ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
EIDE HARTLEYVLAD TROEKUROV


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ РАЗЫСКИВАЕТ ЭТИХ РЕБЯТ:


В ФОКУСЕ:

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Флэшбек » Keep your enemies close... too close


Keep your enemies close... too close

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

KEEP YOUR ENEMIES CLOSE... TOO CLOSE


http://s9.uploads.ru/8niu5.gif

КТО
Sean McKinley & Paul Westenra
КОГДА
октябрь 2017
ГДЕ
Дублин

О ЧЕМ
Сорванная акция юных активистов, разбитые лица, безнадёжно испорченный день для одних, для других – праздник, почти как Рождество! Злые волки отпраздновали и забыли, что после горечи поражения нет ничего слаще мести. И вот он идёт – одинокий мститель, герой этого города, защитник обиженных и угнетённых, рыжее правосудие. Идёт, чтобы набить морду главному злодею, и тот встречает его с таким же намерением…

+2

2

Октябрь в этом году выдался на редкость теплым... А сегодняшний день побил все рекорды! Даже солнце решило посетить это мероприятие, словно все, что могло быть, решило идти так как надо! От этого не могло не подняться настроение! Навстречу последнему в этом году солнцу, на улицы Д-9 высыпалось очень много людей. Кто-то мог бы назвать самоубийством устраивать акцию в одном из самых опасных районов Лондона, но когда тебя волновало чужое мнение по этому поводу? Ты слишком старался, что ы все сегодня прошло как надо! И все пройдет как надо! 
Два фургона с эмблемой ЛГБТ-сообщества уже стояли посреди Беллимун, полиция выстроилась по периметру акции, что бы контролировать территорию. Они тоже не рады вашей акции, но делать нечего. Это должно быть масштабным мероприятием если все получится! А все обязано было получиться, потому что ты это знаешь! Потому что ты два месяца готовил это! 
— Шон, ты уверен, что нам следует быть здесь? — Лили, лесбиянка из северного Дублина, кажется, ни разу в своей жизни не было в этой части города, а потому испытывала некоторый культурный шок от обилия бомжей, турков и грубых с виду мужчин, выпавших из пабов, что бы попялиться на вас, таких заметных и странных на их взгляд. 
— Лил, будь поближе к полиции и расслабься! — ты слишком уверен... С самого утра ты был в таком настроении, что энергия била ключом из всего тела. Кто-то поглядывает косо на тебя, и ты это знаешь. Ты привык к подобному даже от своих. С самого утра в тебя словно вкололи двойную дозу адреналина, ты знаешь, что ты делаешь. 
— Шон, эти чуваки явно не выглядят добродушно... 
— Заткнись и работай! Или ты зассал, Макс? — ты пугаешь своей энергией! Столы выставлены, растяжки повешены. 9-й район на один день стал расскрашен в цвета, слишком непривычные для этой серо-коричневой гаммы. Тебя распирает от желания сделать что-то полезное и пусть это всего-лишь раздача контрацепции в бедных районах. У вас все получится! Иначе не может и быть. 
"ЛГБТ за безопасный секс" — гласит главная вывеска, натянутая между двумя фургонами. Сколько у вас упаковок? Несколько сотен, возможно тысяча. Контекс решили проспонсировать вашу акцию, им реклама, вам — внимание, всем остальным безопасный секс и хоть малейшая надежда, что процент болезней и нежелательной беременности в этом районе хоть ненадолго, но снизится. Ты не обращаешь внимание на выкрики в вашу сторону. Молодежь уже подошла к вам. Замечаешь небольшую группу девушек с интересом рассматривающая вас. Берешь одну из коробок, идешь к ним на встречу. На улице так тепло, что в куртках нет необходимости, а потому твоя ярко-розовая футболка с радугой видна еще дальше чем твои ярко-рыжие волосы. 
— Девушки, присоединяйтесь к нашей акции! Мы хотим помочь! Берите сколько вам нужно... — улыбаешься, протягивая коробку. Ты знаешь одно: человек охоч до халявы. Увидев перед собой такой разброс выбора, девушки начинают копаться в различных видах и цветах плоских индивидуальных упаковок, выбирая те, что их заинтересуют больше всего. 
— Эй, парень, что у тебя там? — два мужика, вышедшие из бара с битами напугали бы тебя, но кажется, сегодня болезнь решила пойти тебе на встречу и выпустила звериную долю маниакала, уничтожающую любой страх, — мы возьмем несколько пачек, это же бесплатно? 
— Абсолютно! 
— Благотворительность значит? Если хотите, мы можем их раздать в баре. Поставим у барной стойки. Тут мало, кто тратится на эту херню, но может кому понадобится. 
Бросаешь взгляд на остальных. Кажется, процесс пошел. И кажется, у тебя все получилось! Несколько репортеров уже остановили свои машины возле ваших фургонов. Внимание привлечено! 
— И дам бесплатный совет, парень! Вырубай шарманку! Здесь такая музыка не прокатит
Мужчины исчезают обратно в баре с половиной твоей коробки, а ты возвращаешься к фургону. Настроение бьет все рекорды за последние месяцы. 
 Ну вот, а ты переживала! — Лили вернулась с пустой коробкой, взять новую. Кажется страх покинул ее лицо. Вас воодушевляла идея, что вы помогаете. 
— Да, но я уже раз десять услышала проклятья в свою сторону и то, что это все от Дьявола. 
 Расслабься и веселись! 
— Ага, только вон та компания меня сильно напрягает... Шон, я их боюсь!
Успеваешь мельком взглянуть на компанию из пяти молодых людей, стоящих у одного из домов. Они не сводят с вас взгляд, и не так, как тебе бы хотелось... В обычное время ты постарался бы исчезнуть из их поля зрения, но не сейчас! Берешь новую коробку и идешь прямо к ним. 
— Добрый день! Мы проводим акцию в вашем районе за безопасный секс. Раздаем презервативы, не желаете? — улыбаешься, смотря на парней. Кажется, у кого-то в руках бита, тут не выходят без нее из дома, ты это знаешь... Взгляд останавливается на крепком парне в форме автомеханика, что стоит ближе всех к тебе. Вновь улыбаешься, протягивая ему коробку. Где-то внутри, очень глубоко, за приступом маниакала горит сигнализация "Опасность" ярко-красными буквами, но за всем происходящим, инстинкт самосохранения практически подавлен.

+1

3

Приветливое октябрьское солнышко согревает Дублин, радуя многих жителей прекрасной столицы. Птички поют, повсюду встречаются прохожие с радостными улыбками, слышен детский смех. "Не хватает ебучей счастливой музыки" - довершает картину Пол Вестенра, скрипя зубами и прикрывая рукой глаза от солнца.
День у Пола не задался с самого начала. Утром девочки устроили драматическое представление, попутно обвинив его в том, что он мудак, мужлан – где они только узнали это слово? – и вообще грубая скотина, которую никто не будет терпеть. Он не расстроился.  На работе малолетние идиоты так и нарывались на драку, слишком нагло требуя починить ведро с гвоздями, которое они назвали машиной. Он терпел и даже не врезал никому по роже. На очередной раздражитель скудных запасов терпения Пола никак не хватит. К счастью, его смена закончилась и можно расслабиться, попить пиво с друзьями недалеко от работы, в районе, где не происходит ничего, что может добить его нервы. Драки, перестрелки и прочие радости местной жизни в список не входят – привычное дело. А помахать кулаками – отличный способ снять стресс, тем более, что другой вариант отпал ещё вчера, когда очередная сука решила его кинуть и свалить искать богатого старпёра. "Прямо как мамочка от отца" - с ядовитой нежностью подумал Пол и сразу забыл об этом. Никаких высоких чувств, ни мысли о романтике. Он просто найдёт другую.
В баре его радостно приветствуют друзья и хорошо знакомый бармен. Пожалуй, он слишком часто пьёт, а, впрочем, плевать. Заказывает бутылку пива – день определённо начинает налаживаться. Они сидят в баре ещё с полчаса, грубо и пошло шутят, обсуждают предстоящее дело и то, как они бы трахнули вон ту красотку за дальним столиком. В последней теме Пол принимает меньше участия. Время, проведённое среди своей банды – пусть сейчас рядом не полный состав – было лучшим в жизни Пола за последние годы. С того момента, как он собрал своих друзей и повёл на дело, не хочется признавать, но они радовали больше, чем сестрёнки. Девчонки – это другое, у них свои тараканы в голове, другие ценности и интересы. Только любовь к парням в семье Вестенра общая, но кто об этом знает? Правильно, ни одного человека, либо тот, кто долго не проживёт.
Как будто в насмешку с улицы слышится ужасно гомосексуальная песня. Кто-то любит рисковать. Парни переглядываются и, недолго думая, выходят из бара, прихватив с собой пиво. Они не могут это оставить без внимания, каждому хочется увидеть того придурка, который возомнил себя бессметным. А на улице ждёт неожиданное зрелище, целое шоу! Плакаты, яркая одежда, толпа людей, даже полиция и репортёры – полный набор! "И эта пидорская песенка" - подытоживает Вестенра, едва не откусывая горлышко бутылки со злости.
- Мы позволим пидорам устраивать шоу в нашем районе? - Стив, один из банды, сплёвывает на асфальт и разминает кулаки – типичная поза самца, подающая сигнал всем в радиусе видимости напрячь булки. К слову, эту стойку Стив подчеркнул у их главаря.
- Здесь копы, но что хуже – журналюги. Не хочу светить лицом на камеру, а потом провести несколько суток за решёткой. – Мудро излагает неизменный "Мозг" их операций.
Каждый по-своему прав, но решать придётся Полу, как главному. А решить непросто. Руки чешутся проехаться кому-нибудь по роже ещё с утра, а эти как по заказу появились, но стоит ли того, чтобы после полиция постучала в дверь? У каждого из парней в голове эти мысли. Они переговариваются, спорят, но продолжают стоять около какого-то дома и сверлить взглядом бесстрашных активистов.
Кто знает, напали бы они или нет – это останется загадкой, потому что жертва сама пошла в лапы большого злого волка. Видимо, этот экземпляр самый бессмертный из всей радужной братии.
Парни смотрят на его, теряясь между шоком от наглости и зверской злостью. Весь такой яркий, с рыжими волосами и в футболке, буквально кричащей каждому гомофобу: "Врежь мне!".
На добродушное приветствие и предложение взять бесплатные презервативы раздаётся хриплый бас одного из парней:
- Засунь их себе в задницу. – тонкий английский юмор. Все мерзко смеются, как гиены. За секунду до этого собиравшийся сделать глоток Пол от смеха выплёвывает пиво прямо на коробку с презервативами.
Волки обступают жертву, продолжая посмеиваться, кто-то размахивает битой, кто-то разминает кулаки, но все, как один, закрывают лицо капюшоном, банданой, шарфом, да чем угодно. Потому что сейчас начнётся веселье. Копы явно забеспокоились, но пока не торопятся на помощь. Пол подходит к рыжему парню и выбивает коробку из рук, та падает на землю, всё содержимое разлетается и сминается под ногами парней.
- Смотрите, кто к нам пожаловал – бесстрашная рыжая принцесса! – раздаётся новая волна смеха. – Собирай свой радужный цирк уродов и проваливай из нашего района. – Пол приближается к его лицу почти вплотную, бросает бутылку на асфальт, и та оглушительно разбивается, как его терпение, как терпение полицейских. – А это тебе, чтобы быстрее дошло. – Удар приходится точно в челюсть.
Копы уже бегут на помощь, но поздно, веселье не остановить. Волки сорвались с цепи. Они нападают на активистов, крушат их декорации, пугают репортёров, умудряясь отбиваться от полиции. Скоро нужно будет бежать, но ещё есть пара минут на возможность выпустить пар.

+1

4

Вы когда-нибудь оказывались посреди стаи волков? Те же ощущения... Компания местных гопников-гомофобов окружает тебя кольцом. А ты... Так себе ягненок. Но ты хотя бы не боишься. О нет, маниакальность не дает страху добраться до мозга. Правильно, им нельзя показывать страх. Иначе сожрут в один момент. Смотришь на того, что ближе всех к тебе, без малейшего страха. Пропускаешь дурацкие шутки мимо ушей, как только тебя не называли... Чаще всего Храброе Сердце. Черт, ты даже мультик не смотрел, знаешь лишь, что его героиня рыжая принцесса... А это у нас значит знатоки диснея? 
— Засунь их себе в задницу.
Переводишь взгляд на остряка. На мгновение тот замолкает, не ожидал такого взгляда в свою сторону? Молчи! Только молчи! Для своей же безопасности. Спиной ты чувствуешь взгляды полиции и твоих друзей в вашу сторону. Они уже заклеймили тебя сумасшедшим и самоубийцей. Ненужно быть семи пядей во лбу, что бы понимать, к чему все идет... Слишком угрожающе и не двусмысленно выглядят эти ребятки... и именно в этот момент, где-то, в отголосках сознания в твоей памяти всплывает знакомый до боли образ. Вестенра?! - Пол?!
Удар не был чем-то неожиданным. Давай признаем, что в каком-то смысле где-то внутри ты подозревал и ожидал его, но до конца к этому нельзя быть готовым. Пропускаешь первый удар. Челюсть ноет, в голове отдается болью удара и шумом. Вот это было напрасно... Все вокруг словно в замедленной съемке! С десяток ублюдков бегут навстречу полиции, разгоняют вашу акцию. На вас напали... Удар заставил отшатнуться, но повалить тебя трудно... Чертовски трудно... Коробка выпадает из рук. Смотришь на этого гомофоба. 
— Думаешь, гей не надерет тебе задницу, ублюдок? — от милого парня в миг не осталось и следа. Вся сила ирландского характера заставляет забыть о боли в хрустнувшей челюсти и ответить. Удар приходится в нос парня. Он чуть ниже, но крепче. Навскидку оцениваешь его возможности. Дед всегда повторял "ненадо недооценивать противника. Всегда смотри на то, как он стоит. Если ноги крепкие — выдержит любой удар"... 
Но тебя отвлекает женский крик. Заставляет перевести внимание. Лили... Забываешь об этом гопнике, направляясь в гущу происходящего. Чертовы отбросы громят все, над чем вы трудились. Парней бьют по несколько человек на одного. Полиция не справляется. Кто-то из журналистов уехал, кто-то остается снимать происходящее. Тот еще сюжетец будет! Успеваешь поднять чью-то биту, с силой нанося удар по хребту одного из ублюдков, что решил ударить девушку. Ну уж нет, ты просто так это не оставишь! 
В голове шумит, перед глазами все плывет, ты не можешь дать себе отчет в происходящем, ты просто пытаешься избить как можно больше чертовых пропитых рож, пока полицейская сирена не слышится за поворотом. Подкрепление. Кто-то кричит, давая команду этому сброду. Все врассыпную, лишь несколько человек полиция успевает арестовать. Полиция и скорая останавливаются возле вас. Всех задерживают без разбору. В участке разбираться будут. Тебя точно так же нагибаюсь, надевая наручники и сажая в одну из машин, как и твоих друзей. Ну супер... 
Лишь в машине ты успокаиваешься, понимая, где ты и что происходит. Приступ спадает ненадолго, давая возможность осознать произошедшее. Все, ради чего ты так работал и так старался, все это разрушено кучкой районных гопников, которые презервативы то в жизни видели лишь в социальной рекламе, развешанной по их району... Вы так старались... Ты уверен, к моменту твоего возравщения от ваших фургонов не останется ничего... Эти шакалы разобьют все до основания из чистого принципа. Внутри было горько от поражения и больно от невозможности что-то сделать с этим. Вы были разбиты и опустошены. И вас же задержала полиция... И теперь тебе придется объяснять фараонам, что это все такое было... А вечером смотреть по новостям о неудачной акции ЛГБТ в 9-м районе. 
— Это с самого начала была тупая идея... — тихо произносишь ты, глядя в окно. 
— Парень, идея хорошая. Но вы не тот район выбрали. Уж поверь... — видишь часть лица полицейского в отражении бокового зеркала. Смотрит на тебя с жалостью во взгляде, — Иначе это закончиться не могло. Но думай о том, что вы успели сделать. 
Он пытался тебя приободрить, но выходило слишком туго... 
Полицейский участок был переполнен такими же отбросами общества, как и жители того района, откуда вас привезли. Как только вся ваша компания оказалась под крышей участка, вас освободили. 
— Мы просто хотели убедиться, что вы выберетесь оттуда. Эти братки бы вас живыми не выпустили... И не стоит вам сейчас туда возвращаться...  
Все это отголосками вторится в голове на заднем плане, но твоя главная мысль здесь в участке, это тот тип... черт, ты готов поклясться, что это был Пол Вестенра. Твой чертов одноклассник. Жирный ублюдок, который ненавидел тебя все школьные годы... и ты это проверишь сегодня же вечером!

+1

5

— Думаешь, гей не надерет тебе задницу, ублюдок?
Пол только хрипло смеётся и с вызовом смотрит на свою жертву. О да, уже успел заклеймить жертвой, рассчитывает ещё раз проехаться по веснушчатой роже, а потом по рёбрам. Какое наслаждение! Слишком самоуверенный и бесстрашный этот рыжик. Слишком яркое пятно на сером фоне родного района, где таким не место.
Раздражает.
Раздражает, что этот выскочка и его радужные дружки позволяют себе устраивать пидорское шоу, где хотят. Развешивают свои флаги, включают тошнотворную музыку так, чтобы весь район слышал и едва не кричат: «Хей! Мы геи и это охеренно!». А самое мерзкое – они занимаются благотворительностью для жителей неблагополучного района. Его района! Спасибо, блять, снизошли! Да ещё в чём? В сексе! Ощущается как плевок в лицо.
Бесит.
Бесит, что они лезут на его район, в его жизнь. Весело вкатились на ярком фургончике с задорной песенкой о гордости быть пидором – сюжет для плохого анекдота. Они должны сидеть по углам и трястись от страха. Должны ссать в свои облегающие штанишки от одной идеи устроить кричащую акцию в чужом районе, за пределами белого заборчика родительского дома. А эта рыжая принцесска даже не думает бояться – особенно бесит.
Потерявшись в своей ярости Пол пропускает удар. Сильно, но мало, чтобы сбить с ног. Он только пошатнулся, брызнув кровью из носа на асфальт. Тупая больно сдавливает нос, но гораздо неприятнее признавать её наличие – первый в его жизни удар от пидора и, как ему хочется думать, последний. Даже смешно. И он смеётся отрывисто, немного безумно, утирая рукавом дорожки крови, размазывая их по лицу. Для Пола, не умеющего продержаться неделю-другую без драки, это не больше царапины – только раззадорило.
Но поздно, принцессу он уже упустил – сбежала.
С садистским удовольствием оглядывает хаос драки и то, что его парни сотворили с радужной акцией. Разорванные и заляпанные кровью флаги нравится ему больше, как и прочие разрушенные в хлам декорации. Приятно смотреть! Мимо ходом отмечает, что полицейские плохо справляется со своими обязанностями – до сих пор никого не скрутили, лишь ничтожно пытаются вырвать из лап волков их добычу. Жалкое зрелище, но копы ведут себя гораздо разумнее в этом районе, чем самонадеянные детишки-активисты. В суматохе происходящего взгляд цепляется за рыжую макушку – попался! – и ноги сами несут к цели, а руки так и чешутся заехать ему ещё раз, разбить наглое лицо в кровь. Нескольких метров не хватает до него, когда сообразительный полицейский бросается на Пола и очевидно отчаянно грезит упрятать в обезьянник, а попутно «случайно» задеть юного преступника пару-тройку раз. Никто ради него не придерётся к лишним кровоподтёкам.  Пол вырывается, парой ударов отправляет мужчину лопатками на асфальт и проходится по рёбрам пинками, достойными карьеры футболиста, замахивается для последнего удара, чтобы наверняка, но замирает – по ушам ударяет музыка кавалерии, спешащей на помощь. Блядская сирена.
- Сваливаем! Парни, сваливаем отсюда! – в ответ раздаются такие же выкрики, и все бросаются врассыпную.
Бежать всем вместе нельзя – лёгкая добыча, но Пол успевает вырвать своего друга из захвата полицейского и потащить за собой. Здесь каждый второй мастер спорта по бегу от полиции. Ноги несут сами по надёжному маршруту через дома, узкие улицы, резкие повороты – он знает этот город лучше, чем родную спальню, где вечный бардак. Сразу домой бежать нельзя, нужно избавить от «хвоста».
За спиной давно не слышно криков, шума и даже воя сирены, а лёгкие холодеют, но горят – мерзкое, странное чувство, будто синее адское пламя. Пора бросать курить. За очередным поворотом прислоняется к стене, пытается отдышаться, вслушивается в звуки дикой природы каменного Дублина. Улыбка расползается по лицу от осознания произошедшего и безнаказанности, а смех тонет в хриплом кашле из саднящих лёгких. Рука, вопреки логике, тянется к сигаретам и едкий дым снимает лёгкую боль.
Немногим позже телек уже впустую вещает о каких-то мировых проблемах и вечной ненависти политиков друг к другу, но Полу нет до этого никакого дела. Он сидит, бездумно пялится в точку чуть выше и правее экрана, потягивая пиво, и размышляет о своих проблемах, ведь они куда реальнее. По дороге домой Пол получил сообщение с фоткой разбитых и покорёженных фургонов – парни вернулись и завершили дело, что достойно гордости. Следом пришло ещё одно, резко сбивая градус блаженного настроения – двоих его друзей загребли копы. Кулаки сжимаются сами собой, хочется снова кому-то врезать, но сойдёт и вариант грубо нагнуть какую-нибудь пустоголовую живую куклу, чтобы снять напряжение. В голове мелькает старая шутка о рыжей девке, заставляя ядовито усмехнуться, но обрывается шумом с улицы. Нет, звуки бьющегося стекла, гнущегося железа, ломающихся костей, выстрелов и прочее были обычным делом в этом районе, но только не прямо напротив дома Вестенра. Пол выглядывает в окно и видит до скрежета зубов знакомое лицо. Ну да, рыжий, вот только не девка и никакого удовольствия не предвещает.

+1

6

Это было больно и унизительно. Вы так хотели сделать что-то хорошее... а в итоге... и все это из-за тебя. Ты подбил всех, ты всех заставил! И теперь все расплачиваются за то, что поверили тебе! Вы так старались, так хотели сделать этот праздник! Так хотели помочь. Но признай, главной целью была не помощь... Вы хотели привлечь внимание, разве не так? Не так! Сколько хочешь, уговаривай себя в альтруизме, но твои истинные цели были, добиться внимания прессы... ведь именно этого ты и добился! Так почему же ты злишься? И на кого? На то, что гопники оказались самими собой и сыграли свою роль? Да, фургоны было жаль, они не подлежат восстановлению, но ведь твоя цель была взята! Пресса обратила на вас внимание, равно как и на то, что в Лондоне необходимо менять поведение людей! Что в некоторых районах опасно! Опасно нетолько представителям лгбт! Ты это знал! Равно как и то, что теперь это будет на повестке дня у мэра... ведь общественность узнала! Перед ее лицом вы — компания альтруистов, желающих помочь! А они — криминальный элемент! От которого нужно избавляться! Ведь так, Шон? Именно это было твоей целью! Ты никогда не признаешь этого, никогда не раскроешь свой главный замысел! 
Но кое-что пошло не по плану... чертова неожиданная встреча! И чертов Пол... а ты был уверен на все сто процентов, что это был Пол Вестенра! Рыхлый, жирный пацан из твоего класса с матерью-шлюхой и отцом-садистом. Этот парень донимал тебя всю школу! Именно за драки с ним, ты часто попадал к директору. Вы ненавидели друг друга до боли в желваках. В детстве ты часто побеждал. С его телосложением, ему было тяжело справиться! И посмотрите-ка на него... Ты ни за что бы не спутал своего врага, эти голубые глаза ты узнаешь всегда! И его мразотную усмешку... и этот голос, который ещё в школе мерзко заставлял мурашки бежать по спине от этого «Шоооон»... он ненавидел тебя за то, что ты был рыжий, ирландец, еврей и ты был богатым. Ты же не выносил эту белую рвань за то, что он был нетерпимым антисемитом, социофобом, жестоким садистом и конченным ублюдком. По всей видимости он таковым и остался за одним исключением, он стал ещё и гомофобом. Признаться. Ты был сильно удивлён увидеть его: Пол не сидел за решёткой, он сильно похудел и окреп, и судя по его униформе, он даже работал! Вот этого ты никак не ожидал от Вестенры. Ты считал, что эта скотина сдохнет за решёткой, став чьей-нибудь женушкой за необъятные размеры... эй, Шон, притормози... но нет, ярость в тебе кипела с невероятной силой... чертов Вестенра, уничтожил твои старания и помог одновременно. Ты злился на него за то, что это был он! И он едва не убил тебя и твоих друзей. 
Злость кипела в тебе с такой силой, что сидеть дома ты не мог. Поэтому, взяв биту, ты вышел из дома. Ты прекрасно помнил, где раньше жил Пол. Все в том же бедном районе. Где вы были сегодня, черт, как же ты сразу не подумал об этом? Вестенра вылетел из твоей головы сразу после окончания школы. Тебя трясло от того, что эти ублюдки едва вас не убили. 
Дорога не заняла много времени, ты отлично помнил путь. Сейчас район был тихим. Все местные гопники успокоились после дневного представления.  Им этого события на неделю хватит. На главной улице лишь стояли ваши грузовики, точнее то, что от них осталось, опороченные, изнасилованные машины едва напоминали некогда ваших верных помощников. Их подожгли, наигравшись полностью. К общей вони этого района прибавилась гарь от машин, пробирающаяся в лёгкие, впитывающаяся в тебя, раздражающая и оседающая саднящим чувством унижения.  Этого ты не простишь.
У дома Вестенры стояла машина. Чёрная импала... такого ты точно не ожидал от Пола... поклонниц братьев Винчестер, да, Пол? Поди представлял себя героем американского мыла... у Вестенры всегда крыша подтекала... но стоило бы сперва проверить, крушить чужое добро не в твоих правилах. Натягиваешь капюшон получше и проходишь под окнами к тому, где горел пляшущий вялый свет. Не иначе как от экрана телевизора. Заглянув в окно, видишь именно того, кого ожидал. Чертов Вестенра... в доме родителей. Белая рвань и фанат сериалов для пятнадцатилетних девчонок! Отходишь от окна. В этом районе уличное освещение особой популярностью не пользуется, и то хорошо! Достаёшь биту. 
Первый удар звонкой россыпью бьющегося лобового стекла разносится по району. Пару секунд ты прислушивался к тишине. Не то, что бы ты передивал, что кто— выглянет, в этом районе всем плевать. Второй удар пришёлся на лакированный глянцевый капот. Вся злость, мстительная ярость и маниакальное желание досадить человеку, который донимал все детство и испортил твой труд сегодня, слились в эти удары, которые степенно превращали холёную машину в груду железа. Ты знал, что сейчас хозяин появится на пороге и именно это и произошло. Краем глаза ты увидел его, размахиваясь битой и нанося удар по уже знакомому лицу.
— привет, Вестенра!! Не вспомнил меня, жирный ублюдок??

+1

7

Ноги сами несут к двери до того, как мозг успевает подать тревожный сигнал: "Кретин, у него бита! Ты не можешь просто так выскакивать, как тупой крот в старом игровом автомате!" - мысль приходит уже вместе с ударом по лицу и звоном в ушах. На секунду Пол теряет связь с реальностью, пошатывается, но тут же трясёт головой и моргает, приходя в себя. Плевать на разницу в силе, бита – есть бита, против неё с голыми руками не попрёшь. Сплёвывает кровь на землю вместе с едким "Сука" и усмехается, вспоминая события давностью всего лишь в несколько часов. Не ожидал так быстро новой встречи.
— привет, Вестенра!! Не вспомнил меня, жирный ублюдок??
Да, вспомнил. Вообще-то эта мысль не давала ему покоя всё это время: "Это реально был Шон? Какого хера! Еврейчик в своём золотом замке головой стукнулся, и крыша поехала? Бред". И всё-таки это Шон. То самое рыжее недоразумение, ненавистный и раздражающий, постоянно влезающий в голову. Херова ирландская принцесса! Сейчас он перешёл все границы, а правило одно для всех: тронул детку – получи в бубен.
Пол резким, отработанным за годы в неблагополучном районе, движением вырывает у Шона биту из рук, бросает в сторону и с наслаждением проезжается кулаком по его челюсти. Как же приятно! Битой, конечно, было бы ещё лучше, но нет, не в этот раз. Пол в ярости, готов убить, разорвать наглую веснушчатую морду на части, но голыми руками. Теперь бой будет честный, у Шона не осталось преимуществ и как в школе уже не сработает. Вестенра – уже не тот жирный мудак, теперь он подтянутый и подкаченный мудак. Сильнее. Злее.
Мысли перебиваются новым ударом – Пол попадает по правой скуле, а затем точно в солнечное сплетение.
- Я задел твоё жалкое ирландское самолюбие? – хватает за рыжие волосы и злобно рычит, уже предвкушая, как превратит в кровавое мясо его лицо. – Это не повод, чтобы прийти и сдохнуть. Именно это тебя ждёт, сучара!
Красная пелена застилает глаза и Пол толкает его к разбитой машине, хватает за горло. Машина, его любимая детка, главная ценность покорёжена и унижена! За это придётся дорого заплатить, и вовсе не деньгами. О нет, деньги – последнее, о чём думает Пол в этот момент. Его интересует месть и боль, которую можно причинить. Пальцы сжимаются на тонкой, горячей коже. Больно. Ему должно быть больно.
Пропускает удар, отшатывается и замахивается сам. Нервы натянуты до предела, разум остался где-то за дверью, в доме, а вместо него тугой комок эмоций, готовый взорваться, как грёбанная бомба, и стереть в пепел ублюдка МакКинли и всё его мерзкое рыжее братство за компанию. Реальность превращается в яркие вспышки, когда они "обмениваются любезностями", стараясь врезать кулаками где побольнее. Боль кровоподтёками врезается в кожу, удар за ударом, чтобы выбить прогнившую душу. Костяшки ноют, ладони содраны от падений, кажется, даже одежда успела порваться, но какая нахер разница, когда перед глазами красной тряпкой маячит ненавистная рожа? Шоу прерывается, когда Пол снова прижимает его к машине, на этот раз всем телом, чтобы наверняка не вырвался, до боли и синяков сжимает его запястья.
- Какого хера ты припёрся? Строишь из себя сраного героя, одинокого мстителя? Браво! Ты в очередной раз облажался. Тебе пиздец, еврейчик, придётся расплачиваться за мою детку. – Пол дёргает его за руки и с силой прикладывает спиной об машину.
Тяжёлое и горячее после драки дыхание растворяется в осеннем воздухе, слепая ярость постепенно отступает, оставляя место в голове для одного неловкого факта – ему понравилось. Настолько блядски понравилось причинять боль, оставлять на нём синяки и кровавые разводы, зажимать, вдавливать его в капот холодной, покорёженной машины. Настолько блядски понравилось, что в штанах стоит колом. И Шон наверняка это чувствует.

+1

8

Я задел твоё жалкое ирландское самолюбие? Это не повод, чтобы прийти и сдохнуть. Именно это тебя ждёт, сучара! 
"О, поверь, узколобый жирдяй, застрявший в пубертате, это весьма веский повод выбить из тебя все дерьмо, которым напичкана твоя гомофобная голова!" — думаешь ты, смотря в его светлые глаза, которые в этом освещении кажутся черными. Разум затуманивает ярость с такой силой, что ты не чувствуешь боли от пропущенных ударов. Состояние афекта заставляет бить, со всей силы, со всей мощи, вкладывая в каждый удар всю горечь и разочарование, все то, что накипело за годы совместной учебы, когда Вестенра мог подавить своей массой, куда она, кстати, вся делась?
Тяжелое дыхание и злобное сопение разбавляют звуки ударов и выбиваемые из легких воздух, когда очередной удар приходится в солнечное сплетение. В то время, как ты бьешь по больным местам, Пол пытается вновь подавить тебя массой. Только вот вы уже выросли, а ты мало походишь на того тощего долговязого школьница, который был на голову выше всех своих противников. Ты сильно окреп в плечах и в глазах появилась та твердая злость молодого мужчины. Твои удары стали более резкими и сильными, если в юности ты бил наотмашь, нанося общий урон, сейчас ты четко знаешь куда нужно бить, что бы сделать больнее. 
— Какого хера ты припёрся? Строишь из себя сраного героя, одинокого мстителя? Браво! Ты в очередной раз облажался. Тебе пиздец, еврейчик, придётся расплачиваться за мою детку.
Ты явно ощущаешь кровь на своем лице. Этот ублюдок разбил тебе нос, кровь заливает рот, льется по шее, впитываясь в футболку. Но боли ты не ощущаешь все равно. Его скула рассечена и этот вид придает тебе силы. Всем телом ты ощущаешь это опасное состояние, этот азарт, расплывающийся дрожью до кончиков пальцев. Тяжело дышать, этот громила наваливается на тебя всем телом.
— Вестенра, ты остался таким же пиздаболом как и в детстве! Заткнись и попытайся притворить свои пустые угрозы! А не можешь, так заткнись и терпи! В любом случае, твоя пустая болтовня меня бесит! — выплевываешь сквозь сжатые зубы, чувствуя во рту вкус собственной крови. Чувствуешь боль от удара спиной о машину. Кажется, осколки лобового стекла вонзились в тебя через ткань куртки. Машина явно на стороне своего хозяина. Кто бы мог подумать, что Пол будет так отзываться о своей машине. Хотя подождите-ка, он всегда ревностно относился к своим игрушкам. До той степени, что если кто-то трогал его куклы, он просто выходил из себя в самом опасном виде... 
Реальность плыла, сердце билось словно у кролика, казалось, что еще немного и ты просто потеряешь контроль, упав в безумие и просто убив этого парня, только вот... Произошло то, чего не мог ожидать ни ты, ни, разумеется, Вестенра... Головокружение и забытие на мгновение дали разуму охладиться... Тебе не кажется? Или у чувака в кармане был ствол или... На одну секунду твой взгляд становится по-детски ошарашенным. Ты не можешь поверить в то, что только что нащупал бедром... И черт возьми, состояние агрессивного возбуждения, между ним и сексуальным слишком тонкая грань — это знает любой, кто знаком с мужской психологией... И, черт возьми, нет! Нет! Нет-нет-нет!!! Последняя надежда на то, что сейчас вы отдышитесь и прохладный ночной воздух вас остудит. Нельзя торопиться с выводами. Да вот только... 
Из-за угла слышится полицейская сирена. Все-таки кто-то в этом районе вызвал полицию. Долгие удары по машине, звук битого стекла, а дальше драка... Конечно, какой бы дырой ни был этот район, полиция когда-нибудь все же приедет. И ты уверен, копы уже предполагают, что увидят месть... И тогда доброе имя твоего братства будет явно не в выгодном свете. Куда бежать? Да еще и в таком щекотливом положении? Мысль приходит сама собой. Толкаешь Вестенру от себя, поднимаясь от машины. Несколько быстрых шагов, практически бегом до открытой двери. Тонкая полоска света манит спасительным пристащием подальше от фараонов. Лишь успеваешь схватить валяющуюся биту прежде чем дверь дома Вестенры закрывается за вами. Удар по выключателю и сладкая, успокаивающая темнота обволакивает вас, скрывая от проезжающей мимо дома патрульной машины. 
Где-то возле прихожей мелькает голубыми огоньками экран. Звук выключен. Вы четко слышите, как машина проезжает мимо дома. Увидели ли они разбитую колымагу Вестенры? Вы так и стоите за закрытой дверью в кромешной темноте, лишь слыша тяжелое дыхание друг друга. И, господи, ты так надеялся, что это наваждение пройдет... 
Когда ощущаешь один стояк — ничего, в принципе, страшного не будет... Но когда твое тело отзывается тем же... Ты себя ненавидишь! Ты не видишь его лица в этой темноте, но безошибочно находишь его губы. В конце концов из вас двоих это ему есть чего стыдиться!

+1

9

— Вестенра, ты остался таким же пиздаболом как и в детстве! Заткнись и попытайся притворить свои пустые угрозы! А не можешь, так заткнись и терпи! В любом случае, твоя пустая болтовня меня бесит!
Пол думал, что больше разозлиться уже невозможно, но стоит отдать Шону должное - никто не умеет бесить так, как он. Рычит ему в лицо очередное злобное "Сука!" и уже предвкушает, как от следующих ударов наглое лицо будет залито кровью, уже почти слышит, как рыжая сучка давится надрывным кашлем... Но внезапно по ушам ударяет звук полицейской машины. Это отрезвляет лучше холодного ночного воздуха. От неожиданности Пол ослабляет хватку, позволяя своей неудавшийся жертве вырваться.
За эти секунды в голове Пола пролетел ураган мыслей, но ни одна из них не предупредила, что Шон окажется настолько наглым, чтобы побежать в его дом. Добыча сама прыгнула в клетку, как мило с его стороны. Усмешка мелькает на лице, когда Пол срывается с места следом за ним. Нет времени что-то менять и пытаться спрятать машину, поэтому Вестенра бросает всё на волю удачи, следуя с годами выработанному рефлексу спасаться от копов. Успевает захлопнуть дверь прежде, чем фары машины оказываются из-за угла, освещая улицу. Картина разбитой машины ударяет в голову большее кулаков Шона и даже "поцелуй" с битой не сравнится с этим. Вестенра не забудет, никогда не забудет такую подлость
Он стоит в темноте и едва не молится всем богам и дьяволу, чтобы именно эти копы оказались конченными идиотами и не заметили разбитую машину. Разбитую машину прямо напротив дома "того самого Вестенра". Пусть они окажутся трусливыми придурками, которые проедут мимо... Да похуй! Лишь бы не загреметь за все свои грехи из-за истеричного еврейчика и не светить в участке крепким стояком. 
Свет фар тускнеет, скрываясь где-то дальше по улице, но Пол не двигается с места. Он слишком напряжён, возбуждение никуда не исчезло, и малейшие движение грозит срывом последних рычагов, за которые он держится, чтобы не оттрахать одну рыжую стерву прямо в тёмной прихожей. Как же он этого хочет! До сжатых кулаков и скрежета зубов хочет его грубо, жёстко и прямо сейчас!
Шон упрощает задачу, срываясь первым, но в тот же момент, когда их губы встречаются, Пол толкает его к стене, не разрывая поцелуй. Весь стыд за собственные желания, вся фальшивая гомофобиря осталась там, за дверью, где-то среди осколков лобового стекла. Во тьме действует лишь дикое желание. Во тьме и оглушительной тишине, прерываемой жарким дыханием и шорохом одежды, уже не существует привычных ролей. Нет мерзкого гомофоба Вестенра и стервозного гея-активиста МакКинли. Нет ни имён, ни ответственности за свои действия, пока вокруг сладкое наваждение.
Пол срывает с него куртку, снова вжимает своим телом в стену и пробирается холодными руками под одежду. Шон горячий, словно в нём настоящее пламя, и этот контраст убивает. Его хочется убить, пробиться рукой под кожу, где самый сильный жар. Ему хочется сделать больно, но теперь не кулаками. Пол не в силах оторваться от пухлых губ, которые так приятно кусать и ласкать языком. Он обезумел и весь мир сжался до желанного тела в его руках. Его личный идол на эту ночь. Языческий бог, которому хочется поклоняться по-своему: грязно, влажно, жарко. Поклоняться всю ночь, изучая языком каждый изгиб его тела, не выпуская его из рук. А на рассвете принести в жертву на алтаре реальности. Жестоко и безжалостно, когда иллюзия растает.
Пол толкает его в сторону гостиной, избавляя их верхней одежды и обуви. Возбуждение смешивается с остатками злости - этот коктейль отшибает разум. Телом управляет жар, тугим узлом сжимающий низ живота, и яростное "отодрать эту суку за каждый удар, за каждое блядское слово!". Он снова жадно целует Шона и неосознанно трётся стояком об его бёдра. Они падают на диван, сплетаясь телами, срывая друг с друга последнюю одежду.

+1

10

Чего ты ждал? Признайся... Ты ждал, что этот гомофобный ублюдок оттолкнет тебя, ударит, начнет отнекиваться и оспаривать очевидные факты... А потому, когда этого не произошло, ты растерялся. Да? Ну и кто здесь трусишка, Шон? Ты не предполагал ничего подобного, когда шел с битой к дому Вестенры, ты не думал ни о чем таком, когда крушил его машину. Все самые значимые вещи происходят случайно, так ведь? Вот и сейчас, поддавшись мимолетному желанию, ты приблизился, целуя этого гада, а он... А он лишь сильнее решил свести тебя с ума от этого минутного порыва! Да и решал ли Пол хоть что-то - это был вопрос. Он просто поддался, как и ты, тому, о чем вы будете жалеть... Да и будете ли?
Ударяешься затылком о стену, чуть вздрагивая и неловко кусая его за губы от удара. Ладони инстинктивно сжимаются на его плечах. Выбегая из дома он даже не нашел куртку. От ночного осеннего воздуха его кожа с налетом холода, быстро таящего под теплом дома и твоих пальцев. Ты никогда не дотрагивался до него. От его пальцев по телу бегут волны мурашек, у него холодные руки, он слишком грубо, слишком по-хозяйски исследует тебя под одеждой, хочется запретить, хочется прекратить все это, но ты не можешь. Ты пытаешься убедить себя, что это неправильно, что тебе нужно уйти, пусть даже под угрозой расправы. Ты никогда не боялся кулаков этого человека, но сейчас... Ты растерялся... Ты будто вновь оказался тем сопливым малолеткой, который не знает, что делать. От его запаха кружится голова, ты никогда не замечал этого. Хочется уткнуться носом и вдыхать полной грудью, запомнить, что бы всегда находить его как животное по запаху, где бы он ни был. Становится жарко...
Его руки быстро согреваются от твоей температуры. Он сводит с ума, заражает своим безумием. По всему телу прокрадывается дрожь, возбуждение заставляет тяжелее дышать, заставляет стягивать его одежду. Не замечаешь, что он толкает тебя вглубь дома. Не видишь, куда идти, как слепой, полагающийся на своего поводыря. Азарт, адреналин, полученный во время драки, разбавляет возбуждение, усиливая его, словно в сумасшедшем крепком коктейле. Под пальцами лишь ткань одежды. Снять! Снять все это к чертовой матери, ты чувствуешь, какой он горячий и это ощущение сводит с ума, заставляет возбуждение наполнять тело до краев.  Минутная заминка не убавила напряжения, возбуждение требует выхода. Поцелуи становятся все более агрессивными, требовательными, слишком умелыми для такого чокнутого гомофоба как Вестенра. Мерзкий маленький лицемер.  От этого азарт поглощает с головой, хочется дразнить, хочется издеваться над его показательной ненавистью к таким как ты и к самому себе. Пол, как ты, наверное, ненавидишь самого себя. Но сейчас мысли просто отказываются задерживаться в голове, им там нет места. Возбуждение душной волной падает на тело, заставляя тонуть в ощущениях. Слишком чутко реагируешь на любое прикосновение. Ощущаешь за собой диван, пришли. Холодное свечение телевизора за его спиной слишком раздражает, но чем дальше, тем все меньше ты замечаешь его. Тебе плевать, даже если здесь будет весь Дублинский стадион и чемпионат мира по регби. Все, что тебе сейчас нужно, у тебя есть...
Падаешь на диван, наконец-то ощущая его всем телом, чувствуя, насколько он близко, ощущая его жар. В этом ощущении хочется утонуть. От возбуждения покалывает руки, все тело дрожит будто в приступе озноба, заставляет едва слышно стонать от нетерпения. Но именно в этот миг, ты просто теряешь связь мозга с языком...
- Я надеюсь, что знаешь, что делать!
Пальцы сжимают волосы на его затылке. Тебе ненужны травмы и пусть он там себе думает все, что взбредет в его британскую бошку. Ты чувсвтуешь, как он хочет тебя, но либо ему придется сделать, как ты говоришь, либо ты тут же соберешь свои вещи и свалишь отсюда... Ай, к черту! Как будто ты сам веришь своим решениям! Ты сейчас не способен уйти даже если за окном начнется ядерная война и по улицам этого сраного района поползут танки. Мельком лишь смотришь в его голубые глаза, тяжело дыша от нетерпения и крупицы страха. Ты не доверяешь ему, невозможно расслабиться с тем, кому не доверяешь, и кто просто мечтает тебя уничтожить. В постели с врагом - название для так себе романчика...

+1


Вы здесь » CELTIC WAY » Флэшбек » Keep your enemies close... too close