ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » На мизинчиках


На мизинчиках

Сообщений 41 страница 54 из 54

1

НА МИЗИНЧИКАХ


https://78.media.tumblr.com/468fcc929c3dacafc34db8b74de1a02f/tumblr_ov82ub9GNu1vl1uuio1_500.gif

КТО
Эйд и ВЛад
КОГДА
24.04.2017
ГДЕ
Дублин, посольство на Оруэлл-роуд и кафе неподалеку

О ЧЕМ
Как настоящий джентльмен, Эйд пришел мириться первым, хоть и получил в глаз. И нельзя сказать. что это не выиграло ему очков -)
ВАЖНО! эпизод был спидпостингом в аське

0

41

-  Сложно сказать, - Влад пожал плечами.  - Вообще, у нашей страны с верой довольно сложные отношения, Россия, после принятия христианства, всегда была очень набожной, и вдруг в начале двадцатого века её этого лишили, разом, в один миг всё обрубили. Многовековое наследия объявили ложью и незаконным. А потом спустя несколько десятилетий вдруг всё вернулось обратно. Так же разом. И теперь вообще сложно понять, что происходит в церковной среде, кроме того, что она пытается вернуть себе потерянное могущество, заманивая обратно прихожан любыми путями. Но большая часть нашей страны атеисты, а те, кто всё-таки пришёл к вере, не имеют под собой фундамента. Это не вера их предков, это какая-то вера, которую им предлагает какая-то организация, пытаясь выдать за веру предков. Русские потеряли свою веру. Очень давно. Прости. Кажется, я тебя загрузил. 

Объявляя религию опиумом для народа, советские власти никогда до конца не переставали верить сами, обращаясь и к священникам, и к целителям, магам, знахарям и прочим мистическим проводникам. Что, впрочем, ей не помогло спасти саму себя от развала. И ни одного вождя от смерти. Отец Влада был убеждённым атеистом, из-за чего мать всегда молилась тайком, и так же тайком крестила всех трёх детей в небольшой церквушке в Подмосковье, недалеко от их дачи. Этой тайны Троекуров-старший так и не узнал, но Влад хранил простой алюминиевый крестик на шнурке в коробке с прочими украшениями, не слишком достойными настоящих мужчин, по мнению главы семейства. Но Владу нравилось и он не мог, и не хотел ничего делать со своей любовью к всевозможным подвескам и браслетам.

С точки зрения Юрия Сталеновича он вообще был каким-то хреновым мужиком.

- Я не атеист, скорее традиционная неведомая зверушка, как и многие в России. Не могу сказать, что я на сто процентов неверующий, наверное, я скорее агностик и фаталист, если это вообще хоть как-то сочетается. Я верю во что-то, что не поддаётся нашему разуму, что мы не можем понять, но Бог ли это, или Природа, или космические головастики - узнать можно лишь встретившись с ними лицом к лицу. Моя мама довольно религиозная и суеверная. Но она не русская. Поэтому у неё своеобразная вера, пропитанная румынским мистицизмом и мрачностью. 

А ещё парочкой цыганских легенд, заклятий и деревенскими байками, которыми она делилась с маленьким Владом, рассказывая вместо сказок. Не то, чтобы она относилась к этому серьёзно, но он их знал. И кое во что верил. Например, в непреодолимость Судьбы.

Он мог пройти мимо того стенда с запиской о лишнем билете, Белов мог не дать служебную машину, и он совершенно точно бы опоздал, у женщины-администратора могло случиться плохое настроение, головные боли или какой-нибудь пмс и она бы не пустила его в зал. Он мог не принимать приглашение Эйда и пойти домой, как и планировал. Он мог…

Но не стал. Не случилось. И теперь их Судьбы замкнулись в этом месте и в этом время, соединившись, похоже, надолго. А может и нет. Но Эйд как магнит, тащил его линию жизни к своей, крепко связывая. Сколько бы не продлилось это знакомство, он забудет его не скоро.

-  Да все отлично. - Эйд выбросил спасательный круг, за который Влад с готовностью зацепился, выплывая из опасной стремнины прошедших не туда желаний. - Весь день за бумагами, болит, кажется, всё. Когда приходишь на первый курс университета, то меньше всего ожидаешь, что тебе начнут рассказывать, почему профессия, которую ты выбрал не соответствует твоим представлениям о ней. Поэтому в итоге из выпуска до дипломатии добираются единицы. Так как это только в романах и в журналах дипломат - интереснейшая, творческая профессия с постоянными командировками, приёмами у королевы и бесконечными поездками по городам и странам. А на деле - это довольно монотонная и однообразная офисная работа с документами. И даже если командировки и случаются, то не дальше чем до очередного офиса с документами. Нет, можно было, конечно, поехать в Африку, но там жарко и стреляют. Поэтому я выбрал Ирландию. Здесь, хотя бы, не приходится брать бронированную машину и охрану с автоматами, чтобы раз в месяц выехать в город в магазин за новыми штанами.Но структура всё равно закрытая, не особо погуляешь ни по городу, ни по стране.

Он грустно усмехнулся, постучав пальцем по краю чашки. Без уже привычного тепла Эйда стало холодно, и это затрагивало не столько тело, сколько душу. Его брат понимал, что дипломатическая работа совершенно не подходит Владу, хоть и уговорил как-то отца изменить Академию ФСБ на МГИМО. Так как фсбшник из Влада получился бы как из курицы чемпион по прыжкам в воду. Так же пошёл бы ко дну в первый же рабочий день. Если бы вообще дожил бы до выпуска.  Но МГИМО стал единственной альтернативой, которую позволил Юрий Троекуров. Почему Влад всё-таки принял предложение о должности атташе - вопрос, который он себе, обычно, не задавал. Он знал, что будет работать в посольстве, знал, что будет служить Родине, и даже представить себе не мог, что есть другие варианты. Хотя ему и поступали на последних курсах весьма интересные и перспективные предложения от работодателей. Но…

Как он мог подвести отца? Пойти наперекор его воле, обмануть ожидания?

-  Я, наверное, более послушный сын, чем ты. Отец хотел, чтобы я стал дипломатом, вот я им и стал. Но перевод писем и заполнение форм не работа моей мечты, конечно, но Чрезвычайными послами не становятся после университета, все проходят этот бумажный, долгий путь наверх. Так что придётся пока погнуть спину. Лет пятнадцать. Или двадцать.

+1

42

- Да все нормально. У нас же тут культурный обмен опытом, все-таки. Тем более, Ирландия - тоже странная страна в отношении религии. Вы вот веру потеряли, а потом получили заменитель, а у нас были настоящие религиозные войны. Очень кровопролитные. Вот сейчас ты, наверняка, знаешь, что у нас везде католичество и как-то приходится с этим жить, но оно когда-то было в меньшинстве. У нас тут царил протестантский беспредел, гнобления и притеснения. Эти сволочи в итоге осели на севере, стали Северной Ирландией и отдались в протестантском экстазе Англии, а другие сволочи остались здесь, крестьянские и рабочие, в основном, долго попинывая права и свободы личности  В пятидесятых, например, церковь запретила нам ввести бесплатное медобслуживание для детей и женщин до шестнадцати. Мол, не медицины это собачье дело - лезть в дела родителей со своими лекарствами. А разводы вообще разрешили в девяносто пятом. На этом фоне разрешение на однополые браки выглядит почти как компенсация за прошлый моральный ущерб.

Эйд усмехнулся, допивая чай. Не таким уж и свободным был Зеленый остров большую часть времени. В России все было под пятой коммунизма, в Ирландии - под пятой священников. Два одинаково жирных, лоснящихся зла, по сути питающихся кровью. Нет, все-таки хорошо, что его профессия невероятно далека от политики.

- Румынским? - он как-то даже подобрался, чуть наклоняясь вперед и опираясь на их скромный маленький столик локтями. - У тебя, стало быть, румынские корни есть? А вампирские? А цыганские? - Эйд лукаво прищурился, как будто бы это правда охренеть бы как много изменило и было невероятно важным.

Но почему-то все-таки зацепилось за мысль. Цыганенок из Влада так себе, но добавить тут дорожной пыли, там грязи, посадить на автокибитку и вытащить из шмоток, и... так кого хочешь в таборе признают. В конце концов, цыганами рождаются, но еще иногда и становятся. По сердцу, так сказать. И по нраву. А нрав у Влада был в самый раз - бойкий и обманчиво открытый, а самому палец в рот не клади.

- Не то чтобы ты похож, конечно, - тихий смех, - но тебе бы такой образ пошел. Очень свободный, в отличие от этой твоей дипломатии. - Хотя ты хорошо бы втерся к нашим местным, ирландским "цыганам" - пэйви. Они вроде как цыгане и кочевники, только они в сто раз большие ирландцы, чем любой ирландец. Они, можно сказать, коренные жители, смешавшиеся с викингами когда-то там в древние темные времена, когда никто не умел писать.

Странно было смотреть на Влада, после того, как тот пришил себе ярлычок "фатализм" - никакого альтернативного пути, все предопределено, и человек не в силах этого изменить. Интересно, он свою работу, о которой с таким "восторгом" говорил, тоже считал частью этой предопределенности, которую ему было суждено прожить? Судьба, румынские цыгане... В общем, паренек становился все интереснее и интереснее.

- Ну вот, как я теперь буду жить с мыслью, что меня ни в одном посольстве не встречает человек, грезящий о вечернем бале у Королевы, и не обслуживает ни одна романтично-героическая дама, горделиво несущая знак знамя своей родины на чужбине? Ты просто разрушил светлый образ дипломатии в моих глазах и посадил его в тюрьму без свободного передвижения. И как тебе только не стыдно! - Эйд не смог скроить серьезную мину вот никак, поэтому ухмылялся - чего уж теперь.

- И да, совершенно потрясающе быстрый карьерный рост. Просто на ракете. А я не могу считаться непослушным по факту ухода в классическую музыку - призыв госпожи Музыки в ту или иную коалицию за гранью ведомства сыновнего кодекса. Она призывает нас туда, куда считает нужным, а мы подчиняемся.

Может быть прозвучало шутливо-пафосно, но в этот раз он был, пожалуй, абсолютно серьезен. Благо лишь в том, что тебя вообще призвали, а уж куда, в какой жанр - это дело десятое. И его отец тоже это понимал, так что и от обиды наверное только кокетливая маска осталась да повод подначить - "на палочку взять", как тот иногда говаривает.

Их сладкий ланч пытался неумолимо закончится вместе с чаем, а взгляды официанток, не сильно в такое время занятых заказами, пытались стать все более долгими. Сложно было сказать, интересовало ли их взаимодействие, или просто им наконец-то выдалось гораздо большее время, чтобы попялится на Влада.

0

43

-  Религиозные войны были, наверное, у всех и во все времена. В нашем случае было создание православия, как истинно-правильного и выселение всех инакомыслящих куда подальше и куда холоднее.

Конечно, это была совсем слегка укороченная и упрощённая версия сложных преобразований русской церкви с массовыми казнями и ссылками, но как и политику, вопросы веры не рекомендовали затрагивать в беседах с малознакомыми людьми, если существовало желания перевести их в разряд многознакомых. Впрочем, бить их в глаз тоже не рекомендовали, но Влад…

Как же избавиться от этих периодически возвращающихся вспышек вины?

-  В нашей стране отмена уголовной статьи за гомосексуализм выглядит почти как компенсация за моральный ущерб. Правда, осуждённым по этой статье легче не стало.

Как и в принципе геям в России.

Влад не понаслышке знал о судьбах тех, кого судили по 154а, а позже 121 статье. Моральный облик рабочий молодёжи советскую власть интересовал не слишком сильно, но использовать постельные предпочтения для борьбы против разлагающего влияния эксплуататорских классов оказалось весьма эффективным способом пропаганды. И устранения неугодных власти. Любая смена режима и вождя приводила к смене приближённых, и в первую очередь чистка начиналась в рядах разведки и внутренних силовых структур. Поэтому убрать неугодного офицера Троекурова оказалось легче всего по той самой 121 статье, и лишь затем “найти” новые доказательства о шпионаже. Только чудом жена и дети остались в Москве, но из-за этого семейству пришлось сменить “антисоветскую, буржуазно-аристократическую” фамилию на более приятную рабоче-крестьянскому слуху “Тройновы”и только очередная смена лидера и ослабление коммунистического строя позволили Юрию Сталеновичу вернуть и фамилию и доброе имя предка, доказав собственную преданность власти верной службой на благо Родины. Но что делали в лагерях с гомосексуалистами Юра знал с самого детства. Эту истину он и передал дальше. Своим сыновьям.

При этом сложно сказать, чего он опасался больше: геев в повседневной жизни или тех, кто окружал его на работе, так как армия и при царском, и при коммунистическом и при демократическом режимах позволяла себе чуть больше морально-разложенческой свободы, особенно в высших кругах. “Везде пидарасы!” - был уверен Юрий Сталенович, почему-то устраивая драку в Новогоднюю ночь со своим уже бывшим другом дядей Геной, вышвыривая того из квартиры. Влад так до конца и не понял, что произошло, кроме того, что виноват в этом он и “пидары гнойные”. “Я ж с тобой, сука, Белый Дом защищал!” Мать тихо плакала, собирая разбитый чешский фарфор, Лен так же тихо матерился, прикладывая к гудящей голове младшего брата завёрнутый в полотенце лёд, а сам Влад пытался понять, почему разговор на кухне с дядей Геной закончился скандалом и обвинениями. Как связаны новогодние подарки и малолетние шлюхи затруднился объяснить даже Лен, хоть и пытался.

Впрочем, утешать старший всегда умел намного лучше, чем объяснять.

С властью и гомосексуалистами у членов семьи Троекуровых-Тройновых всегда были сложные, запутанные и напряжённые отношения.

-  Ага, вампирские. Я же Влад, по ночам отращиваю клыки и кусаю в шеи беззащитных ирландцев. Так что тебе ещё повезло, что ты только глазом отделался, - рассмеялся он, почему-то не чувствуя привычное раздражение от попыток связать его корни с самым знаменитым соотечественником. Наполовину. - Моя мать румынка, из одной старинной деревушки недалеко от Тырговиште, по преданию тот самый Дракула проезжал мимо них и останавливался на постой в один из походов. Так что, смотри, будешь плохо себя вести, превращу в жабу. Зелёную и небритую. Придётся тебе вместо дирижёрской палочки, волшебную искать, чтобы расколдоваться.

Влад честно пытался быть строгим и серьёзным, но сложно держать чуждый характеру образ двадцать четыре на семь. Это как заниматься бдсм без склонности к извращениям. Поэтому его периодически кидало от собранной закрытости к дурашливой раскрепощённости, причём внезапно и не всегда уместно. Хотя Эйд располагал к последнему даже несмотря на начищенные ботинки и галстук.

-  Не стыдно. Ни капельки. Ты же разговариваешь с человеком, который бьёт уважаемых джентльменов на крышах. У меня нет ничего святого, кроме божественного посольства и его великомученников дипломатов, кладущих свою жизнь на служение великой и могучей Родине. Да, это очень неторопливая ракета, как тот самый медленный убийца с ложкой из ролика с ютьюба, если очень долго ей стучать по ступенькам, то может быть когда-нибудь тебя покажут по телевизору. Но знаешь, плох тот посол, который не мечтает попасть на приём к Королеве. Хотя уверен, что более занудного действа, чем великосветские мероприятия, придумать невозможно.

Чай заканчивался, как и, похоже, вечер, оказавшийся куда более приятным, чем предполагался. Время неумолимо приближалось к закрытию, и кроме них в кафе остался лишь одинокий немолодой мужчина с ноутбуком и чашкой кофе на столе. Как часто он сам так же засиживался здесь допоздна, пока официантки не напоминали ему о времени. Только сегодня время пролетело намного быстрее.

-  Счёт?

+1

44

- И вы потом еще долго пели об этом всякие песни - про несправедливое ущемление родной языческой веры.

Нет, песен Эйд не знал, это уж ему в Петербурге рассказали, и даже тогда в этом чувствовался некий подвох. Так что вполне себе "всякие песни" на деле могли оказаться многочисленными опусами пары подпольных групп, исповедующих совершенно современную, цивилизованную и растерявшую духовность версию паганизма на местный лад.

- Никому не становится легче и никогда. Пока еще не было в современной истории периода, когда не похожему на остальных так или иначе человеку можно было бы чувствовать себя в полной безопасности от кулаков и негодования не отягощенной интеллектом части населения. Не за гейство гомофобы побьют, так скинхэды по настроению прикопаются - мол, внешний вид не зашел.

Эйд пожал плечами и решил как-то поставить точку в этой теме - она снова вела их куда-то в неприятные дебри, ла и опять же рановато было, чтобы разговоры разговаривать на всякие там неоднозначные темы. И даже то, что он сам далеко не натурал, не делало никакой погоды. Даже наоборот - могло только усугубить, поминая ощущение тяжести вокруг глаза.

К тому же, слушать про то, как Влад рассказывает что-то про себя, было ему гораздо интереснее. Его мнение-то никуда не убежит и не изменится, а некоторую личную информацию есть шанс услышать лишь однажды, и не стоит его продалбывать. Даже если это шутки. Даже если это шутки, слегка снова опять похожие на легкий флирт.

- Это всего лишь значит, что я пока тебе полезен в качестве смертного! - он засмеялся легко. - Или что у тебя пока достаточно миньонов, а то ведь если миньонов много слишком, их надо кормить, а рек крови пока нигде не течет. Кстати, что-то я не припомню, чтобы вампиры умели превращать людей в животных в таком смысле.

Кто не без г... флирта, пусть первый кинет в него камень. И не он первый начал это.

Старинная деревушка в Румынии... А вообще Влад мог сойти за много кого из восточной Европы. За прибалта, например. Эйд склонил голову набок, рассматривая немного под другим ракурсом лицо собеседника. Он видел много прибалтов в Петербурге, опять же. И в то же время скандинавы были совсем другими. Вероятно, это какая-то особенность стран и народов в сердце континента, срединнополосном и удаленном от каких-либо внушающих уважение водоемов - теплых и холодных.

- А я-то искренне считал, что джентельменов ты бьешь исключительно из-за того. что молодежь невоспитанная пошла и вообще розг на вас нет, - ехидно выдал Эйд в ответку. - Про великосветские мероприятия ты почти прав. Но только почти. Я, конечно, не знаю, как у дипломатов. но кое-что про великосветские мероприятия знаю. Если вдруг сильно-больно рвешься заглянуть в свое невероятно успешное двадцатиспустялетнее будущее - могу попробовать устроить. Подглядывание в замочную скважину, так сказать.

Это было бы без шуток потрясающее действо. Или потрясающее гейство. Но это не суть. Суть в том, что с Владом ему было бы даже наконец не зазорно явить свой лик на подобное сборище. По крайней мере, шанс наделать и наговорить глупостей был бы явно меньше. Русский бы пробуждал в нем все хорошее, доброе, вечное и память о крыше, что было бы хорошим стимулом.

- Счет? - только сейчас, несмотря на то, что они сидели прямо у окна, Эйд наконец-то отдал себе отчет в том, что за этим самым окном давно стемнело.

Он даже глянул на часы на запястье, показывающие не просто вечер, но и время. приближающееся к закрытию. В пабе бармен бы уже орал, что собирает последние заказы перед закрытием, а вышибалы бы выметали всех, кто не расплатился.

- Да, пожалуй. Мы здорово засиделись.

Настолько, что настала его очередь отчалить в ватерклозет - чай все же дал о себе знать. Рассчитать он попросил у девушек по дороге, правда, явился раньше, чем заветная кожаная папочка с чеком.

- Что-то они долго. Делают ставки, кто из нас будет оплачивать? - он ухмыльнулся, сцепляя руки в замок и стараясь не сильно задевать коленками Влада.

0

45

-  Мы их до сих пор поём. Если интересно, могу как-нибудь принести послушать свою любимую группу. Мне кажется, сейчас у нас наметился некоторый подъём всего исконно-русского. Не всегда с умом, но иногда из уродливых куколок бездумного ура-патриотизма рождаются очень красивые бабочки русской культуры. Но эти бабочки очень редки и практически неизвестны за исключением узких кругов. Может оно и к лучшему. Потому что нет ничего более пошлого и уродливого чем что-то популярное в России.

Наверное, музыкальные и прочие пристрастия Влада были самым странным в его и без того странном наборе индивидуальных характеристик. Любовь к року, естественно, как и многим мальчишкам привил старший брат, на чьё взросление выпал “металический” бум с хлынувшим в страну после развала СССР потоком иностранных групп, которым раньше путь был не просто заказан. Сам он массовое увлечение роком не застал, как и кровавые стычки стенку на стенку металистов с рэперами, к его подростковому возрасту всех уже попустило, но зато как раз вляпался в готов, эмо, быстро вылезших и уползших обратно скинхедов. За дружбу с одним таким, вполне себе адекватным и неагрессивным членом ДПНИ, который подкидывал Владу различные интересные “тяжёлые” группы и пищу для размышления, отец чуть не свернул шею. Буквально. Пришлось ещё с неделю носить в университет водолазку с высоким горлом, прикрывая синяки. Наверное, это был самый протестный год, с безумной стрижкой, окрашенными волосами и всякими сомнительными друзьями.

-  Я просто пока ещё начинающий вампир, только учусь. Не хочу ошибиться с первой жертвой, знаешь ли. А то потом травма на всю оставшуюся жизнь будет, пока меня кто-нибудь на солнышке пеплом не развеет. Так что я присматриваюсь, примеряюсь, оцениваю, а потом ка-а-ак укушу. Главное, не промазать, а то как-то не слишком красиво выйдет. А умение превращать в жаб это от бабули-цыганки, - на полном серьёзе покивал Влад. - Румыния же, половина страны вампиры, половина - цыгане. Так что я уникальное существо, вампиро-колдун. Днём варю волшебные зелья, а по ночам кусаю людей. Такое, уникальное предложение два в одном. А от папы, мне походу, достался Ванька-дурак. Всё как по канону, третий, младший сын и слегка идиот.

Это уже себе, понимая, что куда-то начало нести не туда. Куда-то в то место, которое они с друзьями называли “упороться”. С немногочисленными друзьями по университету, проверенных Троекуровым-старшим и одобренных к дружбе. Наверное, принцессы в высоких башнях и то чувствовали себя куда свободнее, чем Влад под бдительным и постоянным отцовским контролем. Как будто он международный террорист, готовый в любой момент вытащить из задницы атомную бомбу и разнести к дьяволу весь мир.

-  Эй! Я воспитанный, - возмутился Влад, наигранно демонстрируя глубокую степень оскорбления собственно нежного достоинства. - Был бы я невоспитанный, то пострадал бы не только твой глаз, но и остальные части тела. Это я к тому, что я не только боксом занимался, но ещё и русским рукопашным боем и оперативным карате. И даже не спрашивай, зачем мне это всё надо.

Не то, чтобы он стыдился, или наоборот гордился своими боевыми достижениями, у него даже был синий пояс, который ему стоил немалого пота и крови, но для Влада это серединное достижение равнялось таким же посредственным и средним успехам везде. Вместо того, чтобы сосредоточиться на чём-то одно, его пихали из одного кружка в другой, обучая одновременно всему и, в итоге - ничему. Ни музыка, ни спорт, ни борьба, ни рисование, ни танцы - нигде он так и не достиг совершенства. И в голове дикая мешанина из “всесторонней развитости”. Теперь он может бодро сплясать русский народный танец, рисуя пейзаж из яблока и винограда уникальной техникой русского рукопашного боя, напевая католические молитвы а капелла.

Образование по-троекуровски.

Эйд ушёл, унося с собой кусочек атмосферы, но быстро вернулся, вернув её на место. Вместе со своими коленями.

-  В смысле? - Влад немного отвлёкся на уже слишком привычное тепло чужой ноги, что не сразу понял вопроса. - Ты платишь за извинительный чай, я за свой ужин. Или у тебя налички нет? Тогда ты можешь дать свою карту, а я тебе верну свою часть.

Он уже вытащил свой бумажник, светло-бежевый с золотым вышитым гербом России на коже  - подарок сестры, сделанный на заказ - и раскрыл, пересчитывая наличность, когда до расслабленного и залитого чаем мозга дошла некоторая двойственность вопроса. И замер, вопросительно глядя на Эйда.

-  Ты сейчас на что-то конкретное намекнул или мне просто показалось? За меня не нужно платить, я ж не девчонка и у нас не свидание. Так что каждый платит за себя.

Официантка со счётом несколько снизила градус напряжения за столиком, мудро положив счёт ровно на середину стола, давая посетителям самим решить вопросы с оплатой. Влад демонстративно положил несколько банкнот, примерно посчитав в уме, сколько стоит его ужин без чая с пирожным, плюс вознаграждение девушкам, и подвинул сложенную вдвое картонку с кармашком Эйду.

+1

46

- Можешь кинуть название в смс, я найду в инете, - даже найдет с удовольствием, даже не только потому что Влад ему нравился, а просто потому. что он никогда не упускал возможности не упустить возможность познакомиться с какой-нибудь музыкальной дичью.

Часто случалась и правда какая-то дичь, но и много чего хорошего тоже не то чтобы совсем уж редко оседало в его бесконечном, как Книга Перемен, плейлисте. Кстати, примерно таком же эффективном для гадания, как эта самая книга. Шаффл волшебный, скажи, не томи, что же сегодня ждет впереди... Черт. а дальше он не помнил - у Корри там чуть ли не целая поэма для гадания по шаффлу была, а выпадающие "расклады" он трактовал не хуже профессиональной гадальщицы по таро. Так, к чему он вообще это вспомнил?

Впрочем, Влад, явно зацепленный вампирской темой и легендами о своем происхождении, дал хорошее оправдание такому воспоминанию. Сложно было слушать рассказ паренька с хоть какой-нибудь серьезной улыбкой. но Эйд очень старался. Ему даже можно было бы дать какую-нибудь Ба-а-афту за то. что в голос не проскользнули смешинки, когда он попробовал ответить:

- Ах, начинающий. Тогда да, конечно, к этому нужно отнестись серьезно - первый раз, он же на всю жизнь память.

И нет, его совершенно не ела совесть за то, как двусмысленно это прозвучало. Потому что кому-то надо было меньше напрашиваться на двусмысленности, на грех и на неприятности в незнакомой стране.

- Ты, стало быть, еще и цыганенок с уклоном в русские народные сказки? И вампир, который еще никого не обратил и не кусал... Вампир-девственник? Действительно, редкий экземпляр. Наверное, даже в Черной книге есть. Она как Красная, только круче.

Если Эйд и поймал волну, то волна эта была очень странной. Хотя нельзя отрицать, что она была превосходной теплой и приятно брызгала чем-то в грудь. Хотя, вполне возможно. это его телефон просто нагрелся из-за получения заветного номера. Вообще, было сложно понять собственное состояние, но от него веяло чем-то давно забытым и почти наивно-глупым. Оно было так прекрасно в своей неопределенности и отсутствии названия, что не хотелось даже клеить на него какой-нибудь писательский ярлык типа "надежда" или какой-то еще.

- Хорошо-хорошо, воспитанный! - так же наигранно вскинул руки Эйд, изображая капитуляцию. - Только не бей меня, КГБ-мэн! - ладно, здесь было очень сложно не заржать. Хоть для чего-то тупые шутки с ютуба пригодились - немного пользы от потраченного бездарно огромного количества времени.

Счет закономерно принесли только после возвращения Эйда и он даже не рвался первым обозреть сумму, вместо этого наблюдая за Владом. Казалось бы, такая обыденная вещь - счет, но почему-то финансовый вопрос всегда говорил больше о человеке, чем... да чем почти все. И сложно было не почувствовать легкое напряжение - не только из-за счета. но и шутки Эйда по поводу ставок. Действительно, если Троекуров такой натурал, то он наверняка даже не мог задуматься о том, что со стороны они могли выглядеть... занятно и порождать некие вопросы, пусть и абсолютно добродушные, у персонала. более чуткого к таким вещам, чем остальные посетители кафе.

- Да так, просто пошутил неудачно, расслабься. И я плачу не за тебя, а расплачиваюсь за свой некрасивый жест. Совесть мучает. Очень сильно. Уже отгрызает нижнее ребро. Так что прибереги налик. К тому же, да, у меня карточка, - он засунул кусочек пластика в карман, откладывая на край стола счет и напрочь игнорируя Владовы еврики. Сумма все равно была смешной. - Если после этого совесть замучает тебя, тогда и вернешь при встрече.

Не иметь налика - плохо, неправильно, европейский синдром, но что поделать, он постоянно забывал снимать наличные, хотя это вроде как было безопаснее и не так легкомысленно, как везде тыкать именной чипованной штукой. Не выжить ему, в общем, в подполье цифрового мира, не выжить... Зато, возможно, он очень неплох в навязывании своих широких жестов под удобоваримыми предлогами.

0

47

-  Я лучше тебе её дам послушать, заодно попробую объяснить и перевести, что там. Мне интересно посмотреть на твою реакцию в прямом эфире, если можно так сказать. Но, если не хочешь, то могу и смс.

Сложно сказать, почему Влад так упёрся, но ему почему-то было важно увидеть и услышать комментарии Эйда на свои любимые песни, желательно, одобрительные. Не то чтобы его сильно напрягало непонимание собственных вкусов другими, но иногда хотелось поговорить хоть с кем-то. А Эйд, не смотря ни на всю странность их знакомства, “хоть кем-то” уже не был. Быть может слишком рано он перевёл его в коротенький список под заголовком: “друзья”, но эта мгновенно возникшая странная связь давала надежду, что из крошечного росточка приятельских отношений вырастет что-то более серьёзное и крепкое. Влад старался не думать, что это не больше, чем на год, суеверно стараясь вообще не задумываться о будущем, спугивая удачу. Судьба и без него разберётся, какой тропой его вести.

-  Вампир-девственник? - не выдержал и громко засмеялся на всё кафе, откидывая голову назад. -  И маг-самоучка. Надо на визитке написать:  личинка вампира, мага и дипломата. Как вылуплюсь - сообщу.

Их приятный во всех отношениях вечер, похоже, вступал в ту стадию, когда расслабленность переходила в дурную шутливость и приобретала некоторый налёт дурачества. Обычно после этого они с друзьями шли к кому-то на квартиру и там догонялись тупыми шутками, пивом-вином и идиотскими ужастиками, над которыми поддато хохотали на весь дом. Не слишком частое явление в жизни Влада, но случалось.

Ему нравилась несерьёзность Эйда. Серьёзностью он досыта наедался на работе.

-  СВР, - отсмеявшись, поправил он. - У нас больше нет кагэбэ, - произнёс, нарочно коверкая на американский манер.

И всё ещё удивительно, что это не бесило. Все эти русско-румынские клише, которые выдавал практически каждый новый знакомый Влада. Цыганский вампир из КГБ. В шапке-ушанке и верхом на медведе. Быть может из-за ощущения, что Эйд не хотел этим задеть и действительно просто шутил, прекрасно зная об истинном положении в далёкой и страшной России. Или ему просто настолько понравился ирландец, что он делал серьёзные скидки при общении, даже игнорируя очевидную попытку затащить себя в постель. Один поцелуем дело вряд ли бы ограничилось, и это Влад прекрасно понимал.

Он задумчиво облизнул пересохшие губы, задержавшись кончиком языка на болезненной ранке в уголке, и внимательно проводил взглядом кредитку Эйда. Похоже тот всё-таки собирался за него заплатить, ставя в затруднительное положение. Продолжать настаивать - глупо. Что там говорили в таких случаях протоколы? Платит обычно тот, кто пригласил, но это касается только пары: мужчина - женщина. В случае с двумя мужчинами каждый платит за себя, либо по очереди. Если предполагается ещё одно посещение ресторана.

Сложно. Но упорство может обидеть. А он уже итак постарался.

-  Ладно, тогда следующий ужин за мой счёт, - Влад всё-таки вытащил свои деньги, оставляя только чаевые. - Свожу тебя в русский ресторан и угощу настоящими блинами со сметаной и икрой. Прикоснёшься к культуре.

Рассчитали их быстро, Влад тепло попрощался с официантками, которые, как он знал, были сестрами и по совместительству дочерьми владелицы кафе - такой семейный подряд, и вышел на улицу, полной грудью вдыхая похолодавший к ночи воздух.

-  Ты на такси? - он обернулся к Эйду, закутываясь в шарф. Лёгкое чувство дежа-вю вернуло на ступени Концерт Холла, где он так же спрашивал о дальнейших планах. Та немного странная, но очень приятная прогулка, которая закончилась странно, но… не менее приятно. Язык снова прошёлся по губам, на этот раз нервно, и плохая мысль была расстреляна и скинута в общую могилу таких же не слишком законопослушных результатов умственной деятельности. - Я - пешком, надо растрясти часть калорий, а то, кажется, я увлёкся сахаром на ночь.

+1

48

- В таком случае, буду ждать новых визиток. А то твоя старая у меня какая-то потрепанная и не соответствует мрачной, темной и магичной действительности. Так не пойдет, я за правду и равноправие всех рас на этой планете! А с музлом заметано - если не побоишься как-нибудь заглянуть в мою совсем невампирскую обитель. Но чтобы обязательно с переводом!

На том и порешили. С Владом вообще легко было решать, что радовало и одновременно воскрешало обратно подозрения. Даже после идиотского инцидента тот шел исключительно на сближение и вообще никак не пытался сокращать дистанцию. Он обязательно подумает об этом, но завтра, как известно кто. Сейчас Эйда просто воодушевляло то, что его шутки Влада веселили - по крайней мере, большая их часть. По крайней мере, та часть, которая не касалась их и гейства. Или что-то вроде.

Но, конечно, самый интересный момент был в реакции Влада на его предложение. Легкое натяжение между ними вернулось, на лице русского внезапно залегла мысль - Эйд готов был поспорить, что тот вычислял каким-то собственным хитрым способом по сложной формуле коэффициент моветона в решении односторонней оплаты счета. Наверное, даже с погрешностью на страну. Наивный. Знал бы он, что даже Эйд не особо в курсе, что там сейчас считается моветоном и всегда поступал по обстоятельствам и собственному разумению... Вот сейчас, например, ему просто не особо хотелось возиться с подсчетами и бумажками - он даже не думал об ущемении чьего-то мужского достоинства. И, если честно, даже почти не соврал - ему правда было жаль, что он напугал пацана так неоправданно, не рассчитав агрессивность своей романтики.

- Вот, это другое дело! - вариант выхода Влада ему понравился. - Договорились. Мне вот в Петербурге еще так и не показали vareniki.

Он улыбнулся, следом за Владом натягивая обратно пальто, благодаря официанток и вываливаясь на улицу. Весьма пустую, между прочим. Прохладно, но теплее, чем в пятницу, когда он с заплывающим глазом добирался до дома. А может просто из-за того, что река далеко.

- Я почти всегда пешком. Этот раз - не исключение. Мне в сторону Темпл-бара. Опять, - он совершенно не нарочно жил неподалеку от именитого района.

Просто совершенно нарочно повел туда гулять Влада после концерта.

0

49

-  Может и не побоюсь. Чуть попозже, после того, как покажешь свой невампирский оркестр. Если он действительно не против, чтоб на них смотрели всякие сомнительные личности.

Вообще Влад всегда ненавидел связи, пропуски по родственным отношениям, льготное обслуживание и прочее, так любимое в России. И он был благодарен отцу, что тот практически никогда не пускал в ход своё имя, чтобы помочь ему чего-то добиться. Там, где перед другими распахивали двери при одном лишь взгляде на фамилию, Влад шёл сам. Конечно, невозможно было полностью исключить влияние отца на его достижения, но по-крайней мере люди не падали раболепно ниц и не начинали усердно лизать ему задницу, только потому что он сын Юрия Троекурова. И да, он гордился тем, что всего достиг сам.

И он надеялся, что музыканты не посчитают его раздражающей незапланированной помехой, воспользовавшейся знакомством с дирижёром, чтобы отвлекать от репетиций.

-  Не факт, что они тебе понравятся. Тесто с картофелем или вареньем. Даже не все русские их любят. Пельмени лучше. Особенно ручной лепки. Моя мама потрясающе готовит пельмени. Она, правда, всё великолепно готовит. В отличие от меня. Я хорошо умею только чайный пакетик в кипяток кидать. Это у меня мастерски выходит.

Они сейчас, похоже планировали уже даже не первую встречу, а на несколько вперёд. Словно они старые друзья и обсуждают ближайшие в этом месяце вылазки. Вот, его уже пригласили в гости.

-  А мне в Ратгар. Могу составить тебе компанию. Ну, или ты мне, нам всё равно в одну сторону идти.

Влад утеплился, повесил на плечо сумку и решительно пошёл вперёд выученным за эти два месяца маршрутом, показывая Эйду дорогу. Ирландская зима, даже не столь холодная, как в Москве, уже совсем сдалась на милость победительницы весне и всё чаще радовала тёплой погодой. На улице было скорее приятно-свежо, чем по-настоящему холодно. Влад пока не разобрался, нравится ему климат изумрудного острова или нет, так как лето всё-таки портило впечатление прохладой и дожливостью. Но, в целом терпимо. Главное, везде и всегда брать с собой зонт. 

-  Не хочешь в Национальный музей сходить? А то я был на экскурсии в рамках посольского обзорного тура, и даже не успел половину всего рассмотреть, настолько быстро нам всё показали. И в Музей виски бы сходил, нас туда вообще не возили. Наверное, не заслужили.

+1

50

- Да нормально все. Не факт, что ты будешь там такой один даже. Там как минимум всегда есть Молли - моя ассистентка. Она вообще только на репетиции и приходит - ни на одном концерте не была.

И вообще племянница Маршала была своеобразной девушкой во всем. ей даже классическая музыка нравилась как-то странно - с одной стороны, совсем нет, а с другой - ей нравилось то, как все это работало изнутри. Вот уж кто знатно помучал весь оркестр, заставляя каждый инструмент персонально для нее извлекать всякое из себя. Как ни странно, никто даже против не был - настолько девица была непосредственная. А Эйду вообще было грех жаловаться - свои обязанности они выполняла на отлично и разделывала в пух и прах всех бывших занимательниц должности, даже не обладая высшим образованием.

- Надеюсь, что тебе понравится, и ты не уйдешь с каким-нибудь незакрытым гештальтом от недоигранной мелодии, который будет тебя преследовать в кошмарах еще дня три, заставляя напеть себя до конца или хотя бы послушать.

Вполне себе реальная опасность, между прочим.

Эйд на несколько секунд захлопнулся, наблюдая за тем, как Влад снова повязывает на себя знакомый шарф, снова превращаясь в кусок светлого уюта, но встряхнул головой, чтобы выкинуть из головы вновь не к месту полезшие мысли, и вернулся в разговор.

- Pelmeni я тоже не пробовал - я видел их в пакете. Замороженными, естестественно. А вообще я соглашусь перепробовать все. Вообще все. Во избежание дальнейших неловкостей в съедобных местах, я тебе, пожалуй, даже сейчас скажу прямо - я люблю пожрать. Разно, много, вкусно, неприлично много. Так что если я вдруг где тебя опозорю - ты был предупрежден.

Да, лучше думать о еде. Безопаснее думать о еде, чем о подчеркивающем фигуру пальто и походке Влада. Как ни крути, он не мог вспомнить красивую и сексуальную русскую еду, не считая меда - она вся была какая-то не очень фотогеничная, но он мог представить в общих чертах ее сытость и домашность. Да, этого определено достаточно.

- Было бы глупо идти порознь в одном направлении в любом случае, - эцд кивнул и улыбнулся, принимая приглашение.

Он даже, вероятно, сможет увидеть, где Влад живет, потому смело двинулся за ним.

Ратгар? Неплохо они со своим сосъемщиком Айзеком обустроились, в элитном-то районе. Хорошее жилье, хорошие соседи, все по высшему разряду. Дорогое место для дорого дипломата. Но как-то это совершенно не смущало. И если и подходило Владу, то каким-то очень странным окольным путем.

- Можно и в Музей зайти - я вроде как предлагал быть гидом. А в Музей виски вам, наверное, было не по протоколу - вы ж не какие-нибудь туристы.

0

51

- Ну, значит, тебе придётся задержаться и доиграть мне всё недоигранное. Вы далеко от Темпл-Бара репетируете? Это какой-то концертный зал? Или клуб? Куда мне вообще идти? Тебе нужно будет скинуть мне адрес и какие-то инструкции, проходная там, режим по пропускам и так далее. Я ж не могу просто прийти с улицы. В общем мне нужен подробное описание маршрута и действий.

Со стороны казалось, что Влад нервничает. Наверное так и было. Его волновал не сам факт встречи с новыми людьми, уж этим жажду общения и знакомств Троекурова сложно было напугать, но он прекрасно помнил собственные репетиции в музыкальной школе. Чтобы в зале появился какой-то посторонний человек, да ещё и остался там слушать - недопустимо. Да и вряд ли такое позволилось бы в любом концертном зале России в принципе. Секреты мастерства, закрытая информация, не приведи Бог, что-то просочится на публику. Иногда ему казалось, что классические музыканты не меньше чем члены какого-то очень тайного общества. По крайней мере они усердно поддерживали этот имидж. Как было в оркестре Эйда, он не знал,поэтому хотел всё выяснить заранее. Может нужен был белоснежный фрак и алый кушак?

-  Окей, - широко улыбнулся он. - Специально для тебя попрошу маму и она пришлёт свои пельмени с дипломатической почтой. Вот за что я люблю эту профессию, так за возможность перевозить без досмотра любую дичь. Не то, чтобы я этим пользовался, но на новый год она мне присылала оливье и холодец. Как и любая мать она думает, что я тут голодаю без русских деликатесов.

Прямой и честный, как речь колхозника на сельском собрании, Эйд заставлял расслабиться и вспомнить, что вообще есть люди, которые живут без правил и протоколов, с которыми не нужно контролировать каждое своё слово и ежеминутно думать, а в рамках ли этикета ты сидишь, стоишь и говоришь. Эля была такой же, не смотря на отца-консула, но общение с Беловой отягощалось постоянными примерками на неё костюмчика жены посла. Костюмчик не налез, как Влад ни старался. Теперь её квартира стала зоной свободной от дипломатии, но он старался ограничивать их встречи, потому что постоянно зависать у бывшей - это странно. К тому же у него не было недостатка в женском общении. А вот нормальных мужиков, без политики, послов и американских конфликтов - не хватало.

-  Может решили, что надо будет - сами сходим. Но у меня как-то ни времени, ни возможности не выпало. Точнее, скорее возможности. А до скольки они работают? Можно было бы в субботу и сходить. Или в воскресенье, если у тебя нет планов? И я точно тебе не навязываюсь? Ты если не хочешь, то не обязательно это из вежливости делать.

+1

52

- Недалеко совсем, только в другую сторону от Концерт Холла. Astrodome - это типа как концертный зал и арт-пространство. В клуб мы бы не влезли, - Эйд улыбнулся.

Даже как-то и не ждешь от представителя говорливой должности и говорливого самого по себе такой основательности и волнительности в подобных вопросах.

- Я тебе все пришлю, не переживай, и подробно расскажу, куда идти и что говорить. Там нет ничего сложного и страшного, и вообще  арт-пространства такие арт-пространства. Главное, чтоб ты не увидел там какое-нибудь арт-чудо по дороге к залу и не испугался приходить. Уверяю, мы нормальные, не арт и не эпатаж. И шапки в виде месяца не носим.

В отличие от некоторых. А то было у них одно выступление "мистического" кабаре. Последнее, что ты хочешь увидеть, когда идешь отлить - так это мужика, чья голова запакована в огромный шипастый набивной лаковый месяц, который внезапно появляется у тебя перед носом. Так недолго в туалет и без туалета сходить.

Ноги радовались ходьбе - после долго сидения даже ощущался призрак иголочек от онемения. Он даже не ожидал, что у них получится провести так много времени за извинениями. Можно сказать, что все шло как нельзя отлично.

- Оливье и холодец? Это как? Дипломатическая почта как-то летит быстрее другой почты? Или почтовики врут нам, что это занимает так много времени, как оно занимает, чтобы на нас экономить? - он даже ускорил шаг, чтобы оказаться перед Владом, развернуться на ходу и подозрительно на него глянуть: - Или на самом деле человечество уже придумало способ отправлять еду через интернет, и правительство умалчивает об этом?

Эйд - не фанат конспирологических теорий, но в эту он даже готов бы был поверить, лишь бы она была правдой. Ему бы, по крайней мере, жилось бы с этой мыслью лучше, чем с мыслью, что еду все еще нельзя отправить в виде файла.

- Как и все музеи - до пяти, наверное, но я не уверен, что в субботу мы успеем это сделать после репетиции. А работают ли они в воскресенье - нужно уточнить. Я там, кстати, тоже не был. И ничего не делаю из вежливости. Не заморачивайся, если что, я скажу. Как ты успел заметить, я всегда предупреждаю о своих намерениях.

Он коротко засмеялся. Эта пятница явно станет причиной не одной офигенной шутки.

0

53

- Большой оркестр? Сколько человек?

Очередная прогулка по очередным улицам с Эйдом. Это уже входило в привычку и становилось традицией.  Влад без остановки улыбался, уже даже начинали побаливать мышцы лица, но ему нравилось. Мало кого он мог вытащить в город, всё та же Эля, причём удивительно, что когда они официально встречались, он находил любые предлоги, лишь бы не оставаться лишний раз с Беловой наедине, зато разрыв сблизил их очень сильно, но теперь уже и не было повода настолько часто встречаться. К тому же понятно, что представительный и красивый Влад будет просто мешать ей найти себе более достойного парня, который действительно полюбит взбалмошную девицу. Он уже сочувствовал этому гипотетическому парню.

-  Нет, ещё к сожалению не придумало. Ну… в данному случае это будет не почта, а… - он задумался, перебирая слова, - наверное, ближе по смыслу будет багаж. Его можно пересылать на самолёте через команду или других дипломатов, которые летят. Ты просто договариваешься и приносишь капитану запечатанный конверт или коробку. И естественно официально заявляешь как дипломатическую почту. И никто не имеет права её вскрыть и проверить. Конечно, любая дипломатическая деятельность основана на доверии, и если ты там, например, пересылаешь ядерную бомбу, то узнай об этом другие страны, всё, с твоей карьерой покончено навсегда и это бросит тень на репутацию страны, поэтому, да, дипломаты нередко… как это повежливее сказать? Борзеют, - тихо произнёс Влад по-русски. - Пользуются своим положением и частенько пересылают что-то запрещённое, но не угрожающее безопасности страны, ну, например, какие-то произведения искусства или ещё что, машины перегоняют через европейские страны из азиатских, потому что это дешевле, чем покупать ту же самую модель в России, и таких схем много, как переслать что-то более выгодно. Это одно из преимуществ нашей работы, можно не декларировать свой багаж и никто не имеет право проверить, вышел ты за установленный таможней лимит провоза чего-то или нет. Этим пользуются всё.

Он выдохнул и облизнул  пересохшие губы. Сколько бы не говорил, всё равно ещё никак не мог адаптироваться к долгим монологам, потому что иногда приходилось вспоминать слова и текст выходил сухим и канцелярским. Конечно, можно было бы заполнять паузы универсальным “бля”, но это не слишком красиво выходило.

-  Так что мама просто рано утром готовит, кладёт в сумку-холодильник, упаковывает и просить друзей прихватить для меня посылку. А так как все дипломатические пути ведут на Оруэлл-роуд, то обычно к вечеру она уже лежит у меня. Папы уже несколько лет, как нет, но мама всё ещё дружит с многими… важными… влиятельными людьми, с которыми общался отец.  Они ей с радостью помогают. У меня замечательная мама.

Потрясающая. Всё ещё эффектно-красивая, элегантная и утончённая супруга генерала разведки, которую так и не сломали тридцать пять лет не особо счастливого брака. Влад и до этого был близок с матерью, но в последние года, как Стален уехал, он превратился в настоящего “маменькиного сыночка”, который любил покупать цветы, конфеты и мягкие игрушки без повода, внезапно, принося то выпендрёжный букет из роскошных голландских роз, то одну скромную герберу, то простую композицию из полевых цветов. Влад заменил отсутствующее внимание отца своим, иногда смущая собирающихся у них гостей откровенными фразами, вроде: “Моя самая любимая женщина в мире”, сопровождаемая объятиями и поцелуями в щёку. Кто там что себе придумывал в меру испорченности его не волновало, но это автоматически сводило почти на нет шансы произвести на него впечатление абсолютного большинства девушек, потому что всех них он равнял на маму. А планка была практически недостижимой.

-  Они работают до шести, - Влад не стал тянут животных за причинные места и просто вытащил смартфон, вбивая в гугл часы работы Музея виски. - Так что смотри, если успеем, я бы сходил.  - Они пересекли поворот на Франкфорт-авеню, прошли мимо химчистки, а это значило, что до дома оставалось около трёхсот метров. - О, нет, - усмехнулся он в ответ на шутку, - если бы ты меня предупредил, прежде чем… ну ты понял, то твой глаз бы сейчас был в полном порядке. А ты это сделал без предупреждения. - Влад остановился на пересечении Ратгар-роуд и Ратгар Плейс и махнул в сторону длинного многоквартирного двухэтажного дома. Во дворе стояла машина, наверху горел свет, а значит Айзек был дома.  - Ну вот здесь я живу, прямо на самом углу. Извини, приглашать пока не буду, к тому же уже слишком поздно, чтобы продолжать этот вечер.

+1

54

- Человек сорок наберется в постоянном составе.

Он мог одним взглядом определить, кого не было, еще до того, как все расселись, а вот точную цифру назвать - это была трудность. Как раз-таки частично из-за того, что все сессионники постоянно с ними работали и их сложно иногда было не посчитать за тех, кто официально числился в составе.

- Нехреново вы, в общем. устроились там, в своем маленьком посольском домике. Я, кстати, ждал, что посольство РФ будет, ну... Больше. Большая страна. много народу, большое посольство. Не впечатлило, в общем. Хотя у нас еще унылее в посольствах за границей. Никакой тебе помпезности и важности, просто бюрократический офис.

Влад не то чтобы был мастером слова на английском, но его было приятно и просто читать по интонациям. Например, они очень изменились, как только он затронул тему мамы еще раз. Даже если бы он произнес какое-то более нейтральное слово, это "замечательная" читалось бы все равно по лицу и тону.

- Ну, мы все равно встречаемся на репетиции, так что после нее и попробуем сходить, как и решили в начале. Посмотрим, что они интересного нам расскажут. Я еще не все ирландские марки пробовал.

Эйд поравнялся со Владом, стараясь поддерживать тот же шаг, пока они не синхронизировались в ногу.

- Неа, я предупредил. Просто это было предупреждение о других намерениях, - Эйд невольно ухмыльнулся. - Просто ты не ожидал и у тебя хорошая реакция.

Они остановились, а значит прогулка была закончена. Да и что уж там, ночь-то уже была совсем недетская. Район, где жил Влад, мягко и уютно светился в голой апрельской ночи, тихий, цивильный и не проезжий. Совсем не похожий на тот, где жил сам Эйд. Закономерно, впрочем.

- Милое место - советую держаться за эту аренду. О, я даже не планировал. Даже поцелуй из ромкома на крылечке не буду выпрашивать, не волнуйся. И ладно, все-все, хорошо. это была последняя шутка на эту тему. Надеюсь, - он сам засмеялся. - Поэтому просто хорошего вечера и... выспаться что ли? Лови смски про репу и инструкции в ближайшее время. До связи! - он махнул Владу рукой и двинул дальше в сторону дома по улице, чуть ли не пританцовывая (когда скрылся с глаз Влада, разумеется), с новой сигаретой в зубах, в распахнутом пальто и донельзя довольный собой и - кстати, весьма теплым - апрельским вечером. Даже глаз как-то стал болеть меньше.

- конец -

+1


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » На мизинчиках