ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Флэшбек » Forbidden fruit is the sweetest


Forbidden fruit is the sweetest

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

FORBIDDEN FRUIT IS THE SWEETEST


http://s7.uploads.ru/l2Grz.gif

КТО
Mr Fleming & Mrs Coleman
КОГДА
Июль 2018
ГДЕ
Банкетный зал в Дублине.
Деловой ужин для крупных клиентов и партнеров компании "Liger"

О ЧЕМ
Мы с тобой поодиночке
Тротуары рассекаем,
Вроде надо ставить точку,
А выходит запятая ©

Отредактировано Yan Fleming (10-09-2018 17:40:18)

+1

2

С того разговора с Лорейн, что расставил наконец между ними все точки на "i", Флеминг зарекся больше о ней не думать. В тот вечер он сильно нажрался и выплеснул все переживания Николасу. Ян так и не понял, смог ли друг вычленить из бесконечного потока слов, откровенно напоминающего пьяный бред, хоть что-то более или менее связное, но основную мысль Кингстон точно уловил. Даже понимающе кивал в ключевые моменты душераздирающего монолога Флеминга. Собственно, в тот момент Ян как раз нуждался только в молчаливой поддержке. Никаких нотаций, советов и прочего дерьма, которое он все равно не смог бы адекватно воспринимать, ведь под конец вечера еле стоял на ногах.
И просто блять удивительно, как человеческому мозгу удается настолько сильно ненавидеть своего хозяина, ведь все мысли мужчины теперь занимала Хоук. Так хотел забыть ее, а теперь даже в туалет ходит, думая о ней. Пиздец. Не спасала даже работа и мимолетные бляди. Ничего. Перед сном, как по расписанию, всегда приходила миссис Коулман и без спроса залезала в голову, медленно вытаскивая из глубин памяти тяжеловесные, болезненные воспоминания. В итоге мужчина пришел к выводу, что просто нужно переждать.
Сегодня Флеминг планировал поспать подольше, ведь хорошо быть директором и иметь возможность не ходить на работу по четкому расписанию. Но у его секретарши были другие планы, и уже с утра Рэйчел активно начала насиловать его телефон, почти непрерывно совершая звонки с промежутком по минуте. Доброе утро, блять. На девушке лежала организация сегодняшнего ужина для привилегированных клиентов и партнеров их компании, и обо всех изменениях в программе вечера она почему-то решала сообщать Яну лично.
- Да, Рэйчел, привет, - "и иди нахуй", так и вертелось на языке, но следуя профессиональной этике, Флеминг все же промолчал, - Сколько людей не сможет приехать? Ничего страшного. Нет, больше приглашений рассылать не нужно, - на том конце трубки говорили так быстро, что мужчина добрую половину сказанного просто пропускал мимо ушей, - Хорошо, Рэй, спасибо, все документы оставь у меня на столе, - мужчина нажал "отбой" и нехотя разлепил глаза, мазнув взглядом по будильнику. Сколько лет дадут за убийство секретарши? Ранние звонки в пятницу утром должны стать смягчающим обстоятельством.
Перед намеченным деловым ужином была еще мелкая работа в офисе, в который Ян завалился уже ближе к обеду. Лениво просмотрел почту, ответив на несколько писем, попил кофе с Кингстоном в его кабинете, засмотревшись на настенную эротику. Короче, работа таки "била ключом".
На самом деле, по большей части сегодняшняя встреча организована для того, чтобы переменить к себе довольно крупную компанию, являющуюся партнером их действующего клиента. Владелец женщина, и сегодня им с Ником нужно будет максимально ее обаять,  в хорошем ключе проявив свом профессиональные и коммуникативные навыки.
Черный костюм, белая приталенная рубашка с расстегнутой верхней пуговицей – в отличие от женщин, мужскому населению планеты можно не думать слишком долго над своим образом. Кингстон приехал первым и уже увлеченно болтал с кем-то из гостей, когда Флеминг к нему присоединился. Собственно, в этом и состояла их главная задача как владельцев бизнеса – ходить и вести беседы. Ничего интересного.
Зато Рэйчел, что с момента появления Флеминга в банкетом зале, вилась вокруг него, больше не вызывала желание убивать – девушка в  облегающем коктейльном платье выглядела просто потрясающе и однозначно радовала глаз.
Все шло как обычно, ровно до того момента, пока в поле зрения мужчины не появилась Она. Рядом кто-то болтал, но он больше не слушал. Какого, мать его, хрена?! Блять, если это Кингстон пригласил Хоук, Ян его убьет. Голыми руками просто придушит, и хорошо, что Ник находился сейчас в другом конце зала, иначе убийства было бы не избежать.
Флеминг быстро опрокинул в себя бокал с шампанским, издалека наблюдая за Лорейн в окружении мужчин, что почти пускали на нее слюни. Кажется, Ян недавно говорил, что Рэйчел потрясающе выглядит? Так вот рядом с Хоук она казалась серой мышью.

Отредактировано Yan Fleming (11-09-2018 08:57:33)

+2

3

платье*, сверху обычный кожаный черный плащ с рисунком под змеиную кожу

- О нет, спасибо, не хочу. Ник, ну ты же понимаешь. Нет, Ник, серьезно, я не пойду, я не хочу. Кингстон!
Лор, забросив ноги на стену у изголовья кровати, покуривала, скидывая пепел в тарелку на полу, и болтала с Николасом. Заботливый друг искренне надеялся на то, что в такой важный день для его компании Лорейн, как приложившая руку к этому делу, будет праздновать с ними, и вообще "че ты как целка ломаешься".
Да ниче.
Но с того разговора с Яном Лор практически перестала появляться в офисе, а когда вынужденно приезжала - тут же скрывалась в кабинете Ника, благо, что тот был ближе к выходу, чем Яна. Эротический этюд на стене до сих пор привлекал внимание, но уже не отвлекал от насущных дел.
Работа выполнена в срок, гонорар получен - можно шиковать! У Лор уже было расписание на ближайший месяц, но в день этого самого праздника, как и на следующий, никаких планов... Это что, это можно хорошенько покутить? О да, идея сама по себе отличная, но там ведь будет Ян, а находиться с ним в неформальной обстановке... Или плевать?
Да, пожалуй, плевать.
- Ладно, собственно... Почему я должна себя в чем-то ущемлять, да? Увидимся, - чмокнув в трубку друга, Лор докурила сигарету и, подойдя к настенному календарю, обвела красным маркером нужную дату в один из предстоящих пятничных вечеров.

***
- И побыстрее, пожалуйста, я не хочу опоздать, - застежки на платье заставили Коулман поволноваться. Смоляно-черный наряд, такого же глубокого насыщенного цвета, как и глаза Лорейн, покорил ее сердце с самого первого взгляда в магазине эксклюзивных вечерних платьев. С собой в Дублин Лор ничего подходящего не взяла, поэтому незадолго полсе разговора с Ником отправилась присматривать себе что-то на вечер.
Длинное, в пол, платье спереди выглядело достаточно просто. Приятная на ощупь ткань, никаких украшений, никаких глубоких вырезов, длинный полный рукав, выигрышно обтягивающий руки, и... Стоит только повернуться левым боком к зрителю, как ему откроется сплошной разрез от спины и до пола, сексуально оголяющий всю линию бока, бедро, ногу до изящных черных туфель на шпильке. Сам разрез держался на золотистых брошах, платье выглядело немного небрежно, как бегло накинутое полотно, но при этом... Черт, Лорри даже глядя просто на себя в зеркало уже приходила в неописуемый восторг. Голые спины - ее маленькая слабость, и по всем шкалам наряд выигрывал среди прочих других. Сверху - простой черный плащ из натуральной кожа, ведь на улице весь день непрерывно моросило.
Волосы подобраны в такую же слегка небрежную высокую прическу, из которой словно случайно выбивались локоны темных волос, но ни один мужчина не догадается, сколько времени уходит на создание подобного с эффектом легкости, дерзости, небольшой растрепанности.
Темные глаза, натуральные губы, густо накрашенные ресницы... Уже на входе в ресторан Лорейн поняла, что оделась максимально выигрышно, и ее наряд в пол выглядел гораздо соблазнительнее, чем короткие платья многих молодых девиц, что нацепили шпильки и во всю щеголяли со своими голыми ногами - все как штампованные. Кроме того, отсутствие белья от слова "совсем" добавляло особого шарма Коулман.
- Миссис Коулман... - девушка на входе у гардеробной мило улыбнулась, но было видно ее явное смущение вперемешку с... Это что, была самоуверенная ухмылка? Девица окунула голову в списки, что держала на руках, бормоча фамилии себе под нос, пока Лорейн развязывала пояс на плаще и стягивала его с плеч.
- Добрый вечер, Рейчел, - сделав пару шагов в сторону, она подала верхнюю одежду гардеробщику - прелестному высокому молодому человеку в белоснежной рубашке и темно-зеленой жилетке с такой же бабочкой на шее.
Прошу прощения, я не помню, чтобы отсылала Вам приглашение, - Рейчел старалась говорить вежливо - было видно, и для виду продолжала шерстить взглядом по бумагам, хотя прекрасно знала, что фамилии Лорейн там нет, - мне очень неудобно, но у нас закрытое мероприятие, и... - она набралась смелости поднять взгляд и тут же напоролась на немигающие глаза Лорейн, - но я не могу Вас пропустить, мистер Флеминг дал мне четкие инструкции и список гостей, простите.
Мистер Флеминг. Ну ясен хуй. На его фамилии Лорейн чуть дернула бровью и сжала зубы. Ясно, что Ян даже не думал приглашать ее на это мероприятие, а его секретарша, которая наверняка по вечерам в ванне развлекалась с душем, думая о Нём, упивалась своей мизерной властью, потому что имела возможность не пропустить ту, что так много времени раньше забирала у обожаемого босса.
- Вы зря ищете меня в списках, милая, - Лор улыбнулась снисходительно, как улыбаются маленьким глупеньким детям, - у меня личное приглашение от мистера Кингстона, и... Ах, вот и он, - у входа из зала появился Ник, как обычно ослепительно улыбаясь. Приветствие поцелуем друг друга в щеки заставило Рейчел чуть потупить взгляд.
- Что стоишь как неродная? - Ник даже не обратил внимание на секретаршу Яна и просто подхватила Коулман под локоть, утягивая в зал, а Лорри напоследок победоносно взглянула на Рейчел. Стой там, красотка, и принимай гостей, ты ведь знаешь свое место.
Огромный зал, разбросанные по нему банкетные столики, каждый по несколько персон. Везде красовались гравированные таблички с фамилиями, красиво сложенные салфетки, сверкающие столовые приборы... Атмосфера мероприятия потрясающая, сразу видно уровень и стиль помпезного Лос-Анджелеса, и Лорри словно попала ненадолго домой. Тут даже Ник был, как лучший друг, и Ян, как... Кстати, а где он?
Кингсон, представив Лорри свою спутницу, удалился общаться с кем-то очень важным, а Лорейн, поправив на плече тонкую цепочку клатча, приблизилась к столу с закусками и алкоголем. Игра началась.
Внешний вид Лорейн - элегантное платье вкупе с экзотической латиноамериканской внешностью - не остался незамеченным. Через некоторое время к ней подтянулось несколько человек, и вот, Лорри уже стоит в небольшой компании, выпивает красное вино, ведет деловые и не очень беседы, блуждает взглядом по залу, пока не увидела Его.
Мозг тут же отключился, Лорри не слышала, что ей говорил мужчина рядом - какой-то владелец чего-то там - она только смотрела сквозь танцующих в центре зала людей на Яна. Блять, как же ему идут эти костюмы... Лорри обожала красивых людей, сходила с ума от эстетических оргазмов на подобных мероприятиях. Флеминг, бесспорно, затмевал своим видом всех остальных, хоть и одеты мужчины были, в целом, достаточно одинаково, но Ян всегда имел чертову особенность выделяться, быть не таким, как все. Кажется, это уже ничто не изменит - оно прочно въелось в сердце.
Лорри продолжала обходительно общаться с людьми вокруг, часто отвечая больше на автомате, потому как все мысли занимал Флеминг, как специально то и дело появляющийся у нее перед глазами. Конечно же от взгляда Лорри не укрылась и вышеупомянутая секретарша, что вечно крутилась около Яна, и видеть это было... Немного неприятно.
Людей потихоньку становилось все больше, выпивки все меньше - снующие туда-сюда официанты не успевали обслуживать прожорливых ирландских руководителей.
Отсутствие выпивки в ближайших десяти метрах стало хорошим поводом выскользнуть из кольца собеседников, один из которых вечно прикасался к Лорри - то подвинуть ее чуть-чуть, то убрать с чужого пути, то просто оказать знак внимания. Чужие пальцы на голой коже были подобны расколенной кочерге, и в итоге Колуман просто перехватила мужскую ладонь, отодвинула от себя и гордо зашагала к барной стойке, где...
Да блять. Серьезно? Но отступать уже поздно.
- "Зеленую фею", пожалуйста. И водки побольше, - стоило подойти к стойке, как желание попросить бокал вина тут же улетучилось... Нет, тут поможет только водка. Водка, текила, абсент, ром и все остальные не такие важные ингредиенты. Лорри одним бедром присела на высокий стул, положив около себя клатч, и как-то само получилось, что спина соблазнительно прогнулась, грудь приподнялась вперед, ножка выглянула из выреза. Из Лорри, кажется, можно выбить всё, кроме показушничества.
- Отличный вечер, - повисшее напряжение было похоже на натянутую струну, которую Лорейн стала подергивать, специально накаляя нервы присутствующих, - даже несмотря на то, что твоя милая секретарша не хотела меня пропускать в зал. Так старалась, что чуть из платья не выпрыгнула.
Начинать разговор вот так было, наверное, не самой лучшей идеей, но Коулман просто не могла сдержаться. Ощущение собственного превосходства пьянило получше любого вина, и... Черт, да что она творит? Сидели бы по разные концы зала, тут можно было даже ни разу не пересечься, но Лорейн тогда просто не была бы собой. Эта непреодолимая тяга к трепанию нервов Флеминга просто непреодолима.

+3

4

Было стойкое желание пойти пропустить пару коктейлей. А лучше шотов. Но им с Кингстоном до определенного момента нужно держаться трезвыми, как минимум до помпезной речи, которую надо было толкнуть, а дальше хоть трава не расти.
Флеминг попытался найти в толпе людей Ника, чтобы пойти и оторвать ему яйца за несанкционированное приглашение Хоук, однако взгляд тут же зацепился за последнюю. Что неудивительно, ведь девушка сильно выделялась на фоте остальных. Будто на нее направили луч проектора, и теперь все собравшиеся с упоением смотрели только на Лорейн. Королева. Звезда вечера. Как и всегда.
Ян небрежно мазнул взглядом по ее окружению, с ухмылкой подмечая, как стоявшие рядом мужчины почти что капали на нее слюной, пытались дотронуться, демонстративно рассматривали. Наверняка сейчас вливают ей в уши, какие они влиятельные и как много зарабатывают, чтобы Хоук потом сама прыгнула на их член после ужина. Где-то внутри поднялась волна немого возмущения, и мужчина резко отвел взгляд, возвращая его на Рэйчел и других своих собеседников.
Вечер, к слову, проходил отлично, если не считать факт наличия бывшей где-то рядом. Нужно было просто сделать вид, что его это совершенно не ебет. Это ведь просто, да? Отвлекаясь от мыслей о Хоук, Флеминг продолжал ходить по банкетному залу, то и дело общаясь с коллегами и партнерами. Кингстон как специально место своей дислокации менял так, чтобы не пересекаться с Яном, видимо понимая, какие пиздюли его ожидают. Ничего, мой милый друг, тебе их все равно не избежать.
- Кингстон, ты совсем что ли охуел? – наконец поравнявшись с Ником и дождавшись, пока он закончит очередную беседу,  Ян нервно приподнял бровь, буравя друга взглядом. Но Кингстон преспокойно продолжал попивать шампанское и вообще делал вид, будто не понимает, за что ему выдвигают претензии,  - На кой хер ты пригласил Хоук? Это прикол какой-то что ли? – от хладнокровного убийства Ника спасли представили той самой компании, которую они давно хотели переманить. Флеминг тут же натянул дружелюбную улыбку, все свое внимание переключая на владелицу бизнеса. Ну как женщине глубоко за сорок устоять перед двумя красивыми мужчинами, которые так грамотно ее обхаживали? Правильно, никак, особенно если они предлагают крайне интересное деловое предложение.   
Бесконечные разговоры выматывали, ведь все присутствующие жаждали пообщаться с учредителями перспективного рекламного агентства, что впрочем, логично, ведь они сами организовали этот вечер. Все, кроме одной особы, за которой Ян украдкой наблюдал все это время. На автомате заглядывался на ее улыбку, на то, как она по привычке слегка поджимала губы, как убирала за ухо прядь волос, что постоянно выпадала из прически. Такая до боли знакомая, и одновременно такая далекая. Охрененно зарекся не думать о Хоук, прям мужик сказал – мужик сделал.
Деловито пожав руку очередному собеседнику, Флеминг заторопился в бар. После нескончаемых разговоров хотелось промочить горло, и желательно чем-то покрепче шампанского, которое официанты все время разносили по залу.
- Один "Негрони", пожалуйста, - мужчина устало потер переносицу, усаживаясь на высокий барный стул и ожидая свой заказ. Это Хоук в его голове уже начала разговаривать или это реально она? Ян медленно повернул голову в сторону. Это конечно фиаско, столько времени тактично обходить друг друга стороной, а потом случайно встретиться у бара. Видимо, их любовь к алкоголю сильнее, чем все остальное.
- Спасибо, - надо было заказать не коктейль, а просто пятьдесят грамм водки. Нет, лучше сразу спирта, - Я не знал, что ты придешь, так бы внес тебя в список, - теперь, когда Лорейн была рядом, Флеминг не смог отказать себе в удовольствии рассмотреть ее. Не пошло и отвратно, как до этого на нее пялились незнакомые мужики, а с толикой восхищения, будто делая комплимент. В его глазах она никогда не была куском мяса.
- Потрясающе выглядишь, - нет, ну а почему бы не сказать это вслух? В конце концов, она первая начала разговаривать, а он просто по-джентельменски сделал комплимент. Этикет, все такое. Ян был дико рад, когда ему наконец-то приготовили заказанный коктейль, и теперь он смог занять рот алкоголем, пока не начал говорить какой-нибудь очередной пиздец, что было бы вполне в его стиле. Да и вообще создавалось ощущение, будто его серые клеточки сейчас резко уехали в небольшой отпуск, отказываясь нормально работать. Хоук своим присутствием почти нарушала равновесие Вселенной.
- Мистер Флеминг, Вас ждут, - Рэйчел сегодня таки ходила за ним по пятам, чем уже начинала раздражать. Тень отца Гамлета, ей богу.
- Прости, нужно идти, - еще один долгий взгляд на Лорейн. Пожалуй, даже слишком долгий. Собравшиеся тем временем потихоньку занимали свои места, чтобы послушать пафосную и мотивирующую речь от него и Кингстона. Мужчина сел за свой столик, и пока персонал настраивал проектор, чтобы показать небольшую презентацию об их компании, он увлеченно болтал о чем-то с Иви.
Ник сиял как начищенный пятак, а его улыбка наверняка сейчас заставила большую часть женской аудитории томно вздыхать. Свет слегка приглушили, после чего Кингстон нажал на небольшой пульт в руке, включая презентацию, и поприветствовал гостей. На свободный стул рядом кто-то подсел, и Ян автоматически перевел взгляд на копошение. Блять. Да вы издеваетесь?! Ну конечно Ник посадил Хоук за их стол. Сука, он его точно убьет сегодня. Прости, Иви, но, кажется, тебе скоро придется искать другого парня.
Кингстон тем временем начал вешать всякую мура про благодарности партнерам и клиентам, сопровождая все это напыщенной речью и прочим официозом, но Флеминг его не слушал. Взгляд будто сам приковывался к Лорейн.

Отредактировано Yan Fleming (13-09-2018 07:08:00)

+2

5

- Правда? - она выгибает бровь и поворачивается к Флемингу, кокетливо укладывая подбородок на полусогнутую кисть и снимая иллюзию "я тут мимо проходила, присела". Лорейн о чертиков обожала смотреть праткически не мигая на собеседников, вглядываться им в душу, благо получалось это отлично и эффектно с такими черными глазами.
Когда-то Ян тоже так делал, и его невероятного голубого цвета глаза впивались в ее в молчаливой борьбе, в вечном споре друг с другом. Время, когда они любили друг друга также сильно, как иногда ненавидели, ушло, а ощущение осталось. Приятная ностальгия, хотя, казалось бы, после их откровенного разговора... Подобия разговора, они должны вести себя не так друг рядом с другом, но получилось то, что получилось. И эта игра в гляделки, показушная пафосность Лорейн, напускная вежливость Яна - неотъемлемая часть их жизней. Как и этот вечер, который просо надо пережить, но Лорейн ведь знала, на что шла. Конечно знала.
- Спасибо, ты тоже, - искренность слов не подвергалась сомнениям - они и правда выглядели великолепно каждый по отдельности и вместе в целом, этого у них не отнять. Мозг, как насчет небольшого экскурса в прошлой Короля и Королевы университетских вечеринок? О да, с радостью, держи, Лорри, вагон воспоминаний. Скорый поезд мыслей отправился со станции "Адекватное восприятие ситуации" и захватил с собой добрую часть адекватности.
Лор негромко кашлянула, хватаясь за высокий стакан с коктейлем как за якорь. Срочно выпить.
Добрая порция алкоголя в напитке слегка взбудоражила сознание, привела его в порядок, и кто еще будет говорить, что пить плохо? Тому Лорри нальет и популярно объяснит, что он ошибается.
Они поглядывали друг на друга "не палясь", но стоило отвести Лорри взгляд, как она тут же ощущала на себя тяжесть сапфировых глаз. Конечно Ян будет ее разглядывать. Как не разглядывать женщину, что раньше по праву занимала место смысла жизни? Как и он для Лорри, но... Она опустила руку на столешницу, обручальное кольцо звонко ударилось о красное дерево, напоминая о себе. Точно, замужество. Почему-то в компании старых друзей Лорри все реже вспоминала о том, что несвободна, хотя в первую встречу с Флемингом только в рот ему свое кольцо не совала - настолько показательно демонстрировала свое социальное положение. Жена. Лорри даже еще раз пригубила коктейль, будто бы  в первый раз осознавая эту мысль. Да, жена. Фальшивая жена в фальшивом браке, но с реальными заебами - этого в их семье хоть отбавляй, и никому ведь не расскажешь. Диего только знал, но на его вопрос "нахрена?" Лорри отвечала "надо". Кому надо? Зачем? Точнее даже, и правда, нахрена? На эти вопросы с каждым днем становилось все меньше ответов. А как всё хорошо начиналось!
С Яном тоже всё начиналось потрясающе... Блять, снова мысли о нем. Флеминг, испарись, пожалуйста.
Как будто услышав мысленный посыл Лорри, подскочила личная собачка Яна - чуть ли не за руки утащила его в сторону столика. Лор хмыкнула, эта девица ее по какому-то странному сечению обстоятельств невероятно раздражала, но что это... Привычка? Привычка вкупе с особо развитым чувством собственности? А ведь прав на Яна у нее уже давно нет, но старые заебы ест - вокруг него всегда вились девочки, которых приходилось оттаскивать за волосы. В университете Лорри даже один раз подралась с девчонкой из группы поддержки, когда та нарочно накосячила в элементе и Лорейн из-за нее упала с сальто прямо в землю-матушку. А все ради того, чтобы оказаться "случайно" с Яном в одном и том же кафе... Сейчас Лорейн гораздо спокойнее, сдержаннее (нет, это не она орет как разгневанный бабуин в минуты ярости).
Так, какой столик? Не этот, не тот.. Блять! НИК!
Телефон с заботливым смс от Кингстона, где был написан номер столика, хотелось засунуть ему прямо в жопку, но Лорри выдохнула и профилировала к своему месту, выжигая дыру на затылке Флеминга. Серьезно? Рядом с ним? Нет, блять, серьезно?!
Она молча приземлилась сбоку от Яна, повесила клатч на ахурную спинку стула и облокотилась на стол, вглядываясь в трибуну, куда только что поднялся Ник. Складывалось стойкое ощущение, что он не просто улыбается, а откровенно смеется над одной парочкой, что сидела слишком близко друг к другу... Это как поставить друг с дружкой вплотную два реагента и ждать - "щас как рванет!".
Коулман старалась просто не смотреть в строну Яна, даже краем глаза, даже самым краешком, но выходило не очень. Какой же он... Взрослый. Солидный. Ему чертовски шел костюм и должность, рядом с таким мужчиной Лорейн хотела провести всю жизнь. Хотела? Получила. Муж тоже человек не последней важности, и всё при нём - деньги, костюмы, должность, машины, недвижимость. В материальном плане он даже, наверное, превосходит Яна. Почему тогда рядом с ним она не испытывала тех же эмоций, что сейчас? Запретный плод и правда кажется слаще...
- Сейчас ваш выход, - внезапно появилась секретутка Флеминга, зашептала ему на самое ухо, но так, чтобы половина Дублина услышала, а Лорри прикинула - напорется  Рэй на вилку  глазом или горлом, если ее сейчас толкнуть? Очень занимательный вопрос.
- А сейчас попрошу выйти и сказать пару слов моего партнера, напарника и близкого друга, - -  Кингстон захлопал, отходя в сторону и оставляя место Яну. Боже, как он шел... На ходу поправляя пиджак, быстро тряхнул кистями, поправляя рукава, мимолетным движением коснулся узла галстука, ослепительно улыбнулся всем присутствующим. От его взгляда ноги немного стало сводить, и, кажется, быть сегодня без белья оказалось плохой идеей. Тут слишком холодной? Или жарко? Что вообще происходит? Лорейн пожирала мужчину глазами, не замечая, как кусает губы, наблюдая за ним так внимательно, как никогда... Как же он поменялся. Казалось, что и не было той ссоры, недавнего разговора. Хотелось стоять там рядом с ним, быть частью его торжества, быть частью его самого. Коулман поддержала аплодисменты, когда Ян закончил речь, и улыбнулась Нику, когда тот вместе с другом вернулся к столу.
- Ник, спасибо за приглашение, - она приподняла бокал с вином, а потом и вовсе встала, - хочу вас поздравить с этим торжественным днем. Я рада присутствовать здесь и быть частью вашего праздника, тем более, что это заслуженно, - себя не похвалишь - никто не похвалит, - так что... Успехов вам и вашему детищу.
Все за столиком согласно закивали, а потом дружно чокнулись фужерами. И, кажется, у Лор чокнулось сердце, когда бокал Яна со звоном коснулся ее.
Безумно вкусный ужин, ресторану за это отдельная благодарность. Живая музыка, танцовщицы - организация на высшем уровне, это бесспорно, но Лорри то и дело поглядывала на Флеминга. Как можно быть таким потрясающим и говном? Потрясающим говном, да, пожалуй, только так. Очередной выступление, Лорейн садится полубоком на стуле, чтобы было лучше видно, и касается голой коленкой колена Яна, немного дергает ногой и цепляет пальцами платье, которой сползло вниз, до неприличия обнажая почти полостью всё бедро, что еще немного, и все узнают, что она сегодня без белья - спасибо платью с разрезом через всё тело - но Лорейн не подает виду. Не школьница, чтобы тут же становиться пунцовой от случайного прикосновения.
Ник и его девушка делились впечатлениями от происходящего, официанты сновали туда-сюда, Ян свалил... Подошла Рэйчел, чтобы рассказать свои наблюдения за парой важных персон, но слушать ее не было никакого желания. Лор подхватила клатч и отправилась на поиски тишины и зеркала - губы стерлись от еды. Она толкнула дверь в помещение, не заметив распознавательного знака, прошла в глубину темной уборной с каменной отделкой... Перед раковиной, у монолитного стола, виднелась мужская спина - взгляды пересеклись в отражении большого зеркала.
Блять. Опять ты?
Назад пути нет - развернись Лорри сейчас на поиски женского туалета, что подумал бы Ян? Что она от него бежит? Ну уж нет.
- В женском туалете удобнее? - она с непроницаемым лицом приблизилась к зеркалу (наличие писуаров в "женском" туалете Лорри не смутило, ведь надо кровь из носа стоять на своём) и достала карамельный блеск для губ, начала поправлять прическу... Вот знаете, когда создается эффект какой-то деятельности, а по сути - ничего.
Кто-то один, явно какой-то мужчина, явно должен сейчас вывалиться из комнаты и не усугублять.

Отредактировано Lorein Coleman (12-09-2018 17:02:54)

+2

6

Казалось, будто он и Хоук – это две части дефибриллятора, и если случайно прикоснуться друг к другу, получится разряд. Они сидели полубоком, чтобы видеть выступающего Кингстона, и Ян мог поклясться, что на физическом уровне чувствовал взгляд Лорейн на своем затылке. Ник все говорил и говорил, переключая слайды и иногда обращая на их содержание внимание гостей. Дальше была очередь Флеминга выходить с высокопарной пафосной речью, а у него в голове сидели цирковые обезьянки и отчаянно били в тарелки. Хорошо, что вовремя подоспевшая Рэйчел напомнила про его выход, иначе мужчина бы точно не заметил, как неожиданно Николас замолчал и вообще пригласил его на трибуну продолжить небольшое выступление. 
Под всеобщие аплодисменты Ян поднялся со своего места и направился к трибуне, которую освободил Ник и теперь стоял рядом, все так же лучезарно улыбаясь. Пиздюк. Удивительно, но как только мужчина открыл рот, произнося заранее заготовленные слова, его мозг моментально переключился в рабочее русло. Никакой Хоук в голове, только стандартные фразы благодарности, итоги проделанной работы и новые цели, которые они поставили себе на ближайший финансовый год.
А теперь официальная часть вечера наконец-то закончилась, и можно было нормально отдохнуть и не вести бесконечные деловые беседы, от которых у Флеминга на языке уже образовалась мозоль. Кухня, напитки, обслуживание – все было на лучшем уровне, за что Ян потом поблагодарил Рэйчел, которая с особой ответственностью организовывала этот вечер.
Ожидал ли он, что Лорейн первая со всего столика поднимет тост и будет радоваться их достижениям, кажется, даже больше, чем они сами? Боже, это женщина настоящая загадка, никогда не знаешь, что она вычудит в следующую минуту. Раздались одобрительные возгласы, а за ними характерные звуки чоканья бокалов. Ян чокнулся с Хоук. Причем в прямом смысле этого слова. Недавно они навсегда порвали все отношения друг с другом, а сейчас пьют вместе, стоя плечом к плечу.
Не церемонясь, мужчина тут же выпил содержимое своего фужера до дна, но алкоголь никак не помогал отвлечься от мысли, что Лорейн находилась просто в непозволительной близости. На сцене кто-то исполнял потрясающий кавер на одну из песен "The Cranberries" в тот момент, когда кто-то задел его ногу коленом. Взгляд мгновенно упал на место случайного соприкосновения, а затем поплыл дальше по голой ноге Хоук, до самого ее бедра, что почти полностью оголилось. Бляяяяять. Флеминг тяжело сглотнул и слегка ослабил галстук, с трудом возвращая глаза на сцену. Фигуре Лорейн могла позавидовать любая, а в этом платье она практически заставляла мужиков разглядывать ее и пускать слюни.
Добрая половина их столика тем временем ушла развлекаться, Николас ворковал с Иви,  а Ян решил пойти проветриться, потому что спокойно сидеть с полуголой Хоук рядом не представлялось возможным. После быстрого перекура мужчина заглянул в уборную, ополоснув руки от запаха сигарет. Какого же было его удивление, когда взглянув на свое отражение в зеркале, он нашел там еще и Лорейн. Нет, Флеминг уже привык сталкиваться со своей бывшей в разных местах при откровенно абсурдных ситуациях, но тут он реально удивился. Хоук же невозмутимо продефилировала к зеркалу и начала подкрашивать губы.
- Да вот шел мимо женского, дай, думаю, зайду, – по губам скользнула привычная для Яна ухмылка. Знаете, он сегодня крайне долго проявлял галантность, старался минимизировать их общение, где-то игнорировать ее присутствие… Но сейчас мужчина даже не думал просто уходить, наоборот, облокотился о монолитный стол, скрестив руки на груди и внимательно наблюдая за девушкой, поведение которой его конкретно забавляло. Не у одной Хоук сарказм вечно лез из всех щелей, а раньше так они вообще могли часами упражняться друг с другом в остроумии, - Тебе так мужского внимания не хватает, что решила сходить в мужскую уборную?

Отредактировано Yan Fleming (13-09-2018 12:05:56)

+1

7

- У тебя новый фетиш? Золотой дождь и всё в таком духе. На любителя, конечно, но о вкусах не спорят, - она удивленно вскинула бровь, поворачиваясь к мужчине и оглядывая его с головы до ног, а потом небрежно пожала плечами, снова поворачиваясь к зеркалу.
По сути, надо бы спрятать помаду обратно в неприлично маленькую женскую сумочку, куда дополнительно поместился только телефон, ключ от квартиры без всей остальной связки, банковская карта. Ничего не говорить лишнего, не оставаться в одном помещении на лишние минуты, но Лорейн словно приросла к кафелю своими туфлями и не могла сойти с места.
- Там нет таблички, я перепутала. Тут же никого нет, что страшного произошло? - она снова поворачивается, с вызовом глядя на Флеминга, звонко щелкает застежкой сумочки и открывает воду, чтобы ополоснуть руки.
И что, блять, теперь? Ну, можно по старой схеме похвалить саму себя и потом свалить. да, пожалуй, так и будет.
- Отличный вечер, я уже дала свой номер нескольким потенциальным клиентам, они воодушевились вашими результатами, а когда узнали, что я тоже приложила к ним руку... В общем, мне тоже есть выгода тут находиться, несмотря ни на что. И наши отношения не должны стать помехой, верно? Ни тебе, ни мне.
Помехой в чем? В работе? О да, это точно, но каждый раз, когда кто-то пытался увести Лорри в русло более личных тем, она размахивала своим кольцом. Когда это не помогало, не все ведь тут святоши, то искала глазами в поисках спасения и каждый раз натыкалась на Флеминга. Наверное, они слишком сильно когда-то друг друга любили, чтобы перестать быть друг для друга вакциной от всех невзгод - это было на каком-то неподвластном сознанию уровне. Там, где глубоко-глубоко внутри теплилась мысль о том, что Ян всегда бы ей верен. Лорейн обдумывала эту новость сотни раз и не могла делать это без какого-то невероятного облегчения. Не изменял, значит по-настоящему любил... И все его ошибки, присыпанные пеплом ушедших лет, теперь не казались такими непростительными, хоть и последствия теперь никто не сможет устранить.
- С мужским вниманием как раз всё прекрасно, - добавила она немного тише, и нет, это не о муже, которого не видела уже... Да, почти два месяца. Периодические разговоры сводились к минимуму минут то из-за его дел, то из-за занятости Лорейн, и она наконец-то ощутила себя свободной от гнета супружеских обязанностей, от вечного недовольства, от того, что вечно наступала себе на горло. Им определенно нужен был этот перерыв, но он затянулся, а чувство тоски не появлялось... Скорее наоборот, ведь тут, в Дублине, на том конце света, Лорейн наконец-то было чем заняться, с кем общаться, без четких отчетов перед супругом о том, где была и с кем:
- Только оно мне нахер не нужно, - Лор зависла, глядя в собственное отражение. Красивая внешность, умение подать себя... Ушло невероятно много времени, чтобы стать той женщиной, которой она всегда хотела быть. Чтобы превратиться из неотесанной девицы с королевскими замашками в сдержанную, отчасти холодную женщину, которая вызывает восхищение, а не раздражение. Боже, и как Ян терпел ее раньше? Она же переходили на ультразвук по каждому поводу, а он терпел, терпел и любил. Это вообще был единственный человек, помимо брата, который мирился со всеми Лорриными недостатками, которых был вагон и маленькая тележка. Сейчас они никуда не делись, просто Лорейн их старательно прятала и не давала вырваться на свободу, но это гнетущее ощущение тюрьмы в собственном сознании никуда не девалось.
Шумно втянув носом воздух, Лорейн выдохнула и вернула на лицо немного беспечную полуулубку, ведь вечер должен продолжаться, и нужно снова идти к остальным гостям, которые так желали с ней поговорить, к Нику, который так хотел, чтобы она ушла. Удивительно, но в этом мужском туалете сейчас была та самая зона комфорта, которая так была необходима, и одновременно с этим нервы продолжали натягиваться всё сильнее от присутствия Флеминга. Чертов Ян успокаивал и бесил одновременно, как такое вообще возможно?!
- В общем, не важно, нам пора идти. Тебя там явно заждались, особенно гостьи. После твоей речи я себя ощутила как около Игуасу, - внезапно в сознании возник знаменитый водопад на родине Лорейн, и они с Яном даже когда-то были там вместе... Девушка одернула платье вниз и провела руками по талии, выравнивая ткань, а затем гордо прошла мимо Флеминга к аппарату с бумажными полотенцами.
Сейчас им обоим нужно просто разойтись в разные стороны, пока несказанные обидные вещи снова е стали срываться  с губ обоих, делая непростительно больно.

+1

8

- Ну, я тот еще извращенец, ты же знаешь, - наверное, не стоило акцентировать столько внимания на их прошлых отношениях, да и вообще вспоминать о них. Зачем, если все между ними давно похоронено и любовно утрамбовано саперной лопаткой? Ну а с различными сексуальными фетишами Яна Лорейн в свое время пришлось столкнуться лицом к лицу, потому что мистер Флеминг ненавидел скуку в постели и вообще любил привносить туда что-то новое. А еще ей пришлось смириться с его не совсем стандартной ориентацией. Просто мужчина-подарок, прости Господи. Но и Хоук на самом деле была не идеальна. Например, если бы существовали Олимпийские игры по ебле мозгов, она бы точно в свое время выиграла там золото.
Но они действительно сильно любили друг друга и принимали все недостатки, мирились с ними, искали компромиссы. До сих пор удивительно, как легко можно просрать годы отношений, которые ты так бережно строил и оберегал.
- А какие у нас отношения? Их уже давно нет, чтобы они были помехой. Тем более ты замужем, - мужчина чуть понизил тон голоса, отвечая сухо, даже с толикой грубости. Что это вообще за издевательство? Появилось неприятное ощущение, будто неведомая сила сжала в кулак органы, кровеносные сосуды, хрящи и нервы. Еще немного и все внутри просто расплющится. Ему бы заткнуться, выйти из этой чертовой уборной, но Остапа понесло.
- Серьезно? А чье же нужно? – интересно, она вообще скучает по муженьку то по своему? Сам факт его существование почему-то жутко раздражал Флеминга, хотя никаких прав на Хоук у него давно не было. Наверное, просто старые привычки еще со студенческих времен, когда он любого мужчину рядом с Лорейн воспринимал как конкурента. Да, он доверял ей, но порой чувство собственности и ревности неимоверно душило, стоило ему представить, что она уйдет к другому.
Ян чуть тряхнул кистями, поправляя рукава рубашки и отгоняя неуместные воспоминания, что грозились превратиться в нескончаемую пытку для разбухшего от мыслей мозга. Девушка спокойно передвигалась по мужского туалету, будто это было в порядке вещей, а Флеминг неуклонно наблюдал за ней. Скользил взглядом по голой спине, по открытому бедру… Если его попросят назвать самую сексуальную женщину Планеты, он не раздумывая скажет, что это Лорейн. И дело не только в красивой внешности, ей обладает множество девушек, в ней был внутренний стержень. Она пробуждала в сердце такой огонь, что им можно было запросто разжигать костры.
Кажется, от близости Хоук вкупе с выпитым алкоголем ему потихоньку сносило крышу. Еще немного и она совсем уедет, а потом Ян уже перестанет адекватно оценивать свои действия и контролировать их. Флеминг облокотился ладонями о  гладкий монолитный стол и прожигал дыру сам в себе, глядя на отражение в зеркале. Да что блять вообще происходит? От последней фразы девушки уголки губ приподнялись в подобии улыбки, и лёгкий смешок вырвался сам собой. Да хоть затопи эти девицы банкетный зал, он и бровью не поведет.
- Эти гостьи мне нахер не нужны, так что можно не торопиться, - что же он несет. Мысли в голове никак не могли между собой договориться. Как и чувства.  Имеет ли Ян право сделать то, что хочет? Совершенно точно нет, но когда это его волновало?
Мужчина почти маниакально наблюдал за движениями Лорейн, как она в очередной раз поправила прическу, как вытерла руки бумажными полотенцами…Блять, какая же она красивая, Господи.
- Лорри…- "прости, за то, что я сейчас сделаю". Флеминг сделал несколько шагов к девушке, сократив расстояние между ними до минимума. Мужчина тут же положил ладонь на затылок Хоук, притягивая девушку к себе и целуя. Все действия быстрые, рефлекторные, чтобы оба просто не успели одуматься. Ощущения были такие, будто его запустили в открытое космическое пространство.
- Если я и буду чувствовать за что-то вину, так лучше за это, - Ян оторвался от желанных губ лишь на пару секунд, затем снова целуя. Так, будто это в последний раз, где нахлынувшее желание перемешивалась с толикой безысходности.

Отредактировано Yan Fleming (14-09-2018 07:45:24)

+1

9

А что тебе нужно? - нескромный и провокационный вопрос чуть не сорвался с губ Лорри, но мозг опередил язык, и она гордо проигнорировала. К чему эти разговоры?
Ян, будь он проклят, был сотню раз прав. Какие у них отношения? Никакие. держатся на взаимном перекидывании язвительностью, и то, зная, на что они оба способы, даже это выходило как из жопы, прямо следом за любыми взаимоотношениями между этой парой.
Сколько нового они друг о друге узнали? Очень много. Явно не те новости, которые хотелось бы знать. Уже потом Лорейн поняла, что лучше бы не знала, что Ян ей никогда не изменял - отчего-то верилось, что он не врет, ведь незачем.
Лучше бы Ян не знал, что практически стал отцом, тогда бы он не был так ошарашен, ведь наверняка об этом все время думал - такие новости просто так не проскальзывают в мозгу и не вылетают на следующий день. Будь Лорейн на его месте, она бы просто умерла от передозировки алкоголя в крови, хотя кто знает... Может, Флеминг как раз едва остался в живых.
Блять!
Слишком много мыслей о нем, о них, о том, что они пережили, о том, что могли бы пережить, это постоянное сравнение того, что было, с тем, что сейчас... Голова начала гудеть, Лорейн рванула полотенце с рулона и аккуратно провела им по ладоням, по кольцу... Сейчас, глядя на него, девушка физически ощущала странное давление - кольцо хотелось снять, словно оно пережимает вены и останавливает кровоток, словно он сжимается на пальце все сильнее и сильнее. Она даже прокрутила его на пальце - нет, всё также идеально по размеру, но странное чувство никуда не девалось.
- Да? - создание снова подложило свинью - большого и жирного хряка - ведь Лорейн отозвалась мягко, даже немного нежно. Это ласковое прозвище, этот голос... Ебучее дежавю. Словно Лорейн всю жизнь ждала именно этого ласкового "Лорри".
Мозг включился на секунду позже, Лорейн успела лишь нахмуриться, пытаясь понять, что происходит, почему Флеминг оказался так непозволительно близко, что она ощущала на своем лице его тяжелое дыхание, парфюм, смешанный с запахом дорогого табака. Когда он оказался рядом, Лор внезапно ощутила себя такой маленькой, такой слабой, что отступила назад и впечаталась поясницей в столешницу, схватилась за нее пальцами, ведь ноги, кажется, вот-вот откажут.
- Ян...  - она выдохнула это ему прямо в губы за долю секунды до того, как он ворвался в нее поцелуем - настойчивым, требовательным, жадным, словно это первый глоток воды человека, что провел неделю в пустыне.
Рука застыла в воздухе в несовершенном ударе - первое, что хотелось сделать. защитить себя, оттолкнуть, послать, проломить ему череп шпилькой и разорвать ногтями лицо!
Она стояла как дура, чуть приоткрыв онемевшие от шока губы, так настырно терзаемые Флемингом.
Вина... Вину они будут чувствовать оба, но кто сейчас думал об этом? О муже Лорейн, что находился на другом материке - не важно, какие между ними отношения, важно, что брак в силе, важно, что кольцо все еще на пальце.  О Яне и его возможных отношениях - вдруг его тоже кто-то ждет дома?
Блять, как сложно, как сложно пытаться проанализировать человеческие отношения, когда в дело вступает сердце, отключая мозг. Это все так неправильно, так плохо, так непристойно, но...
Один крохотный поцелуй. Одно мимолетное движение губ навстречу, кто об этом узнает? Только они. Это будет их тайна, и если после этого поцелуя обоим станет легче и они смогут вернуться в прежнюю жизнь, то... Почему нет?
Лорри поначалу неуверенно, совсем не в такт, начинает шевелить губами навстречу, чуть подается вперед, а потом... Потом словно теряет голову.
Лорейн оторвалась от мужчины и, облизав припухшие губы, провела ладонями вверх по его груди, едва дыша - прикасаться к нему именно так оказалось невероятным удовольствием. И похер, что в любой момент сюда могут зайти, похер на все, что за пределами этого квадратного метра, где они стоят почти вплотную друг к другу - не думая больше ни о чем, Лорейн поднимает ладони выше, обхватывает ими лицо мужчины, проводит большими пальцами по скулам, по шершавым щекам, всматриваясь точно в глубину голубых глаз, и...
- Блять, Ян, - в целом, эти два слова рядом друг с другом могли описать все их отношения - емкий мат включал в себя все вариации безумно сильных, безудержных чувств - от трепетной любви, от которой сводит ноги, через всепоглощающую страсть, от которой потом можно спать сутки, до лютой ненависти, из-за которой можно не разговаривать неделю и общаться только нецензурщиной. И теперь она подается вперед, максимально прижимаясь к мужчине, запрокидывая руки ему на шею и не давай возможности оторвать себя от изнасилования его рта, губ, языка - всего, что так раньше любила Лорри, когда была еще Хоук. И сейчас она снова ей становилась. Внутри все сжималось от какого-то... Счастья? Да, черт побери, замужняя Лорейн Колуман была счастлива недвусмысленно засасываться со своим бывшим в мужском туалете ресторана, название которого она совершенно точно не вспомнит ни сейчас, ни позже, ведь руки, которым была дана полная воля, сползли с шеи Флеминга на его плечи, пальцы подцепили полы пиджака и резко дернули его назад, стаскивая с мужчины куда-то в сторону, не важно - лишь бы ощутить Яна еще ближе.

+1

10

У Флеминга было не более пяти секунд, прежде чем ему хорошенько зазвездят по башке и выцарапают глаза. И в яичницу отобьют яйца. Понимаете, насколько мужчине снесло крышу, раз он готов на все эти последствия только ради одного мимолетного поцелуя? Их губы идеально подходили друг другу, будто складываясь в единый пазл. И пока Хоук еще не отошла от шока, Ян хотел урвать как можно больше. Как можно больше прикосновений, как можно больше эмоций. Тело резко бросило в жар, чуть участилось сердцебиение. В его руках сейчас была самая желанная женщина на Планете, и отпускать ее, черт подери, так не хотелось. Ян даже на автомате чуть сильнее сжал пальцы на затылке девушки, не желая отдаляться от нее ни на один гребанный миллиметр.
Был ли он готов к тому, что ему ответят? Сначала робко, почти незаметно, чуть шевеля губами, но этого было достаточно, чтобы мозги мужчины снесло прямо через пятки глубоко в землю, естественно вместе с остатками интеллекта и здравого смысла. Никакой логики, оценки действий, только чувства и ежесекундные желания, которые все непременно были связаны с Лорри. Тепло ее ладоней обжигало и, проходя сквозь ткань рубашки, оставляло отпечаток на коже. Ян смотрел на нее так, будто Хоук была как минимум восьмым чудом света. Казалось, что и не было этих долгих лет разлуки и невысказанной обиды. Все снова как раньше, так, как и должно быть.
Мужчина словно рентгеном впивался взглядом в лицо напротив. Как он вообще мог столько времени спокойно находиться с ней рядом? Сейчас буквально каждая частичка тела тянулась к ней, быть не просто ближе, а максимально близко. Судя по тому, как Хоук распалилась и целовала в ответ, было непонятно, кто кого вот-вот изнасилует. Ян по любимой привычке чуть прикусывал пухлые губы девушки, борясь с желанием просто растерзать ее от нахлынувшего переизбытка чувств. Флеминг опустил руки с затылка Лорейн чуть ниже, проводя ладонями по ее голой спине и впиваясь пальцами в кожу, а затем опустил их на ягодицы, прикрытые легкой тканью платья. Господи, какая же у нее шикарная задница. Она стала даже лучше со студенческих времен. Такая, что ее бесконечно долго хотелось сжимать в своих ладонях, шлепать до появления красных следов…
Ощущение, будто его засунули в стиральную машину, и теперь он вынужден крутиться в этой своеобразной центрифуге из чувств и эмоций. Лорри резко рванула полы его пиджака, а Ян запустил руку под платье, в том самом месте, где на бедре заканчивался глубокий разрез. Теперь, лаская уже голую кожу, мужчина понял, что миссис Коулман сегодня была без белья. Этот факт жутко заводил. Блять, он ее сейчас трахнет прямо на этом монолитном столе с рукомойниками. В мужском туалете, в который могут войти в любой момент. Рядом с писсуарами и туалетными кабинками. Романтично, ничего не скажешь, но желание было сильнее здравого смысла.
- Блять, Лорри, - с трудом отрываясь от пухлых губ брюнетки, Флеминг почти впечатал ее в столешницу, перекрывая любой путь к отступлению. Мысль, что под свое платье Хоук совсем ничего не надевала, дразнила сознание и превращала мужчину в сексуального маньяка. К тому же, стояк в штанах совсем не способствовал трезвому мышлению. Разве может женщина быть настолько сексуальной?
Флеминг, как и с поцелуем, действовал на автомате, затаскивая Лорейн в кабинку туалета, которая была довольно просторной, будто специально проектировалась еще и для спонтанной ебли. Кажется, если Хоук неожиданно решит пойти на попятную, Ян ее просто не отпустит…

+2

11

Лорейн редко поддавалась веянию чувств, теперь редко. Вырвавшаяся из нищеты и грязи бедного Сан-Паулу она влилась в горячую, яркую, необузданную жизнь Лос-Анджелеса и нашла себя – была собой каждую секунду жизни и каждый день проживала как в последний. Мимолетные желания тут же воплощались в реальность, дурные идеи – да пожалуйста! При этом Хоук хватало ума и пиздюлей брата, чтобы не скатиться от хорошей жизни в проститутки или хотя бы стриптизерши – а когда-то ей это казалось неплохим занятием.
Встретился Ян, практически сразу же, на первом курсе, и с ним всё заиграло новыми красками – яркая жизнь стала еще в сотню раз ярче, ведь он был еще более дурной, чем она сама. Но при этом со временем совместные тусовки отходили на второй план, уступая место уединенному времяпровождению, планам только для двоих, поездкам по красивым местам… И Лорейн даже как-то подумала, что вот она – старость, когда хочется посидеть дома, полежать в обнимку, нажраться ночью едой из доставки и валяться на крыше. А потом подумала еще раз, девушкам обычно требуется больше времени на адекватный анализ, и поняла, что вот оно – счастье.
Длилось только оно недолго, закончилось очень резко и больно, но оно было, и эти воспоминания никуда и никогда не денутся. Наверное поэтому сейчас у Хоук-Коулман отключились какие-либо тормоза, порвались все связи внутри одурманенного мозга. И дело не столько в том, что она не получала этого от мужа, а в том, что ей всегда давал Ян – свободу, любовь, невероятные эмоции, себя. Жить прошлым – ужасно, жить прошлым – мучительно, жить прошлым – никаких шансов на настоящее, но… Кто об этом сейчас думал?
Руки пустились в пляс по телу Флеминга, гладили, сжимали, царапали, будь такая возможность – Лорри бы порвала кожу и для яркости ощущений ласкала бы его внутренние органы, но удовольствие это сомнительное, да и одноразовое, а Яна хотелось трогать вечность. Как она держалась рядом с ним? Все эти ее ухмылки, гордые походки, томные взгляды нарочно мимо лица мужчины, чуть ли не царапающие его щеки… Блять, давно надо было ему просто схватить Лорри и изнасиловать… Ах да, он почти это сделал, но тогда Лор его люто ненавидела. Неужели все так поменялось, стоило ему открыть  правду на произошедшее столько лет назад? Ответ на этот вопрос сорвался с губ Лорейн протяжным стоном прямо около уха Яна, она запрокинула голову, вплелась пальцами в смоляно-черные волосы, тут же обхватила мочку губами и втянула в себя, с трудом контролируя силы. Яна хотелось разорвать на мелкие кусочки и, черт подери, Хоук практически это делала, проникая ладонями под рубашку и касаясь желанного тела.
Все.
Финиш.
Все, что произойдет в этом туалете, останется тут навсегда, и Лорри даже не думала о последствиях – какой к черту муж, когда она не смогла бы сказать собственное имя? Настолько большую власть над ней имел Флеминг.
Власть имел, осталось поиметь и саму девушку – она крепко держал его руку и влетела в кабинку туалета, по инерции стукаясь спиной о спинку и хватая мужчину за ворот – такое большое расстояние между ними непростительно, она со злостью притянула его к себе и выгнулась навстречу, задирая его рубашку, касаясь напряженного живота, наверх к груди, по плечам, по забитым мышцам предплечья… Блять, как же хорошо. Она могла бы кончить только трогая его, даже если бы Ян лежал бревном.
Растрепавшаяся прическа и без того особо не держала волосы, а теперь длинные темные локоны еще больше выбились из общей кучи, свисали на лицо, путались и лезли в рот во время поцелуев. В какой-то момент Лорейн оттолкнула мужчину от себя, теперь ее очередь впечатывать людей в стенки туалета. Шагнула навстречу, припадая губами к его шее, накрывая ладонью стояк и начиная водить по нему рукой, слегка сжимая. Она всегда получала то, что хочет, и делала для этого все, что можно и еще больше того, что нельзя. Кто кого еще сейчас изнасилует, ведь нынешняя Лорейн еще больше борется за право управлять ситуацией, и в доказательство она щелкнула пряжкой ремня – получилось на удивление быстро. Замерев, с плотоядной улыбкой, едва касаясь губами красной шеи Яна, медленно опустила ладонь под одежду, полной рукой хватаясь за член и большим пальцем размазывая смазку по головке, одновременно с этим медленно обхватывая губами нижнюю губу Флеминга. Какая к черту вина за то, что она делает с несвоим мужчиной? Только животная страсть, только желание обладать и быть обладаемой именно ИМ. А все мучения неверной женщины отложатся на полчасика – пострадать всегда успеется.
- Если будет как в Carlitos Gardel, то платишь сам, - она улыбнулась, обращаясь к воспоминаниям… Какой-то повод, ресторан латиноамериканской кухни – Ян всегда знал, что родную еду она особенно любит – туалет, сломанный бачок, запрет на посещение данного заведения на год… И штраф, конечно же, потому что вместо живой музыки посетители слышали стоны Хоук. Тогда она была молода, безудержная и весьма громкая, что лично ее особо не волновало – зачем молчать, когда хорошо? После этого в ход пошли кляпы, кстати, что весьма часто спасало ситуацию и вдобавок придавало пикантности сексу.
Блять, и снова эти воспоминания, только теперь она ими делила вслух – теперь Ян знает, что она действительно о нем думает и, наверное, поймет, что продолжается это уже долгое время, поэтому, опомнившись, Лор стала активнее гладить член, сжимая, слегка поворачивая ладонь, прижалась лбом к ключице мужчины и опустила взгляд вниз - даже в такой темноте кольцо слегка блестело и напоминало о себе, о том, кем является Лорейн Коулман, о том, что она делает сейчас, и возвращаться к этим мыслям было невыносимо.
- Поцелуй меня. Ян, поцелуй меня, сейчас же! - она вскинула голову навстречу его губам, словно этим действием мужчина мог снять всю нарастающую боль - и правда, он ее заметно притупил, снова обратил все мысли к себе и только к себе.

+3

12

Как же приятно порой выключать голову и давать волю эмоциям. Руки мужчины беспорядочно бродили по чужому телу, будто в поисках утешения. Будто это вообще последние минуты жизни и каждую секунду нужно было прочувствовать особенно остро. Просмоковать, как дорогое вино. Пальцы легко скользили по выраженным изгибам тела, заново изучая его.
Страсти и раскрепощённости в Хоук всегда было хоть отбавляй, но сейчас она словно сорвалась с цепи. Каждый сантиметр кожи, к которому она прикасалась, горел и таял в ощущениях. Рубашка явно не выдерживала подобного натиска, и несколько пуговиц предательски разлетелись по кафельному полу. Но вряд ли Ян и Лорри это заметили, потому что они почти задыхались, целуя друг друга и отбирая воздух из легких. Приглушенный полустон таки вырвался с губ, стоило девушке по-хозяйски сжать член сквозь ткань брюк.
- Будто в тот раз платила ты, - от возбуждения голос чуть сел, наполнившись сексуальной хрипотцой. В студенческие годы  им вообще было все равно, где и когда трахаться, ведь их сумасшедшее либидо постоянно просило "еще". Собственно, сейчас ситуация не слишком изменилась, судя по тому, чем они занимаются в совсем не предназначенном для любовных утех месте. Интересно, а со своим мужем она тоже часто так развлекается?
Скользнув ладонью по руке девушки, Ян дотронулся до кольца. И эта металлическая херня на пальце реально символ семейного счастья и верности? Последнего точно нет. И первого тоже, судя по тому, с каким упоением и наслаждением мисисс Коулман дрочила своему бывшему в кабинке общественного туалета. Похуй, сейчас Лорри принадлежит только ему, а не какому-то мифическому гондону, чью фамилию она носит. Внезапно появившаяся злость только сильнее распаляла, а рука девушки в его штанах вообще заставляла забыть обо всем вокруг. С каждым ее движением член становился жестче, наливаясь кровью и намекая, что пора бы переходить к чему-то посущественнее петтинга.
Очередной мужской стон утонул в пухлых губах девушки, Ян почти насиловал ее рот, проникая в него языком и заставляя не только Хоук, но и самого себя, забыть обо всем, что находилась за пределами этой кабинки. Руки мужчины снова опустились на выделяющуюся задницу Лорри, грубо сжимая ее, а затем одна ладонь скользнула под платье, оказываясь между ног брюнетки. Пальцы тут же стали мокрыми от смазки.
- Плохая девочка совсем забыла надеть сегодня белье? – тихий шепот ей на ухо, пока пальцы мужчины томительно медленно касались разбухшего клитора. Как бы не кончить еще до непосредственного процесса. Слишком долгие прелюдии были сейчас просто лишними, и, ненадолго отрываясь от девушки, Флеминг быстро сбросил с себя пиджак, кинув его на туалетный бачок. Следом туда отправилась многострадальная рубашка и галстук. Хорошо, что стенка в туалетной кабинке не прямая, а были еще перегородки по бокам между кабинками. Они ровные, но та, что выложена кафелем и к которой мужчина сейчас прижимал свою бывшую, была с легким выступом. Где-то сантиметров двадцать, они были специально отведены под скрытие коммуникаций. И этого вполне хватило, чтобы Ян поднял Лорри и усадил на этот выступ, параллельно устраиваясь между ее ног и снова целуя.
- Господи, какая же ты красивая, - возбуждение, ностальгия, неконтролируемое желание, все смешалось в сумасшедшем коктейле. Хотелось к чертовой матери сорвать с Хоук ее чудное платье, чтобы ласкать ее идеальное тело без лишних барьеров. Хотелось вылизать ее так, чтобы кончая, она орала на весь ресторан. И пусть ублюдки, что в течение вечера мечтали залезть к ней в трусы,  все это слышали.
Длинный подол платья был небрежно задран, а брюки и трусы мужчины приспущены. Для удобства Флеминг за задницу придвинул девушку ближе к себе, заставляя ее обхватить его торс ногами. Лорейн была такая мокрая, что член легко скользнул внутрь. Сначала только головка, а затем мужчина грубо вошел в нее полностью, тут же заглушая вырывающийся стон в поцелуе.

+2

13

В голове, несмотря на буйный рой мыслей, стояла звенящая тишина, от которой хотелось зажмуриться, скрутиться, зажать уши. Руки мужчины хаотично скакали по разгоряченному телу Коулман, его севший хрипловатый голос возбуждал до умопомрачения, Лорри прижималась к нему чем могла, как могла, словно хотела влиться в его тело, проникнуть в каждую чертову возбуждающую клеточку.
- Плохой мальчик тут же найдет, на что обратить внимание.
Руки - ниже, ноги - шире, как утренняя гимнастика. Немного грубая ладонь по-хозяйски устроилась между бедер Лорейн, девушка откинула голову назад, ударившись затылком о стену, плотно сжала губы, сквозь который пробивалось мычание, и сама едва дышала. Господи. Насколько пошлыми были эти ласки в самом низу, мучительными, издевательскими... Ноги сами подкашивались, Лор будто бы хотела насадисть собственно тело на пальцы мужчины, но этим же словно дразнила его - как бы она не пыталась усилить ласки, этот засранец Ян Флеминг специально едва-едва касался кожи с практически оголившимися нервами. С губ Лор едва не сорвалось предательское: "Пожалуйста", но она все еще держала рот на замке, выдавая себя только тяжелым прерывистым дыханием.
Как же все это было неправильно. Неправильно сходить с ума весь вечер по своему бывшему, неправильно одеться с максимальной претензией на провокацию, неправильно засасывать его по самые гланды в мужском туалете, неправильно всем своим существом желать его, его руки, его жар, возбуждение, всего целиком. И, окруженный метровой стеной запретов и аморальностей, Ян был великолепен - всегда таким был и таким остался, рано или поздно Лорейн бы это обязательно осознала. Этим двое вообще заслужили памятник при жизни за то, сколько они работали друг с другом и не сделали попыток все наладить... Но Вселенную не обманешь, и на данный момент она активно расставляла всех на свои места: место голой задницы Лорейн было на холодном кафельном выступе, довольно острый край впивался в бедра, но не все ли равно? Пускай останутся следы, синяки, да Лорейн была готова лишиться какой-то части тела, лишь бы Флеминг не тормозил. Никогда не отличался сдержанностью - а сейчас на тебе, то мы как подстреленная черепаха возимся рукой между ног, то пристраиваемся полгода. Хоук от нетерпения плотно обхватила его пояс ногами, послышался стук - всего лишь туфля слетела с изящной ступни, звонко цокнула шпилькой по кафелю и осталась в стороне.
Это было похоже на рождение сверхновой звезды в сознании Лорейн Хоук. Атомный взрыв в самом низу живота взбудоражил все нервы, по спине, ногам, рукам пошли мурашки, поясница резко прогнулась, а ноги прижали таз Флеминга вплотную, позволяя полностью проникнуть в женское тело. Сердце пропустило несколько ударов и забилось с утроенной силой. От осознания того, что происходит, звезды в голове Лорейн начали отплясывать кан-кан. Ностальгия сыграла злую шутку - было чертовски приятно понимать, что подобные ощущения она уже испытывали и, что хуже - скучала по ним. По этим грубым рукам, по нетерпеливым движениям, по этим синющим хищным глазам. Не получая ласки от мужа, не чувствуя себя желанной, Лорейн находила удовольствие и самолюбование в невинном флирте с коллегами, мужчинами в магазинах, но никогда не заходила дальше положенной верной супруге черты. С Яном же они столкнулись лбами самым неожиданным образом и теперь имели не менее неожиданный исход. Нет, серьезно, кто бы мог подумать? Лорейн - точно нет. И теперь, желая ощущать себя просто красивой и желанной девушкой, чтобы утешить собственную гордыню, чтобы смыть отпечаток сексуальной неудовлетворенности с семейных отношений, Лорейн двинула поясницей навстречу и назад, навстречу и снова назад, давая понять Флемингу, что требуется продолжение. Срочное и немедленное.
- Стой, стой, дай секунду... - на выдохе сквозь легкую улыбку произнесла Лорри, свыкаясь с ощущениями. Да, на пару мгновений было больно с непривычки и от грубого толчка - сейчас она ощутила себя подростком, как раньше. Одной рукой Лорри обхватила его затылок, другой скользнула вверх по стене и ухватилась пальцами за ее верхний край - пусть их слышат - вообще плевать, пусть вызовут охрану - тоже все равно, пусть попробуют их оторвать друг от друга - это точно не получится, отпускать Яна не хотелось ни на миллиметр, ведь, черт возьми, он всегда потрясающе трахался, а происходящий сейчас экскурс в прошлое - это, наверное, лучшее, что происходило с Лорри за последние несколько месяцев. И ничего, что находится за пределами туалетной кабинки, сейчас не касается этих двоих.

Отредактировано Lorein Coleman (12-10-2018 16:42:04)

+1


Вы здесь » CELTIC WAY » Флэшбек » Forbidden fruit is the sweetest