, все равно хотелось продолжать копать, чтобы получить хоть несколько ответов, свести хотя бы пару деталей паззла в единую картинку и успокоиться на этом.

"Ты опять пытаешься изображать из себя психолога и знатока чужих внутренностей. Кончай с этим, разберись сначала со своим эмоциональным диапазоном мыльницы," - внутренний голос вновь звучал с язвительностью, подозрительно напоминающей Зару. "Кстати, даже это приписывание некоторых фраз мне говорит о том, что кто-то воображает себя дохрена наблюдательным. Завязывай"

Из дурацкого внутреннего диалога его вытащил Влад, не столько словами, сколько сокращением расстояния.

- Чай будет отлично. У меня нет сегодня ничего, ради чего стоит спешить куда-то - специально вот освободил остаток дня на случай, если примирение тоже пойдет не так, - он улыбнулся, давая понять, что это шутка.

В конце концов, не только Влад не может удержаться.

0

33

-  А я любил учиться. И до сих пор люблю узнавать всё новое.

О всех своих дипломах, медалях и прочих учебных достижениях почему-то решил промолчать. Ему показалось, что Эйд решит, будто он ботаник и посмеётся. В конце концов есть ли хоть какая-то гордость в красном дипломе?  Знания сами по себе - пустота, только их приложение имеет значение. Влад же пока в своей жизни совершенно ничего не добился, даже на работу его пристроили благодаря связам. Сначала с отцом, а потом со Стасом.

-  Поэтому и жених неперспективный, потому что в школе учился, в университете учился, не было у меня возможности уделять девчонкам много времени, да и не особо то хотелось, если честно. Не нашёл я ещё ту, с которой хотелось бы завести долгие отношения, поэтому все мои романы быстро заканчивались. И с последними что-то не заладилось, хотя я их и начинать то не хотел. Так что чёрт с ними, с отношениями, мне и одному неплохо.

Да, не самая приятная тема для разговора, учитывая истинную причину их разрыва с Элей, о которой они умолчали оба, сказав лишь что характерами не сошлись. Хотя как ещё можно назвать периодическое желание убить друг друга, как несовпадением характеров. Но вот потерю сексуального интереса и почти постоянные осечки Влада к концу их отношений - это очень неприятно для обоих. Элю задевало, что она не могла разжечь, а Влада - что разжечься. Так что телами они как-то тоже не совпали. Но это не то, о чём говоришь человеку, которого знаешь всего два дня.

-  Классно, - Влад широко и искренне улыбнулся, делая официантке знак. Он, конечно, старался поменьше сиять от радости, что Эйд остаётся, но получалось с трудом. - А я мороженое закажу. Буду толстым, некрасивым, но счастливым, - процитировал он любимую Олину шутку. - Придётся добавить ещё один аэробный цикл в тренировку.

Наверное, два мужика в кафе, поглощающие чай и десерты, это странно даже для Ирландии. И слегка немужественно. Но Влад любил  сладкое и не собирался себе в нём отказывать.

-  Что, думал, не придётся ли провести остаток вечера в больнице, леча второй глаз? - он шутливо ударил коленом о ногу Эйда и там его и оставил. Тепло и хорошо, к тому же в этом положении стула места стало ещё меньше, так что… Всё прекрасно. - Значит, ты был в России. И как тебе? - спросил, кивком благодаря девушку за мороженое - три шарика сливочного пломбира с шоколадной крошкой, фруктами и двумя вафельными трубочками. Калорийная бомба. Может, всё-таки стоило принять предложение Катюши и сходить с ней в ночной клуб, потанцевать? Но ведь она же решит, что это свидание, свяжет обязательствами, а оно надо? Может Эйда пригласить? Хотя он не слишком был похож на человека, который вообще хоть раз бывал в ночных клубах. - А ты случайно не знаешь в Дублине какой-нибудь хороший ночной клуб? Чтобы безопасно, без наркоты и прочего криминального.

+1

34

- Я тоже люблю узнавать все новое, но в школьном формате оно как-то невкусно. Да еще и когда то, что не нужно или не интересно лично тебе вот прям сейчас. И вообще, я тогда играл в группе, мне было положено бороться с системой.

У него странные, специфические проблемы с познанием. За партой ему сидеть не нравилось, но нравилось узнавать новое и что-то уметь. По большей части, ему не нравилось заниматься в группе, особенно в большой, хотя он не был против работать в командах, но это совсем другое, не как в школе. А еще больше нравилось что-то узнавать тихо-мирно сам с собою и желательно без всяких там планов и подгонок под задницу.

- Знаешь, чо скажу. Никто в школе не любит тех, кто любит учиться. Однако, все вырастают, и не дай бог оскорбить даму подкатом, если у тебя зарплата меньше энной суммы, которую можно получать, только если хорошо учиться и обладать хорошим образованием. Так что кое-кто нелогичен, а тебе не стоит загоняться по этому поводу. Кстати, да, чем лучше тебе одному, тем привлекательней ты жених, так что продолжай в том же духе.

Кстати, совершенно искренний совет. Странные приблуды человеческого полового диморфизма: если женщине сильно больно хорошо одной, значит она либо лесбиянка, либо "сильная и независимая с сорока кошками", если мужчине сильно больно хорошо одному, то появляется целая толпа женщин, которая стремится доказать ему его неправоту и доказать, а что вот с ними он еще и счастливым будет. Никакой справедливости. Наверное, гже-то в той же области плавает фишка, что "чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей".

- Всерьез тренируешься? - поинтересовался он праздно, вознамерившись в таком случае заказать себе какой-нибудь самый завалящий чизкейк. - Хотя, наверное, не имеет смысла спрашивать - зуботычины у тебя явно профессиональные.

Ну как тут все еще не смеятся? Кто-то днями говорит о первом поцелуе, а он вот о первом фингале. Кстати, он даже не помнит, был ли у него такой ажиотаж после первой пощечины. Надо как-нибудь будет покопаться в закромах памяти, проверить. А то вдруг он мазохист, а узнает об этом только под сороковник?

- Нет, предполагал, что ты настолько оригинальный, что не станешь повторяться и перейдешь на что-нибудь еще. Сумочкой там в ухо залепишь от души... - ладно, удар коленкой он заслужил. За вредность. - Мне в принципе понравился Петербург, но была зима, было мрачновато, и мы не то чтобы особо где-то гуляли - вихрем пронесло по музыкальным местам и квартирам. Народ у вас специфичный, но зато с вами не скучно. В основном я запомнил то, что ваше любимое развлечение - рвать шаблоны логики. Когда ты предлагаешь что-то, предполагаешь, как это будет делаться, а потом охреневаешь от того, что вы это делаете каким-то очень изощренным способом. Метро в центре жутковатое - с усиленными дверями дополнительными, из-за того, что под рекой туннели проходят.

Влад получил свое мороженое, чтобы стать страшным и толстым, а вот чизкейк Эйда не впечатлил размерами тощий такой - и в ширину и в высоту, зато на большой тарелке. Наверное, ему пока нельзя становится страшным и толстым... Ну ладно.

- О. еще мы были вечером на Невском, любовались... ночными бабочками. Не впечатлило. Зато мосты красивые, хоть их и не разводили, когда мы приезжали, все же зима. Но, наверное, здорово, когда асфальт стоит вертикально, как в Инсепшен. Можно потрогать. Хотя, мне говорили, нельзя - там оцепляют и не подойти, но сам факт возможности занятный.

Клуб? Впрочем, чему он удивляется. У Влада никого нет, а значит... А значит это слишком кислая мысль, чтобы ее думать. Эйд постарался сохранить лицо и тон.

- Случайно не знаю, а вот неслучайно - да. Клубная наркота и криминал везде есть, если ты их не видишь, это еще ничего не значит. Но я знаю несколько приятных заведений и даже без приставки "гей". Какого типа клуб интересует?

Почувствуй себя дилером.

0

35

-  Я учился в такой школе, какую ты наверное бы посчитал тюрьмой строгого режима. Это была элитная школа для элитных деток, поэтому мы элитно вкалывали там с утра до вечера. Потом был элитный университет, элитная работа, и вся эта элитность заключается в том, чтобы вкалывать, вкалывать и вкалывать. Нет, я не жалуюсь, на самом деле я благодарен за то, что получил возможность получить лучшее образование, выучить языки и стать в итоге, как это у нас сейчас модно говорить - конкурентноспособным. И я благодарен родителям, что они смогли мне объяснить, что для того, чтобы добиться чего-то в жизни, ты должен работать. Да, у нас были и те, кого называют “золотой молодёжью”, их папы пристроили исключительно для получения престижной корочки, но мой отец мне не давал особо расслабляться.

Улыбка в этот раз натянутая и фальшивая. Влад никогда не увиливал от учёбы, но как бы он ни старался, отцу было мало. Он хотел больше, лучше, даже первые места у него вызывали лишь небрежный кивок головы. Ни золотая медаль, ни красный диплом бакалавра “ты попробуй еще магистратуру окончи”, ни диплом с отличием в музыкальной школе, ни ворох побед во всяких конкурсах и олимпиадах не вызывали у него особо сильных эмоций. Только один раз он с гордостью сказал: “Молодец, сын, обставил этих америкашек”, когда Влад взял золото и приличный грант в долларах на Соровской олимпиаде. Они несколько раз присылали приглашение поступить в престижные университеты США и остаться там работать. Разумеется, отец, узнав об этом, пришел в бешенство. “Только через мой труп!” И вот отец труп, а Влад всё ещё движется по его программе.

-  Так что в нашей школе учились все. Ну, почти все. И девочки меня любили, но я учился, они учились, как-то на остальное времени не особо хватало. Днём обычная школа, потом музыкальная, танцы, борьба, лёгкая атлетика, бассейн. На девочек времени уже не оставалось, потому что воскресные дни у нас обычно посвящались культурному развитию и мы ходили в театры, на выставки и концерты. С одной стороны я имел возможность увидеть то, что могут позволить себе далеко не все, партер в Большом театре в дни премьер, с другой - я ненавижу балет, - уже намного искренне рассмеялся он. - Нет, не хочу я быть женихом, я совершенно не готов к серьёзным отношениям и к браку, а одноразовые интрижки меня не слишком прельщают. Именно поэтому я неперспективный жених, потому что не хочу быть женихом.

Сладкий, маслянистый пломбир приятно таял на языке, с контрастно хрустящей горькой шоколадной крошкой - он любил такие непохожие, ярко отличающиеся сочетания - и на несколько минут Влад отдался во власть холодного наслаждения, заняв свой рот более хорошими вещами, как бесконечный рассказ о себе любимом. Но Эйд продолжал задавать вопросы о его жизни, и это приятно льстило.

-  Да нет, просто привык заниматься спортом и поддерживать себя в форме. С моей любовью к сладкому и сидячем образом жизни, если я не буду тратить лишние калории, то вскоре буду катиться, а не ходить. Плюс люблю плавать, теннис, много ходить пешком, вот думаю все-таки вступить в гольф-клуб и научиться играть. Лошадей обожаю, у вас есть совершенно чудесный городок Килкенни и там очень классный конный парк, иногда езжу верхом. Не люблю сидеть на месте, меня это угнетает. А боксом я с самого раннего детства занимался, брал уроки самообороны, немного карате изучал, вольную борьбу, в общем отец меня всесторонне обучал отбиваться от извращенцев, - вернул Влад шпильку. - Так что я не только сумочкой могу тебя побить, но и ногами, головой, пальцами и всем, что найду поблизости.

Очень медленно, но вина начала уползать в укромное местечко в глубине, не полностью скрывшись во мраке, её тоскливые вздохи еще доносились из угла, но уже покинув подмостки и перестав протяжно ныть в полный голос. Кстати, сумочка была наверное последним предметом, который бы Влад пустил в ход, стоимостью в пятую часть зарплаты, совершенно новую и с дорогим планшетом внутри - слишком ценная вещь, чтобы ей драться.

-  В Питер лучше ездить, конечно, летом, даже тогда там холодно, но зимой - особенно. Я там был несколько раз, но развод мостов видел только раз. Точнее - не видел. Нас собрали, привезли, а они уже закрылись, печаль. Организация по-русски. Тебе нужно посмотреть Москву, это вообще отдельно стоящее государство, которое не Россия. И метро красивое. Думаю, тебе бы понравился Большой театр, ты бы там смотрелся идеально.

Особенно небритым и в косухе. Такая пощечина элитарному русскому бомонду. Очень любят русские создавать лоск и блеск там, где он не сказать, чтобы был нужен. Каждый поход в Большой театр - это скорее выход ради статуса, а не действительно театральное путешествие. Нацепить побольше драгоценностей, меха, вечерние платья в пол и сидеть в партере с презрением поглядывая на балконы, там, где разместились те, у кого просто нет денег, чтобы купить первые ряды. Билет в театр не должен стоить больше средней зарплаты по стране. Но стоил. У них были блатные абонементы, для избранных. Это ещё отвратительнее. Нет, свободная и расслабленная атмосфера  недорогих и непафосных залов впечатляла Влада куда сильнее.

-  Обычный, простой клуб с не слишком тошнотворной музыкой и претензиями на “лучший клуб города”. А то я в один сунулся и сразу же высунулся. Я не то чтобы прямо жить не могу без них, но иногда хочется забраться в толпу и попрыгать под тупое “тыц-тыц”. Чтобы не слишком приставали и полиция не приезжала через каждые десять минут. Меня Катюша приглашала в один, но он русский. А идти в русский клуб в Дублине как-то глупо.

+1

36

Эйд слушал долгий рассказ Влада, выстраивая примерный костяк человека перед ним. Он встречал в своей жизни самых разных людей, но чем больше встречал их, тем больше убеждался, что даже при всей вариативности, все равно так или иначе количество основных "кирпичиков" было ограничено. Например, "кирпичиков" родительского воспитания. Были, например, баловни, были забытые, которые маскировались под баловней, просто забытые, были маленькие копии своих предков... Были такие, как Влад - детки без единой свободной минуты. Некоторые родители делали так, потому что были слишком строгими, и нечего чаду расслабляться (жизнь - это работа и борьба! еще десять отжиманий со смычком в зубах!), некоторые - потому что мол ребенку недостаточно хорошего, доброго, вечного - нужно больше кружков, вдруг быдлом необразованным вырастет, а есть еще те, которые хотели перевесить ответственность за воспитание сына и дочки на сторонних людей. Часто все это миксовалось в разных пропорциях.

В универе у них была такая девочка. Очень нервная. Она была хороша, хороша чертовски - от нее были в восторге преподаватели, от нее были в восторге остальные скрипачи... А вот Мэдди нихрена не была в восторге - все это было бессмысленно, потому что во-первых она уже не родилась изначально Моцартом, а во-вторых - не была достаточно хороша, чтобы сразу получить место в оркестре, и слишком расслабилась, играя для - кто бы мог подумать? - себя и для удовольствия. Мэдди не закончила в один год с Эйдом. как должна была: у нее случился нервный срыв, и на поспешном академе она оказалась в месте не столь отдаленном с названием дурка.

По лицу Влада было заметно, что то, что он рассказывает, вряд ли в прошлом делало ему хоть сколько-то хорошо.

- Ты не неперспективных, а сильно больно разборчивый. Это другое. Ничего, пригорит и будешь готов - все, кто нужен, найдутся.

А потом на Эйда осыпалась, как листья по осени, всякая спортивная активность товарища атташе, многое проясняющая. Даже поставленный хук справа.

- Иными словами, ты егоза повышенной травмоопасности? Я запомню Не то чтобы я еще в пятницу не запомнил, но теперь есть смысл сделать это сознательно, - Эйд криво ухмыльнулся, вызвав очередное неприятное ощущение. - Это почему это идеально? Это потому что я... - здесь в оригинальной шутке про дискриминацию было слово "черный", - ...дирижер? - он снова засмеялся. - Большой ваш я видел только на фотках друзей. Я вообще и сам хотел в Москву, у нас и должен был быть там концерт после Петербурга, но что-то отменилось. Дирижер нам толком не объяснил ничего, так что мы из Петербурга махнули обратно домой.- Рождество праздновать.

Он тогда расстроился, но не особо сильно. С одной стороны, загадочную столицу он не повидает, а с другой... А с другой его нервы были на пределе, и все, о чем он мечтал - перестать думать, чувствовать и, как последний неудачник, отдаться на Рождество в теплые руки родителей, не взять с собой виолончель и потерять дня на три вообще всякую связь с внешним миром и своей ролью в нем.

- Эт в какой такой клуб ты сунулся? А вообще, знаю такие, да, без проблем. Подкину пару адресов. Katusha? А, погоди, это от Katya, которая Ekaterina? И вообще, девушка сама тебя пригласила в клуб, а ты и отказался, потому что он русский? Даже не попробовал предложить другой вариант?

А может ему самому еще раз себе дать в глаз, в таком случае? Дурацкий инстинкт - они с Владом все выяснили вроде, а какая-то внезапно возникшая в разговоре Кэтрин его все равно напрягла. Больше даже не наличием, а тем, что употреблялась в виде очередного русского чудовищно-ласкового сокращения.

0

37

-  Я же дипломатический работник, поэтому жену должен выбирать тщательнее, чем протез для сердца, так как жена дипломата - это тоже должность. Она должна быть с хорошим образованием, чаще всего это те же выпускницы МГИМО, со знанием этикета, иностранных языков, психологии. В посольстве мужчины работают, а жёны создают уют и атмосферу. И, конечно, она должна быть русской. В общем, не скоро, да. Кстати, - он с улыбкой посмотрел на Эйда, - мужья послов также обязаны присутствовать на встречах первых леди и, например, супруг посла Люксембурга был замечен не так давно на встрече жён лидеров стран НАТО. И многие всерьёз заговорили о нарушении прав женщин, что позволили мужчине зайти на их исконную территорию. Но при этом нарушаются права гомосексуалистов, которые не могут предоставить на встречу жён - женщину. Такие вот дипломатические тонкости.

Дурацко-шальная мысль пронеслась в голове Влада о мужьях послов и как бы Эйд смотрелся на встрече этих самых жён со своей щетиной. Если одеть по-протоколу, и костюм сшить на заказ, побрить, то… Это будет не Эйд, определённо.

-  Между прочим в этом году Папа, в смысле римский, а не просто папа, лично встретился с премьером Люксембурга и его мужем, таким образом признав, да, гомосексуальные браки для католического мира. Два года назад он отказал послу Франции из-за ориентации.

Но а вообще, на встрече первых леди Эйд бы смотрелся примерно так же, как и в Большом театре.

-  Нет, потому что ты… - Влад задумался, подбирая слово. - Простой. Не в плане неинтересный и скучный, нет, у тебя такой небрежно-невычурный стиль, что на фоне всей этой золочёной лепнины и роскоши ты бы смотрелся как возмутительно-контрастное пятно. Такой акцент наплевательства на роскошь.

Влад надеялся, что смог подобрать правильные английские слова, чтобы донести свою мысль. Меньше всего он хотел, чтобы Эйд его не так понял и решил, что он Владу не нравится. А это было не так. Совершенно не так.

-  Я активный, - кивнул он. - Так что если вдруг ты захочешь куда-нибудь активно выдвинуться и не найдёшь компании, всегда готов к тебе присоединиться. А то мне одному скучно. А с Катей я идти не хочу, понимаешь, сходишь, она воспримет это как свидание, а не нужны мне сейчас никакие отношения. Не хочу я с девушками идти. Друзей, которые бы захотели со мной сходить в клуб, у меня нет, в посольстве все старше и… ну не пойдут. В общем, сложно. Поэтому я бы один сходил, но я не хочу, чтобы меня там доставали. Не помню, какой там был клуб, какой-то в центре, выглядел солидно. Но меня там доставали, не в плане, наркоту предлагали или ещё чего, но складывалось ощущение, что там половина клуба почему-то решила со мной познакомиться. А я же не знакомиться пришёл.

А попить чай и потанцевать. Да, наверное, не самое лучшее место для чая и танцев. Влад это прекрасно понимал, но от тоски и одиночества уже не знал, куда ему податься. Ему казалось, что в шумной толпе клуба станет легче.

Не стало.

- Можно? - он отломил ложкой от мороженого кусочек чизкейка Эйда и отправил себе в рот. - Всё-таки идея делать сладкое из сыра - странная, - задумчиво произнёс, прожёвывая пирог.  - За что я люблю эту кофейню, так это за то, что все свои десерты они делают сами, дороже, конечно, чем в других местах, но намного вкуснее. Даже вафли в мороженое они сами пекут, и я представить не могу, как они их делают настолько тонким. Попробуй, - он вытащил одну скрученную в тонкую трубочку вафлю, слизнул пломбир с кончика, чтобы не капал и протянул другой стороной к губам Эйда, предлагая попробовать.

Сначала совершенно невинно, без какого-либо контекста и задней мысли, хотя сложно сказать, было ли хоть что-то в их общении без этой самой мысли, которая сидела где-то на задворках и нашёптывала плохие идеи. Такой, серый кардинал хороших Владовых мыслей. Вражеский шпион, вторгнувшийся на чужую территории и ведущий подрывную деятельность  исподтишка. И теперь ему почему-то стало очень важно, чтобы Эйд попробовал. Разделил с ним еду, одобрил выбор. Поддержал. И стал частью мира. Настоящего мира, который Влад никому ещё не показывал.

+1

38

- Тогда все просто - ты всегда можешь подкатить к ним с со своей визиткой и предложение прислать тебе резюме. А про мужчин - мужей мужчин скорее не тонкости, а неловкости. Нефиг было писать законы под свой гендерно-разделенный мир, тогда и переделывать бы сейчас ничего не пришлось, - Эйд усмехнулся. - Католики - самая прогрессивно-развивающаяся религия, ты что! Пока все религии только лежат в сторону интеграции с реальностью, католичество отстает всего на каких-то сотню лет плюс-минус в зависимости от области знания человечества, - было очень сложно пропустить мимо ушей сарказм, с которым он говорил об этом.

А вообще, несмотря на то, что Эйд почти сразу выяснил все вопросы относительно собственной ориентации, он никогда особо не интересовался событиями, политикой и прочим активизмом в их "гей-мире", по крайней мере, если это как-то не влияло на его собственную жизнь. Единственное активистское мероприятие, в котором он реально хоть сколько-то поучаствовал - это день радости, когда в Ирландии легализовали гомосексуальные браки. И то его коварно в эту радость затащили.

Не то чтобы ему было похрен (хотя, ладно, все же немного было), просто было в этом что-то неправильное - бороться за равенство и слишком шумно выпячиваться при этом. К тому же вокруг этой темы особенно в последнее время выросло столько шелухи, не имеющей отношения к вопросу, что бесконечно поглощать новости на этот счет стало и вовсе бессмысленным. Какие-то вещи до него просто долетали, кое-что внутренне расстраивало, заставляло задуматься, и на фоне дом само растворялось, оставляя только мысли, что-то радовало, вынуждало поставить зарубку, и непосредственно сам факт, вызвавший реакцию, тоже растворялся. Как-то особо бурно и часами обсуждать это не хотелось - голова как-то все время была занята другим.

Кстати, это было одной из причин, почему он всегда старался избегать исключительно "нетрадиционных" компаний. В этой своей зацикленности на том, что их объединяет, и постоянном обсуждении этого факта они становились ничуть не лучше тех, кого они осуждали. Зашоренные, считающие, что их ориентация определяет большую часть их жизни - гетеросексуальная ли или нет. Глупость. Единственное, что определяет его собственную жизнь - это музыка. А музыка должна быть разнообразной, а не бесконечным долбедом дятлов по одним и тем же клавишам неправильно настроенного рояля.

- Да? А я-то думал, сегодня я выгляжу прилично, не считая фингала, - он растянулся в улыбке.

"Специально для тебя, между прочим, выгляжу..."

- Что поделать, меня воспитали волки... в смысле, рокеры. Если я и люблю роскошь где-то внутренне, то это роскошь жизни рок-звезд. Лепнина там разве что на премии Kerrang! встречается.
'Cause we all just wanna be big rockstars
And live in hilltop houses driving fifteen cars
The girls come easy and the drugs come cheap
We'll all stay skinny 'cause we just won't eat*

Он постарался тихо напеть строчки из "Rockstar" от Nickelback, но пара официанток и посетителей все ранво на них обернулись. Эйда, впрочем, это не смутило.

- Действительно, с чего бы им вдруг всем знакомиться с красивым молодым человеком, который пришел один. В клуб. В место, куда обычно люди приходят ради развлечения и того, чтобы кого-то подцепить

Не похоже, что Влад был настолько наивен, что не понимал, что большая часть людей, идущих в клуб, хочет не просто развлечься, но ищет развлечений определенного, так сказать, толка. Очень хочет развлечься об кого-нибудь или же поколбасится на наркоте. Очень мало альтернативных вариантов. Но если дамы у него нет и нет друзей, то... грустно думать, что это был такой способ победить одиночество.

"Невеселая ты внезапно какая-то, золотая рыбка"

- Могу с тобой, конечно, сходить как-нибудь, всегда могу изображать твоего телохранителя и отбивать своим лицом всякое желание к тебе подкатывать. Только сам понимаешь, поговорить там не удастся за чаем - громко, - он пожал плечами, продолжив планомерно уничтожать чизкейк.

К которому Влад тоже решил приложить руку.

- Угощайся. Можно сделать сладкое почти из всего, что угодно. Берешь что угодно, добавляешь в это сахар - вуаля! Десерты у них и правда вкусные.

Но Влад решил это во что бы то ни стало доказать, потому что перед губами Эйда оказалась вафельная трубочка из мороженого, предварительно облизанная губами, на которые он периодически пялился, пока русский говорил. А сейчас он глянул на трубочку, а затем в глаза Владу, пытаясь рассмотреть намек, но нет, это было продолжение всего того, почему ни вообще здесь

- Так, давай-ка я спасу тебя от еще одной неправильной интерпретации, в этот раз со стороны твоих любимых официанток, - он сжал угощение двумя пальцами, аккуратно забирая у Влада, прежде чем откусить.

Это жест доброй воли, между прочим! Все ж таки в исполнении двух мужиков это выглядит как-то не очень правильно, в отличие от, скажем, исполнения двумя просто подругами даже в присутствии мужей. Влад должен оценить такую заботу о сохранении его гетеросексуального лица.

--

*Потому что мы все хотим быть большими рок-звездами
Жить в домах на холмах, водить пятнадцать машин
Добыть девчонок  - легко, а наркотики - дешево
Мы все вечно худы, ведь мы просто не едим

0

39

-  Когда писали дипломатические законы, у женщин вообще прав не было, кроме как стоять и улыбаться рядом с мужем. А за мужчин-мужей раскалёные колья в одно место засовывали, прости за грубость. С другой стороны в некоторым местах не сильно изменилось отношение ни к женщинам, ни к гомосексуалистам. Мусульманский мир возмутило появление мужчины-гея на одной фотографии с женой Эрдогана, хотя организаторы постарались их разместить как можно дальше друг от друга.

Впрочем, в России бы вообще не появилось бы такой фотографии, вряд ли бы премьер Люксембурга захотел бы привезти супруга в страну, где гомофобные речи президента транслировали на весь мир. Он помнил, какой гомофобный выброс грязи произошёл даже в их посольстве, когда фото жён появилось в газетах, хотя они работали в стране, где официально разрешены гей-браки и гипотетически должны быть толерантны, но нет. Влад в эти разговоры как правило не лез, а если его и спрашивали, отделывался парой малозначащих нейтральных фраз.

Он не считал, что от ориентации хоть на сколько-то зависело, хороший человек или нет. Влад любил красивые вещи, но красота души не была связана с полом партнёра, с которым спал владелец этой самой души.

-  На фоне попыток наших православных активистов заставить поголовно всех верить в Бога, ввести закон о наказании за отказ иметь детей и налог, если у пары только один ребёнок, если пара до тридцати лет не имеет детей, дать право государству насильно выдавать девушек замуж, если они до двадцати трёх не нашли себе мужа и принудительно проверять перед свадьбой на предмет девственности, ваше католичество выглядит как оплот разумности. Я молчу про требование привести учебники биологии в соответствие с Библией, указав, что Дарвин грешник и еретик, эволюции не существует, а Землю создал Бог. Ну и прочие такие забавные штуки.

Наверное, единственное, за что Влад был действительно благодарен отцу, так это за то, что будучи убеждённым атеистом, он не привил религиозный экстаз своим детям. Хотя мать и была верующей, но молилась тихо, незаметно и её рассказы о Боге были всего лишь простыми рассказами, а не проповедями.

-  Я, как-то, наивно посчитал, что знакомятся только с теми, кто этого хочет, но я ошибся. К тому же передо мной встала нелёгкая задача, что делать с шеренгой присланной мне выпивки, потому что я не пью. А чаем, почему-то, никто не догадался угостить. А как оказалось, отказ от подарка - это дурной тон, в общем, пришлось довольно быстро уйти. - Влад окинул Эйда внимательным взглядом. - Да, вы с синяком действительно будете распугивать посетителей, а если ты ещё и не побреешься и не поспишь перед этим четыре дня, то моя безопасность гарантирована.

Мысль сходить с Эйдом в ночной клуб показалась странно-притягательной и не слишком хорошей одновременно. С одной стороны это была идеальная кандидатура для роли сопровождающего: серьезный, взрослый мужик, создающий видимость занятого места рядом с Владой, с другой… Как-то вот всё это не так. Даже здесь и сейчас, в кафе, с приглушённым светом, тихой, ненавязчивой музыкой, в которую грубо вторгался смех и пение Эйда, чай и сладости, за которые заплатят, словно у них… свидание? Уж слишком интимная и романтичная атмосфера создалась вокруг их столика. 

-  Что? - непонимающе моргнул Влад. - Неправильной интерпретации?

Он озадаченно задумался, отдавая вафлю и наблюдая, как Эйд с хрустом жует. Правильно ли он перевел контекст? Прозвучало так, словно он сделал что-то не так, непонравившееся Эйду. Правда это волновало весь вечер, после ошибки пятницы не хотелось сделать ещё одну, поэтому неловкость с тонким оттенком вины не отпускало ни на секунду, хоть и приглушалось чем-то иным. Смутным и не слишком понятным.  Словно внутри поселилась какая-то пустота, требующая себя заполнить, но Влад не до конца осознавал - чем. Он немного запутался в своих желаниях, ясно чувствуя лишь желание быть замеченным и понравится. Еще что-то ворочалось в груди, окутывая теплом и плавно стекая почему-то в пах, вызывая пока не сильные, но определенные ощущения, которых здесь быть не должно и пока они успешно игнорировались. Но вот стремление сократить расстояние, дотронуться, почти невыносимо зудело в кончиках пальцах.

И на губах.

Влад резко выдохнул и отвернулся,  разрывая зависшее в воздухе напряжение. Не тягостное, некомфортное напряжение, а наоборот, слишком притягательное, обволакиващее, словно отрезавшее их всех других посетителей кафе.  “Извращенец!” Голос отца хлестнул, как ремнем по обнаженным рукам, которыми Влад прикрывал голову. Он стремительно отодвинулся, с мерзким, громким звуком по полу проехали ножки стула, наверное, это выглядело слишком грубо и поспешно, но то, что он творил было непозволительным. Следовало немедленно встать и попрощаться, прекратив эту ненормальную дружбу с “пидарасом, которая ни к чему хорошему не приведёт”, но желание остаться превышало наставления отца. Поэтому Влад принял решение продолжить встречу, но подальше, убрав от Эйда все руки-ноги, а главное, голову. Ногам нашлось место с другой стороны стола, пусть и не слишком удобно, а стул теперь стоял максимально далеко, насколько это позволяло круглое пространство.

-  Чай?

На этот раз с мятой, то что надо, чтобы унять волнение и внезапную дрожь в руках. Главное, чтобы Эйд не заметил.

-  Итак, ты мечтал о рок-небосклоне и пятнадцати машинах, а получил дирижёрскую палочку и не самый популярный оркестр. Не жалеешь, что так и не стал знаменитым и богатым?

Говорить что угодно, на любую тему, лишь бы не молчать, не привлекать внимание к своему растрёпанному состоянию и не превратить умиротворённую паузу в мучительную.

+1

40

- Их писали в невежественные времена, и теперь никому совершенно не стыдно, что вроде бы как они уже прошли. но все всё еще живут так, как будто нет. Потому что без этого было бы скучно. В желтой прессе не о чем бы было писать и не о чем бы было возмущаться в пабликах. О, и я совершенно искренен относительно "инновационности" католичества, это скорее уничижительное па в сторону гибкости и скорости развития религии в общем и целом. Поэтому я не употребляю - не люблю, когда все настолько медленно.

И вообще они были не совместимы с религией ни на каком пласту, хотя, казалось бы, уж музыка с духовным опиумом были связаны всегда, и много хорошей музыки было написано под влиянием религии. Но, вероятно, как-то врожденный цинизм мешал Эйду всерьез рассматривать ритуалы и посредничество с высшими силами, даже если они и есть. Слишком уж оно все было очевидно придумано людьми под себя. Такая красивая многотомная сказка. Хотя. надо признать, как предмет изучения, религии и их история были весьма занимательным предметом для чтений и обсуждений.

- Какие у вас занятные законы рассматриваются... Я слышал, конечно, что у вас творится всякий беспредел, но ты прямо книгу как будто рассказываешь. Надеюсь, ничего такого у вас в итоге всерьез не просачивается.

Жутко. Жутко примерно как в фильме ужасов. Хорошо, что они не стали забиваться в тему политики глубже и акцентироваться на ней и пошли дальше. Все-таки на первом сви... извинении нужно обсуждать более простые темы. Всегда можно выяснить совместимость политических взглядов позже.

- Ну, во-первых, обычно если ты в клубе, то это уже манифестация, что тебе нужна компания, а во-вторых, секс - еще не повод для знакомства, знаешь ли. Это не мое жизненное кредо, если что, расшифровка тусовочной терминологии. Ты не пьешь? Ба, как тебя угораздило тогда так? Сначала в России родиться, потом поехать в Ирландию работать... Жизнь иронична, - Эйд фыркнул. - Предупреди хоть тогда заранее, когда решишь метнуться по клубакам - я постараюсь не выспаться и максимально напряженно отпахать на репетиции, чтобы вокруг меня была мертвая зона секьюрити в пятнадцать метров.

- Так обычно подруженьки друг друга кормят, знаешь ли. Или парочки. Или в очень больших компаниях друзей, где очевидно что-то празднуют, - вафлю, между прочим, Эйд нагло не вернул, откусив, вознамерившись убить ее целиком, хотел того Влад или нет. - Просто, тебе явно не нравится, когда путают, - он засмеялся легко, показывая, что ничего серьезного на самом деле в его жесте усматривать не стоит.

А вот то, что он, кажется, пытался Влада дразнить - вот с такого ракурса стоило бы присмотреться. Но что поделать, его совсем не задевало отношение русского к тому, что произошло, наверное, из-за неубедительности. Он воспринимал это недостаточно всерьез, чтобы не считать себя должным отпустить хотя бы пару игривых скрытых шуток на эту или не подтрунивать.

Кажется, переборщил. Потому что Влад дернулся от него, как от прокаженного, и Эйда аж всего передернуло от нестройного звука скребущего по полу стула. От такой аудиальной грубости мысль, которую он держал в руках, тоже взвизгнула и убежала. И все остальные тоже попрятались. Он с печалью проводил восвояси ту, которая была прекрасной картинкой продолжения их примирения. Прямо в этом кафе. В двух вариациях - порно и романтическая драма.

Голос, Влада. правда, не звучал раздраженно - может, Эйд поспешил записать это на свой счет?

- Все в порядке? - мысли снова собрались в кучку, и он сделал запоздалое предположение. - В спину дало? Иногда так бывает, когда засидишься в одной позе.

Вероятно, и правда паранойя. И самомнение. Не все крутится вокруг него, тем более Влад и его реакции (что, конечно, жаль и чуть-чуть сомнительно). Потому что дальше разговор продолжился на совершенно тех же тонах.

- Мой отец мечтал, чтобы я об этом мечтал, но, увы, для меня это просто было логичной дорожкой на время, пока свое мнение еще не отросло всерьез, и статусным развлечением в среде сверстников, не более. Меня в детстве случайное знакомство с классикой подпортило, - Эйд развел руками. - Когда я выкатил папане в последнем классе, что поступаю в академию, то он аж в осадок выпал, осознав, что все последние годы, когда я выбирал предметы для поступления туда, мы с мамой, считай, плели за его спиной предательство фамилии, - Эйд спрятал улыбку в чашке нового чая, заказанного Владом.

Неожиданно теплые были воспоминания, так что...

- Нет, не жалею. В итоге, я все равно занимаюсь тем, что мне нравится и не бедствую. И всегда можно тряхнуть стариной, собрав на дружеский концерт универскую рок-группу, поностальгировать и снова пойти на работу.

0


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » На мизинчиках