В ФОКУСЕ

Эйд поймал себя на мысли, что еще с того раза, когда Влад напился, каждый новый вечер, который пошел как-то не так, он особо пристально наблюдает за Троекуровым. Прям как какой-то собакозаводчик-новичок, который внимательно следит за каждым вилянием хвоста долгожданного щенка, как бы чего не случилось с драгоценным питомцем, когда отвернешься.
читать дальше
Эмили даже чуть вздрогнула, когда неожиданно раздался рядом голос Лукаса, и, сморгнув непрошеные слезы, повернулась в его сторону. Выражение лица супруга не предвещало ничего хорошего, а его тон и вовсе ввел девушку ненадолго в ступор.
читать дальше
Пока Лорри отмокала под горячим душем и смывала с себя гнев всего рода человеческого, стоя под струями практически кипятка, от чего стеклянная душевая и вся комната тут же превратились в парилку, те или иные мысли закрадывались в голову, назойливо мелькали в сознании и вызывали неправильные вопросы.
читать дальше
— Ну не уходи... - уже сквозь сон пробормотала девушка, чувствуя тепло шерстяного пледа и укрываясь им почти с головой. Лениво коснулась пальчиками ладони Патрика, но она быстро выскользнула, а сама Рори уже практически вырубилась — очень эмоционально-насыщенный выдался день, а весь еще даже не стемнело!
читать дальше

РАЗЫСКИВАЕМ




ВАШИ ГИДЫ ПО ДУБЛИНУ:
VLAD HARTLEYEIDE HARTLEY


Привет из Дублина всем, кто устал от банальности, кто дерзок и смел. Здесь, в самом сердце гордой и зеленой Ирландии, мы рады всем и всякому и всегда готовы плеснуть вам свежую пинту гиннесса. Присоединяйтесь и помните, что чтобы то ни было, никогда не поздно СДЕЛАТЬ ЭТО ПО-ИРЛАНДСКИ! х)


ДУБЛИН В ТОПАХ:
Рейтинг форумов Forum-top.ru LYL

CELTIC WAY

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » Rule #1 – a bet is a bet


Rule #1 – a bet is a bet

Сообщений 41 страница 48 из 48

1

RULE #1 – A BET IS A BET


https://simonsblogpark.com/duty-free-alcohol-tobacco-online/wp-content/uploads/2014/07/buy_cigarettes_cigars_tobacco_online_price_shop.gif

КТО
Vlad Troekurov, Eide Hartley
КОГДА
28.06.2017
ГДЕ
квартира Эйда

О ЧЕМ
Пари - дело мужское. Отдача долга по проигрышу - залог мужской чести и спокойствия мужественности. Даже если плата - что-то очень гейское

0

41

- Да, угадал, - он улыбнулся в ответ. - Потому что это все равно получается со вкусом шоколада, потому что настоящего трюфеля в нем, ясен пень, нет.

Да уж, в пафосе Влад понимал явно больше, чем он. В Ирландии в принципе не то чтобы особо принято обмениваться деловыми подарками. Скорее, тут играла больше роль специфика отрасли. Музыканты - народ эксцентричный по своему, как и художники, и спонсоры со всей этой одухотворенностью им были подстать. Со странностями. Или с откровенным прибабахом.

- Ладно, в знании таких тонких вещей ты меня уделал. У нас не особо в ходу бессмысленная показная роскошь. Как-то так исторически сложилось. В итоге, мы предпочли быть простыми, но очень-очень горденькими. Нет, спасибо, у меня и чай почти кончился, - Эйд глянул в почти доконченную кружку.

Влад рассказывал занятные истории о своей жизни в России. Эйд понимал не все. Не в плане языка, акцент Троекурова он понимал как раз очень хорошо, а в плане смысла. Великие русскодушные смыслы не укладывались в его бездушный, капиталистический мозг. Все, что он мог - это порадоваться за Влада в очевидных вещах, что, несмотря на весь пережитый ужас, он хотя бы не нуждался. Можно сколько угодно говорить, что лучше уж без этого, зато без побоев, но когда есть побои, быть при этом еще и бедным - совсем не ничто, а очень даже влияет на мозг. Нищеёбство убивает все человеческое иногда похлеще, чем жестокое обращение. Комбо обоих - дает катастрофический результат.

- Жаль. Вы ничего не понимаете в папках в этом своем посольстве, - Эйд усмехнулся.

И тут же залип в льющийся голос Влада, который начал складывать для него полноценный рассказ - начал отличием бобов, закончил тонкой инструкцией по дарению шоколада. Слова оседали в памяти на подкорке, но сам он был сосредточен на бархатистой мелодике, деликатно колеблющей барабанные перепонки. На концовке он запоздало очнулся, как султан в конце рассказа Шехерезады.

- Нет, все отлично. Вау. Ты и правда много знаешь о шоколаде.

Эйд знал много о всяком съедобном, но поверхностно, потому что чего-то совсем любимого у него было. Он просто любил жрать и иметь знания, которые помогут ему добыть жрать, и чтоб оно было вкусно. Влад был прямо фанаточка. Это забавно.

- Меня пока рано рекламировать, я ничего выдающегося особо не представляю, и в таких случаях как раз приходится делать ставку на все, что есть. Мы даже за пределами дна инди-оркестра. Мы - панк-оркестр: сплошное DIY там, постеры, нарисованные вручную и лидер группы, побитый жизнью и подготовкой этого концерта, который держится на ногах силой ненависти, кофе и идеи, - Эйд хмыкнул. - На самом деле, мы пытаемся все наши особенности максимально превратить в фишку и образ. И я не скажу, что это не работает. Я бы сказал. с момента, как мы начали ориентироваться больше на новые поколения, дышать стало легче в плане раскруток. Но стало сложнее со спонсорами. Крутишься, как уж на сковородке, со всеми этими противоположными нюансами.

Не все Эйд успевал уловить. Но вот в общении со спонсорами да, в первую очередь был важен он и как он эту программу подаст. И пока он был в ужасе от перспективы подавать экспериментальную программу престарелым кошелькам. Особенно, когда предвкушал наставления, которые в этот раз ему выдадут друзья в напутствие. После некоторых встреч он до сих пор думает, что Маршал вообще на волосок от того, чтобы перестать пускать его к людям и склеить на скорую руку болванчик дирижера - авось, никто не заметит.

- Зато у вас сильная классическая школа, - Эйд развел руками. - Так что наверное как-то это все же работает, просто не так, как хотелось бы новым поколениям. Но в Петербурге я был впечатлен.

Эйд отставил кружку, обошел диван и бухнулся рядом с Владом устало - напряжение, два оргазма, командировка и четыре ужасных дня не проходят даром.

- Человек, конечно, нужен. И не один. Нам надо много человеков. Но музыканты за еду играть не согласятся, разопнут меня на фанерной звезде и повесят под куполом Астродома. У нас есть запасной вариант, как освободить средства - отказаться от Астродома и вообще постоянной площадки, но... Эта идея настолько хуевая, что проще оркестр не то что распустить, а убить, закопать, сбежать в другую страну и начать там с чистого листа по-новой. Место имеет значение. Астродом - это тоже часть нас, а не просто зал.

Он вздохнул. Если задумываться о делах оркестра, всегда приходишь к тому, что какая-то часть, да в кризисе.

- Мне нравится тебя слушать. Очень приятный голос, - Эйд прикрыл глаза даже, приготовившись слушать ответ.

0

42

-  Шоколад с грибами был бы забавным. Хотя, может уже и придумали, есть же мясо с шоколадом и сало с шоколадом, - слово “сало” он произнёс по-русски, потому что как обнаружил тогда, когда убивал продукты для борща, аналогов этого продукта в Ирландии нет. - Нуу, свиной солёный жир. В шоколаде. Не спрашивай, это украинское национальное развлечение. Хотя вареники с шоколадом я бы попрбовал, вопрос только, как он не вытекает при варке. Хотя пробовал я и настоящие трюфели, вкусно, конечно, но мама из обычных лесных грибов могла приготовить не менее вкусное. Как по мне, так пафоса в них больше, чем действительно чего-то фантастического. Как и в чёрной икре и кислющем французском вине. Да, у меня очень приземлённый и плохой вкус в еде.

Влад слизал с губ сладость шоколада и заглянул в кружку в поисках смысла жизни. Закономерно не нашёл и подорвался с дивана, чуть не сшибая Эйда, но в нескольких милиметрах от столкновения огибая его. Поприветствовал паукочайник, постучал по одной лапке, мысленно пообещал, что обязательно использует его по назначению и налил ещё одну кружку чая. И таким же ураганом вернулся обратно.

-  Отец вырос в не особо богатой семье, а мама вообще приехала поступать в Бухарест из деревни, так и не поступила, выскочила замуж. Потом, конечно, окончила институт, потому что образование для жены руководящего состава нужно было, но не то, о котором она мечтала. Так что питались мы обычно просто, но вкусно. Мама отлично готовит, особенно румынскую кухню, естественно. Русскую её пришлось учить. Но вообще мы ели всё, особенно в походах, где у тебя только сушёное мясо, крупа и вода из речки с обеззараживающими таблетками. Зато весело было. Папа был помешан на безопасности, - вздохнул Влад и посмотрел на Эйда. Теперь стало проще рассказывать об отце, и весь этот поток, который столько лет сдерживался страхом, хлынул из него на огромной скорости. Влад не мог пойти к психологу, зато мог прийти к Эйду. - У нас в доме всегда был неприкосновенный запас с продуктами, лекарствами, дублями всех документов, оружием, фонариками, верёвками и прочими спасательными инструментами, одеждой, рациями, в общем каждый из нас точно знал, что хватать в случае тревоги и куда бежать, потому что папа проводил с нами тренировки по эвакуации, включая все разнообразные варианты что делать, если не будет света и лифт не работает, если за дверью вражеские солдаты, во дворе танки и всякая такая параноидальная фигня. И да, соседи однажды чуть не вызвали милицию, когда мы отрабатывали спуск по канатам с балкона. Да, папа был… помешанным слегка. У нас ещё был подобный запас на даче под Москвой, и несколько схронов закопанных в нехоженных местах, до которых можно было легко добраться в случае зомбиапокалипсиса. Ну или если бы США на нас напали. Кстати, - он поднял руку, показывая плетёный чёрный браслет с толстым карабином на запястье, - это одна из подобных штук, браслет из паракорда, сверхпрочная веревка, которую легко распустить, если вдруг окажешься в лесу, а кругом зомби. Ну, или попадёшь в пещеру, а там тоже  зомби.  Или твою руку отгрызут зомби и понадобится жгут. Он у меня в разных расцветках есть, под цвет любого костюма. Хотя по протоколу такие штуки с костюмом, конечно, не носятся. Но я уже привык к ним, забываю снимать. Короче, когда я говорю, что отец был параноиком, то это значит, что он был параноиком. С другой стороны в нашей стране всё так было нестабильно, что неприкосновенный запас еды и воды и правда стоило иметь каждому.

Хотя это было забавно. Спускаться с шестого этажа по канату. Они обычно пугали Олю и ржали с Леном как припадочные, вызывая бешенство и военные выкрики отца о салагах. А ещё всё, что таскал с собой Влад из запасов российских спецслужб, вроде брикетов с сухой едой, армейский шоколад, наборы питания, наборы для спасения жизни, ножи и прочая мелкая, не слишком секретная, но всё равно никому не доступная экипировка военных, в том числе и разведчиков, пользовалось бешеной популярностью у одноклассников. Он дарил спецручки, спецблокнотики, спецбраслеты, давал пробовать суперпитательные брикеты и леденцы, они обеззараживали таблетками воду из туалетных бачков, а потом на спор пили.  Одноклассники в свою очередь делились с ним дарами своих высокопоставленных отцов. Они все были просто детьми, для которых статус, власть и деньги являлись лишь развлечением на переменах.

Пока они все не повзрослели.

-  Рекламировать никогда не рано, и вообще, можно из чего угодно сделать суперпопулярную вещь и возвести в эталон. Ну, как с трюфелями и мадагаскарским шоколадом. Нужно просто понять, в чём уникальность и редкость, и давить, что такого у других нет. Вот у других нет тебя, - он шутливо стукнул Эйда по плечу. - Хмурого и небритого. Но со спонсорами так нельзя, да. Можешь взять в следующий раз меня к спонсорам, у меня отлично получается всех очаровывать. Только мы им не скажем, что я русский, а то нас не любят последнее время. Но зато я могу рассказать, какой у тебя классный оркестр.

А он и правда мог бы рассказать, как бы то ни было, а приёмы, встречи и общение с людьми - это его любимая часть работы, а не бумажки и папочки двух цветов в алфавитном порядке. И хорошее общение, с улыбками, вежливым тоном и пустыми светскими беседами о последних культурных событиях. Наверное интересно заниматься чем-то, что может быть более рискованное, и не такое прибыльное, и даже не перспективное, но свободное и увлекательное. Влад умел делать рутину, и делал её, но та атмосфера негатива, унылости и безграмотности, что окружала его - разочаровывала. А он не Дон Кихот, чтобы бороться с ветряными мельницами. Да и не победил рыцарь их.

-  Я тебе завидую, может и сложно, но ты всё равно занимаешься тем, что любишь. И что выбрал сам. Я никогда не хотел идти в дипломатию, хотя и знал, что буду им, поэтому оканчивал магистратуру не по международным отношениям, а по международной экономике, думал, может быть когда-нибудь смогу попасть в какую-нибудь фирму аналитиком, или представителем русского сегмента. Но… получилось, как получилось. В детстве я хотел открыть свою туристическую фирму и создавать интересные маршруты. А ещё мечтал быть спасателем и филологом. Хотел ездить в разные страны, пробовать еду и делать на неё обзоры. В общем, ни в одном из моих желаний не звучало слово - посол. Но… если выбирать между внутренней разведкой и дипломатом, то уж лучше дипломатия, тебя хоть за границу выпускают, а фсб-шников - нет.

Влад покосился на Эйда, и как обычно промолчал, не став комментировать смутивший комплимент. Он пока не очень хорошо понимал, как на них реагировать. Особенно после сегодняшнего. С одной стороны они нравились, и ему было приятно, что Эйд считает его красивым, и голос тоже, но они всё равно вызывали чувство неловкости. С оттенком стыда и вины за то, что ему стало приятно. Поэтому он сделал вид, что не услышал. Как всегда.

+1

43

- В Японии. В Японии точно должен такой быть. Они наверняка уже додумались. Как всегда. С какими-нибудь шиитаке или сладкими древесными грибами. Мне привозили даже печенье с осами пробовать. И йогурт со вкусом мяса. И консервированный хлеб. Странная штука, но по приколу кому-нибудь привезти и не сказать сначала, что это - тема. И эй, что значит, не спрашивай? Я знаю, что такое salo!

И даже пробовал его в Петербурге. Это была очень необычная закуска к vodka. Оно было слегка подмороженное и очень соленое - казалось бы, есть невозможно, но вот ты закидываешь один кусочек на ржаной хлеб, другой... И как-то уже не смотришь даже на другие закуски. Это было интереснее обычной колбасы и куда более эффективно в борьбе с крепким алкоголем.

- Salo было ничего так. Да, у меня были очень насыщенные три дня в Петербурге. В нас пытались впихнуть всю туристическую программу, не выходя из кухни. И что значит, приземленный и плохой? Деликатесы являются деликатесами не потому, что они чертовски вкусные или невероятно-необычные, а потому что они достаточно редкие в сравнении с обычными продуктами, а потому дороже стоят, только и всего. Это все у людей в голове, а по сути вся еда равна. Поэтому я нежно люблю ее всю, - он засмеялся, отставляя кружку.

Сам он к новой порции чая остался равнодушен, только от Влада уверенулся, улетевшего за новой порцией, как будто от этого зависела его жизнь. Как от кислорода. За два месяца он уже привык к этому и уже лежа внимательно наблюдал за телодвижениями Троекурова в кухне. Особенно за нежным общением того с трофейным чайником, который он даже в ссоре умудрился вспомнить. Или по пьяни? В общем, в ситуации, когда ты меньше всего думаешь про чей-то чайник. Грешным делом, восьмилапое чудо ему так ответит скоро. Лапкой там помашет или приползет к Эйду в ночи в постель, немо вопрошая, словно собака: "Где Влад? Куда ты его дел?"

Но сейчас чайник не ответил, поэтому Троекуров быстро вернулся к чаю на... почти их ложе, скажем так.

- Спуск на канатах с балкона? А у вас так можно? Я думаю, у нашей полиции и бдительных граждан было бы много вопросов... - с одной стороны, грустно, а с другой - Эйд все равно улыбался.

При всей так себе ситуации, когда ты ребенок, ты находишь такие вещи более забавными, чем они есть. И так как, как у ребенка, выбора у тебя не особо, приходится выжимать максимум веселья.

Эйд без всяких церемоний осторожно сжал запястье Влада, рассматривая браслет. Он замечал его ранее, конечно же, но теперь у украшения появилась история. Опять же, грустная и не очень.

- Тебя послушать, так лучшее оружие против зомби не дробовик, а крепкая веревка, - он ухмыльнулся, отпуская чужое запястье, но проводя на прощание пальцами по коже. - Или что можно удрать из любого места с помощью крепкой веревки. Из ЛЮБОГО.

Он бы даже порассуждал про зомбиапокалипсис и пути спасения. С Владом, как с его лучшими друзьями, можно было всерьез обсуждать всякую дичь и вести жаркие споры насчет умозрительных вымышленных ситуаций. Он вообще невероятно хорошо вписывался в обычный круг ЭЙда, с которым он предпочитал часто общаться.

- Ну, на уникальность мы и топим. Но, как я говорил, работает в одном месте - появляются сложности в другом. Вечная попытка угодить всем, чтобы не сплыть. Может быть, чуть позже будем просить у кого-нибудь дотаций, если соберем аргументы, - он ухмыльнулся, получив дружеский тычок. От таких жестов внутри колыхалось что-то теплое, как продолжение игры, в которую всегда хотелось играть, и каждого нового раунда ждешь с нетерпением. - Я не всегда такой, только когда меня сводить с ума пытаются всякие русские шпионы. Нам тогда главное не про русскость молчать, а что ты вообще здесь не работаешь. Но это была бы идеальная афера. Знаешь, я думаю, я так и сделаю - дам тебе знать, когда мы в следующий раз будем собирать людей, чтоб клянчить деньги, и если будешь свободен, то пойдем вместе загонять этих овечек в нужный нам загон.

Он глянул на Влада, пытаясь показать всю серьезность своего предложения лицом.

- Ну, знаешь, никогда не поздно изменить свою жизнь. Люди становятся дизайнерами, писателями, хотя учились на клерков, и все такое прочее. В какой-то момент просто понимаешь, что времени у тебя не так много, и тратить его на то, что не приносит удовольстия - нерационально и не делает хорошо никому. Я сам должен был бы сейчас быть виолончелистом, думал, что им стану, и меня буквально пытались посвятить этому всю свою жизнь. Сначала думал, что я взбунтовался прсото против личности заставляющего, но в процессе понял, что на самом деле - в основном, это мои амбиции. И это всегда, всю жизнь будет сложно... Но оно стоит того. Кстати, с твоим-то опытом - маршруты у вас точно были бы интересными. Я б съездил. Спасатель или филолог - тоже зебавно. Хотя, не так, как если бы ты хотел стать спасателем-филологом. Граммарнацимэн, - Эйд засмеялся. - А если надумаешь за еду - возьми меня с собой на каникулы. В меня много влезет. Еды. Можно почти 24/7 трудится на благо читателей. И да, если ты думаешь, что это я так пытаюсь пожрать за твой счет - то это так и есть.

Неловкость и пауза в ответ на комплимент на этот раз не смогли заставить Эйда сделать вид, что он совершенно не настаивает и вообще тоже не заметил:

- Эй, не смущайся, это я тебе как музыкант говорю. Я всегда замечаю, когда у кого-то красивый голос. Они всегда звучат как стройная мелодия посреди концерта новичков или просто фальшивых нот, и делают приятно слуху. Но у тебя еще тембр, который мне нравится. Я больше люблю низкие ноты, чем высокие.

0

44

Эйд легко и заразительно смеялся, невозможно не подхватить, Влад наверное никогда не перестанет восхищаться этой открытости и простоте. Жизни.

-  Редко кто из иностранцев может оценить вкус настоящего замороженного сала, обычно их пугает отсутствие прослоек мяса, копчёности и вообще непохожесть на бекон. Но зимой это отличное спасение от нехватки витаминов и энергии. Чёрный хлеб, сало с чесноком и квашеная капуста с луком. Сейчас, правда, уже редко кто ест такое постоянно, но раньше по-другому было не выжить. Самая вкусная еда - бедная, они знали, как сделать просто, вкусно и очень сытно. Но больше всего я люблю шоколад, да, - он чуть смущённо пожал плечами. Сложно избавиться от стереотипа, что сладкое любят исключительно девочки. Удивительно, что отец жёстко критикующий всё, на конфеты внимания не обращал. - Может быть потому что их любит мама. Она из бедной деревенской семьи и рассказывала, что единственной сладостью у них был колотый сахар и разноцветные леденцы. И шоколадные конфеты у них были только на новый год и на её день рождения, даже не из-за дороговизны, а из-за банального отсутствия в магазинах. Она рассказывала, что это была её первая покупка в городе - коробка шоколадных конфет, самая простая и дешёвая, но ей всё равно пришлось после есть одну мамалыгу целую неделю. Это такая каша из кукурузы. Она была счастлива и полная надежд на будущее. А потом встретила отца. И он её околдовал. Такой взрослый, красивый и сильный офицер. Она влюбилась с первого взгляда.

Влад покачал головой и провёл пальцем по краю кружки, повторяя контуры дьявольских рогов на ней. Серьёзный и обходительный военный должен был превратить жизнь Ильяны в рай, который обернулся настоящим кошмаром. Не только для наивной и восторженной провинциалки, но и для всех её детей.

-  Её родители были против этой свадьба, и против, чтобы она связывала свою судьбу с русским. Да ещё и военным. Но тогда был коммунизм и Румыния была коммунистической, поэтому этот брак не помешал отцовской карьере. Но состоялся он в Москве, и родителей мамы он не пригласил. А потом и вовсе оборвал все связи, запретил ей даже писать им. Своим родителям. Думаю, что именно тогда мама поняла, какой он, но… Было уже поздно, она носила его фамилию и моего старшего брата под сердцем. Вот такая история любви. Гаденькая.

Хотя Влад всегда сомневался, любил ли отец маму хоть когда-нибудь, ему казалось, что тот просто захотел себе красивую румынскую девчонку, потерявшую от него голову и попавшую под полную зависимость. Ей было гордо хвастаться перед друзьями и коллегами. А учитывая профессию - жена ему требовалась, как и дети, в роли залога и заложников на Родине. Что куда бы он ни поехал, то всегда вернётся обратно. То же самое и с послами, для своей карьеры Влад уже считался “старой девой”, обычно молодые атташе уже все начинали своё восхождение по дипломатической лестнице  глубоко женатыми. А он слишком подзадержался.  Но жениться ради работы - не хотелось. Хотелось по любви, но… Всех подходящих под критерии хороших посольских жён претенденток он не любил, а вот кого любил… не слишком гармонировал со свадебным платьем. Даже если бы побрился. Везде.

-  Когда я был маленький и ещё не заполнен по уши во все эти дополнительные занятия и спорт, то мы с мамой ходили в кино на мультфильмы и детские фильмы, пока все остальные учились, и потом она всегда отводила меня в какой-нибудь ресторан или кафе, и мы с ней ели мороженое, сладкое с шоколадом и обсуждали то, что увидели. Она всегда спрашивала, что я понял, что узнал, правильно ли поступал главный герой, что бы сделал я на его месте. Это мои самые дорогие воспоминания из детства. Тёплые. Я очень люблю маму, даже если и делает меня “мамкиным сынком”. Поэтому я остался жить с ней, когда стал совершеннолетним. Да, отец не пустил меня в общежитие, но мне тогда было семнадцать, и он имел на это право, но Лен уехал, Оля тоже, и я не мог оставить её одну. Кто-то должен был защищать её от отца. Так что шоколад для меня это вкус радости. Глупо, да? 

Он не смог сдержать лёгкой дрожи, которая зародилась под пальцами Эйда, сомкнувшихся на его запястье, и пробежала дальше до позвоночника, поднимая на нём волоски. Можно сколько угодно игнорировать, делать вид, что ничего не было, не произошло и у них всё по-прежнему, вот только тело слишком хорошо помнило каждое прикосновение этих пальцев к себе. И хотело повторить.

-  Из него получается шнур почти в пять метров, который выдерживает нагрузку в 250 килограмм. Это 550 фунтов. То есть два-три взрослых человека, так что да, с его помощью действительно можно выбраться откуда угодно. Вопрос только - действительно ли он нужен мирному человеку в городе?

А в походах браслет действительно помогал, изготовить силки, даже сделать удочку, посушить одежду вместо верёвки. А потом мама сплетала его обратно, в этот даже вплела небольшую плоскую металлическую пластинку с волком. Модно, современно и совершенно неуместно.

-  Замётано. Тогда на следующий приём ты берёшь меня с собой. А то я что-то соскучился по общественной деятельности, в Посольстве у нас совсем всё стухло после майских праздников. Ирландия слишком маленькая и спокойная страна.

Куда отправляли тех, кто плохо учился. Это Влад узнал совсем не давно, что командировка в Дублин считалась ссылкой, куда буквально сбагривали троечников и кто не умел говорить по-английски. Насколько это было невероятным, что человек, учащийся на дипломата, так и не удосужился заговорить хотя бы на английском. И как он понял, его предшественник доводил до слёз местных жителей, совершенно не понимая, что они ему пытались сказать. Даже если старались убрать свой акцент. Позор.

-  Иногда поздно, - погрустнел Влад. Они снова сползли на не слишком приятные темы. Хотя как на них не сползать, если они так тревожили? - Мне стало поздно лет в пять. Или даже раньше, наверное, когда мама вышла замуж за отца. И он определил все наши жизни. Знаешь о чём я иногда думаю? Что було бы лучше,если бы она никогда не встретила отца. И я бы не родился. Пусть родились бы другие дети, но счастливые, чем мы. И мама была бы счастлива. С другим.

Да, Эйд точно не собирался делать, что ничего не произошло, и своими комплиментами начал вгонять натурально в краску. Влад поставил пустую кружку на пол, и теперь вертел в руках оторванную половину обёртки от шоколада, с хрустом складывая и разворачивая фольгу.

-  Не надо, - тихо произнёс, собирая блестящий самолётик. - Я говорю в нос и с жутким акцентом. Да ещё и слова тяну, как будто тупой. Особенно если устаю после работы. Хотя наверное никому не нравится собственный голос.

+1

45

- Ну, под водку было то, что надо. Чеснок там тоже был. На самом деле, ваша простая кухня нам понятна: картошка и капуста. В Ирландии это стандартный бедняцкий рацион. А бедняки мы тут были еще недавно все. Поэтому даже, как ты заметил, у нас на всем, на чем угодно написано "ирландское", а вот кроме туристических, ни одна кафешка не будет тебе заявлять ничего про ирландскую кухню. Чаще всего, это не особо аппетитное на вид зрелище, которое создано только для еды и ничего более. Скорее всего, тебе даже запах не понравится, но жрать-то надо.

Похлебки, картошка с просто запеченым мясом или рыбой. Рагу в горшочках... Очень банально и обыденно, никаких тебе деликатесов. Разве что рыбу местного лова можно порекомендовать, но она обычная, просто очень свежая, несколько часов как с траулера. Даже и не скажешь, что на такой почве может открыться страсть к еде и вкусностям.

- Многие любят шоколад - в этом ничего зазорного нет. Как-никак, одно из самых древних лакомств. Ли тоже любит шоколад. Это мой друг, - он не помнил, говорил или нет. - Только он любит молочный. И чтобы со всякими орехами. Совершенно не комплексует по этому поводу, вечно объедал своих студентов, сколько его помню.

Эйд ухмыльнулся. Кажется, это даже топило учительско-ученический лед. И совершенно не мешало студенткам класть на него глаз. Так что Влад напрасно смущался. И вообще, нельзя человека судить по еде, если только это не что-то экстремальное.

Но продолжать историю друга он не стал, замерев и слушая редкую песнь. Влад, бывало, упоминал свою маму или сестру или брата - нормальную часть семьи, - но редко когда что-то о них рассказывал, хоть явно и вспоминал что-то теплое. И вот теперь образ матери начал потихоньку оживать. Действительно ли те немногие части льда, что были между ними, начали таять? Пусть в этом рассказе радость шла бок о бок с грустью событий, но это не делало его менее теплым и уютным. Прожитым и бережно сохраненным, не смешанным до состояния грязи с темными красками.

- Любовь, увы, как бы прекрасна сама по себе она ни была, делает нас уязвимыми перед объектами любви. И некоторые люди этим пользуются. Потому что выбрать-то, в кого влюбиться, мы не можем. Поэтому уязвимость все равно возникает, хоть взаимна твоя любовь, хоть нет, - Эйд поморщился, как будто съел случайно что-то горькое.

Кстати, это было недалеко от истины - от этих воспоминаний до сих пор горчило как в детстве от листьев с неизвестного и невкусного куста, которые решил себе в рот потащить, потому что привык в принципе тащить себе в рот все.

- Твоя мама - золотая женщина. Явно знала, как правильно общаться с детьми и как их воспитывать. Даже в экстремальных условиях. Былины про славянских женщин не врут. И нет, в этом нет ничего глупого. Это очень человечно и очень правильно - хранить лучшие воспоминания и не давать любыми способами плохим их вытеснить. Хотя бы вот и шоколадом. Может, доешь ее уже? Что вот ты ее мучаешь? - он кивнул на остатки шоколадки.

Совсем незаметное, микроскопическое движение при прикосновении. Эйд вроде бы как с ними пообвыкся, но сейчас это не было порывом отдернуть руку, который Влад не стал претворять в жизнь из вежливости. Что-то другое... Уже знакомое и дружественное. Эйд чуть дернул уголком рта, но подавил довольную улыбку.

- Ну, знаешь, судя по современным блокбастерам - это как раз нужнее всего в городе. Заметано. Будет тебе прием, общество и всякая дипломатия. Буду тебя спонсировать дипломатией, если уж дипломатия тебя не спонсирует.

Их разговор - как американские горки: то петля разговоров про зомби, то пропасть личных переживаний.

- Никогда не поздно. Мы - это не наши родители, и это всегда наш выбор - позволить кому-то определять нашу жизнь или сделать это самому. И то, и другое в равной степени страшно. Твои мысли понять не сложно. На твоем месте, у любого бы возникали такие мысли. А у кого-то еще и ненависть, непереносимость, перенос на всех подряд. Но ты не такой, так что... Это уже заслуживает невероятного уважения. А выбор наших родителей - это вообще отдельный пункт в жизни, как таковой. Мы никогда до конца так и не узнаем, что ими двигало при принятии того или иного решения. И что заставило их сделать, как нам кажется, дурацкий выбор. Может быть, для нее в этом было больше смысла тогда, чем во всем остальном в ее жизни, кто знает. Знаешь, в кино главный герой иногда такой: "О, я опомнился, все понял про жизнь, надо пойти и честно порасспрашивать своих родителей о всяком из их прошлого, как будто они тоже люди!" Смотришь на это и думаешь, что вот тебе уже под сорок, а ты все еще ссышь спросить у бати, как чо у вас там с мамкой моей было. Всему свое время. Если оно не случилось - значит, тебе не стоило знать, наверное.

И вот из самой низкой точки беседы - в их среднее арифметическое. Интимное пространство близости, секса, комплиментов и всего такого - то, что они решали чаще всего, кажется, в своем общении, даже если и фоном,

- Да, не нравится, и этому даже есть рациональное объяснение. Дело не в том, что наш голос хуже или лучше, просто когда мы слышим сами себя в голове, там прибавляются шумы от вибраций и косточек, которые передают нам звук, которых другие люди не слышат. И все это сдобрено нашим воображением, нам даже может казаться внутри головы, что мы звучим похоже на кого-то. А то, как мы звучим в записи - это то, как нас слышат другие. У тебя не такой жуткий акцент, как ты думаешь. И я в таком случае говорю в нос еще сильнее, так кажется из-за особенностей языка. Все ирландцы как будто через нос говорят, но это просто особенность произношения. Так что не наговаривай на себя, - Эйд хмыкнул.

Для такого талантливого и красивого молодого человека, самооценка Влада иногда падала ниже, чем портовая шлюха. И самокритика постоянно пыталась забить ее до смерти ногами. Это было грустно и совсем ему не шло. Но Эйд все-таки смилостивился и оставил тему в покое, учитывая, что Троекуров уже пытался отвлечься на посторонние предметы. Хотя бы не так резко, как обычно он переключался - уже хорошо.

А еще они явно уже оба устали и начали сдавать. Даже от мысли об усталости он широко зевнул, устраиваясь спиной поудобнее на неожиданно просто ебать каком приятном и мягком диване. Много всего в один день, но он доволен. И даже немножко счастлив - несмело, боязно и без надежды, но хотя бы сейчас, хотя бы немного.

Он зевнул еще раз:

- Слушай, солнышко, кажется, нам с тобой пора на боковую. День длинный и, к сожалению, не выходной. Не хочу, чтобы ты из-за моего пиздежа продолжил завтра на работе свой бессонный и голодный марафон - ты все-таки не Бобби Сэндс. Завтра я никуда со связи не денусь. Отдать тебе мобильный?

0

46

-  Эй! - Влад легко стукнул Эйда тыльной стороной ладони по плечу. - Нормальная у вас кухня, вкусная. Простая кухня не может быть невкусной, потому что там смешано минимум. Это всякие извраты, типа добавьте тридцать специй, пятнадцать трав, десять фруктов и как следует размешайте и подавайте сырым обязательно с бальзамическим уксусом. Ненавижу бальзамический уксус, он такой резкий. Брр… Что может быть лучше, проще и вкуснее тушёной баранины с картофелем. Нет, вся эта азиатская еда очень вкусная, особенно адаптированная под наши вкусы, но иногда хочется просто пожарить картофшки до хрустящей корочки и наесться от души без всяких изысков. Всё-таки мы ещё слишком хорошо помним голод, я о человечестве и эволюции в целом. Главное - насытиться, а всё остальное - не так важно.

Внезапно захотелось квашеной капусты с луком и маслом. И маринованный чеснок. Совершенно плебейская еда, от которой воротили нос многие его одногруппники, если только это не подавали в ресторане уровня звезды Мишлен. Тогда капуста мгновенно преображалась и становилась аутентичной закуской к мясу идеальной прожарки. Не то чтобы одногруппники Влада были неприятными или высокомерными, многие из них вылезли из такого дна, о котором даже думать страшно, но очень хотели в элиту. И обрывали все связи с прошлым и корнями. Он не считал, что это правильно, да, его мать была из деревни, зато с другой стороны целые Троекуровы. И как это им помогло в прошлом? Настолько никак, что на время пришлось от фамилии избавиться, чтобы только никто не мог связать их с той самой аристократической элитой.
Каждому времени - своя элита.

-  В нашей стране считается, что шоколад едят девочки, запивая шампанским, а мальчики - мясо и пиво. Как и ухаживают за собой, любят ходить по магазинам и покупать одежду, в России мужчине вообще не принято тратить на покупку одежды больше десяти минут времени. Нет, исключения, конечно, есть, но… Пока в нашей стране мужчина должен быть.. не слишком ухоженным. Чтобы не приняли за гея. Я уж молчу про маникюр и не дай Боже макияж. Я под макияжем я не боевую раскраску трансвеститов имею в виду, а просто хорошо подобранный тональный крем. Если с кожей проблема. Я не знаю, мы единственная страна, в которой шампунь для волос, бальзам и гель для душа продают в одном флаконе? Чтобы не тратить время, нанося всё это по отдельности? Нет, оно конечно становится лучше, особенно в бизнес-среде, там не придёшь на переговоры с иностранными клиентами небритый и в мятых спортивных штанах, но вообще внешний вид даже наших политиков иногда вызывает разумные сомнения в работе стилистов.

Забавно, что при первой встрече Эйд из этой категории хорошо одетых и главное бритых ухоженных мужчин выпал полностью. Влад так и не смог понять, чем же его зацепил разговорчивый ирландец, но не внешним видом точно. Влад что-то увидел под всей этой помятостью и усталостью. Что не смог потом забыть даже спустя несколько дней.

-  Она потрясающая, - тепло улыбнулся Влад. - Очень сильная, красивая и добрая. Сильная духом. Всегда была рядом с отцом, в совершенстве выучила несколько языков, этикет, научилась стильно одеваться, разбиралась в моде, она представляла отца на приёмах. Я знаю, что несколько его коллег были влюблены в неё, и один даже делал ей предложение. Ну… все знали, что он… урод, и поэтому был готов забрать её вместе с нами. Но мама отказала. Посчитала это мерзким. Она слишком консервативно смотрела на брак и на разводы. Отец ревновал, ругался с друзьями, пару раз ругался из-за меня… на самом деле я так и не понял, что произошло, мы просто разговаривали на кухне, но ему не понравилось как дядя Гена до меня дотронулся. И что подарок сделал мне слишком дорогой. Да отец в своей гейской паранойе мог увидеть что угодно даже передаче пиццы курьером. Этот пидарас на тебя слишком по-гейски посмотрел, а ты не дал в морду!  - передразнил он интонации отца. - Оля не приехала его хоронить, - покачал он головой и посмотрел на Эйда, думая, не заколебался ли тот слушать его отстойные откровения. - Просто отказалась. Прислала пару мальчиков из похоронной службы, которые помогали маме всё организовывать и деньги. Со словами: закопайте его на бис, три раза. А Лена уже не было. Ирония судьбы, из всех его детей на похороны пришёл только самый нелюбимый.  Ну и коллеги, как же без них. От  хвалебных речей тошнило. Какой он был замечательный. А я был счастлив. Что мы избавились от него. Вот такой я хороший сын.

Он привычно крутил браслет в пальцах - всегда так делал когда нервничал, или скучал, поэтому часто они рвались, если были на нитке или цепочке. Браслет для выживания порвать сложнее, но однажды он выломал из плетения железную голову волка. И сломал несколько карабинов, которые вообще не должны были ломаться, но не в руках Влада. Хуже этого была только привычка нарезать бумагу ровными полосками во время беседы, она бесила Оли, которая раздражалась от этих одноообразных монотонных движений и звука щелкающих ножниц.

-  Да, наверное. Но я слишком устал сейчас, чтобы об этом думать. Тяжёлый день был, я раза три мотался от аэропорта до вашего посольства, на такси. И встал чёрти когда. В туристический сезон работа заваливает, а людей больше не становится.  То у кого чего украдут, то кто заболеет, кого не пускают, кого не выпускают, а кто вообще решить здесь умереть. С бумагами убьёшься. Да и ирландцы внезапно решают, что летний отпуск в Питере - это предел их мечтаний, и Эрмитаж без них не обойдётся. Нет, я не против, чтобы все ездили в Питер, и в Москву, один вообще Мышкин собрался, несчастный человек, ему сказали, что там интересно.  Но что ж они в последний момент всё оформляют? Это риторический вопрос. Не будем о работе.

Он свесился с дивана, положил измятый шоколад без половины обёртки на кружку и растянулся рядом с Эйдом,устраивая голову на скрещенной руке, а вторую вытягивая вдоль тела. Так оказалось неудобно, поэтому пришлось её поднять наверх, но это ещё хуже. Как и игнорировать прикосновения к боку Эйда каждый раз, когда он её устраивал в пространстве. Глубоко вздохнул, Влад смирился и положил раскрытую ладонь на плечо ирландца, легко обводя указательным пальцем ключицу. Просто так теплее и спокойнее.

-  Завтра доем, половина итак слишком много, а я весь режим убил за эти две с половиной недели, тренер не особо доволен, что я начал терять мышечную массу, на которую он потратил так много месяцев работы. И я похерил программу тренировок, так что теперь новый уровень будет с опозданием. Да ещё и углеводов одних нажрался. Ты мне всё поломал, - он укоризненно ткнул Эйда в грудь, соглашаясь с его предложением поспать. - Мобильный отдать. И, надеюсь, у тебя есть второе одеяло.

+1

47

- Так я разве говорил, что ненормальная? Просто скучная. Иногда хочется и извратиться. Но в общем и целом я-то вообще непривередлив. Баранину я не очень люблю, зато картошку, как настоящий ирландец - вообще в любом виде.

Он улыбнулся, представляя себе плывущую по воздуху картошку фри, готовую залететь прямо в рот. Изыски он в принципе не любил, эстетически ему доставляла только японская хавка. Но первостепенен все равно был вкус.

- Работа стилистов зависит от культуры и насколько развита культура внешнего вида. У вас она просто, видимо, еще в зачатке, но я уверен, что это начинает проходить. Я видел фотки ваших современных молодых людей и подростков, и их уже от Европы не отличить. К тому же чаще они выглядят даже более красиво, стильно и ухожено, чем европейцы. Так что не все так плохо, культура есть. Просто она идет с низов, а не с власть имущих, оттуда ей идти дольше. И нет, везде продаются два в одном и три в одном. Потому что мужчины практичны - меньше потратишь времени, больше времени останется на зарабатывание денег.

Эйд пользовался таким, когда был постоянно в дороге и банально не хватало ни денег купить разные штуки, ни места в вещах на кучу флаконов. Да и руки-то не казеные, они к тебе приделаны и болят от тяжелой ноши. А у него еще тогда была с собой виолончель...

Он замолчал, вновь внимательно слушая Влада, как будто боялся хоть полноты пропустить: каждую интонацию, каждое изменение в лице он ловил в силки памяти, не понимая сам, зачем, но осознавая, что так надо. Потом разберется, потом поймет, главное - не забыть ничего.

- Ты хороший сын. Вопреки всему, твой внутренний негатив не получил контроля над твоими поступками. Но это не значит, что ты не имеешь права ненавидеть и желать смерти тому, кто разрушает твою жизнь и поднимает руку на твою мать. Если бы было наоборот - вот это и правда плохо. А твоей сестре и правда было лучше держаться подальше - у девочек в таких ситуациях может запомнится и стть привычной такая модель поведения, и они начинают себе искать мужей-абьюзеров. Поэтому лучше уж вот так... - он вздохнул.

Мать Влада он не знал, но, кажется, был благодарен этой женщине очень сильно. И за Влада и за, по сути, спасенных ей от помешательства детей. Она, как протагонист, сглаживала все поступки антагониста-отца. Да, ее дети оказались потрепанными жизнью, но в итоге никто не упал на дно, никто не опустился до уровня отца. Никто не спятил. Это не случайность и не гены, но взаимовыручка родственников под чуткой материнской опекой.

- Ну так это визы и важные документы - конечно же их надо в последний момент делать, - Эйд засмеялся. - Хорошо, не будем.

Он с улыбкой посмотрел на то, как Влад пытается устроиться рядышком, пока его рука не оказалась на плече Эйда приятным весом и теплом. Он чуть прищурился, улыбаясь, но никак не комментируя.

- Как у тебя все серьезно... И это не я, а любовные страдания! - он возмутился, но все равно накрыл ладонь Влада своей. Ненадолго, всего на несколько секунд. - У меня есть красивый, приятный плед. Сейчас.

С неохотой Эйд буквально сполз с дивана, только затем поднимаясь на ноги и отправляясь к шкафу. С одной из верхних полок он достал выключенный мобильный, а с нижней - запакованный в характерных кожух с молнией плед. Он расстегнул кожух, оставляя его в шкафу, а плед потащил Владу, по пути еще и свой телефон прихватив.. Сам он еще под ним не спал, и вообще эта штука была какой-то неоправданно дорогой, пафосной европейской фирмы околонемецкого происхождения, и, конечно же, с Бахом. Иногда Эйду казалось, что его оркестр поставил перед собой цель задарить его максимально тематическими вещами, чтоб вот уж точно никто никогда не перепутал, зайдя к нему в квартиру или увидев на улице, что он классический музыкант. Если за этим стоял какой-то хитрый план в пользу оркестра, то он даже не может предположить, в чем тот состоял. Но плед действительно был невероятно приятный на ощупь, достаточно тонкий, но явно теплый ровно настолько, насколько нужно взыскательному и капризному богатенькому владельцу.

- Вот, держи. Бах следит за нашими шалостями с самого начала и не собирается останавливаться, старый развратник.

Мобильник он тоже отдал Владу.

- Он выключенный. Понятия не имею, сколько уведомлений там тебе пришло, я его зарядил, не включая.

Глупо, наверное - что он в принципе его зарядил, как приехал. Но он вообще за эти четыре дня и две недели ничего умного практически не сделал.

Себе Эйд забрал испачканное одеяло - завтра закинет все это дело в стирку, когда Влад уйдет на работу. Сейчас глаза уже слипались, а тело, оказавшись в знакомом положении между одной тканью и второй, спешило переключиться в режим "Выкл."

- Охренеть, даже не думал, что я настолько усталый... - он от души зевнул. - Ну что, мобила включается? А то, если хочешь, на своей будильник поставлю.

Он оставил свой самсунг рядом с подушкой - ему будильник на завтра был не нужен, так что можно было не беспокоится, что тот завоет рядом с подушкой. Последняя деталь - пару раз хлопнуть в ладоши - и комнату сначала поглотил полнейший мрак, но глаза быстро нашли источники света, выделили новую светотень. В этой квартире никогда не бывало кромешной темени.

- Спокойной ночи? - только сейчас он понял, что лучшей мыслью было бы сказать, что одеяло у него только одно...

В темноте он нашарил плечо Влада, ласково дотрагиваясь одними пальцами и проводя вдоль мышцы ими коротко.

- Выспись хоть немного. Если что - такси утром вызовешь, они в центре быстро приезжают. Приятных снов, - он сделал паузу и задумался на мгновение. - Солнышко.

А дальше можно было просто претворяться мертвым, то есть спящим. Как-никак, это путешествие в блендере все-таки закончилось, а дальше - только сладкая, тянущая в паху неизвестность.

0

48

-  А у меня дохрена всяких фигни для ухода, - вздохнул Влад. - Как у девчонки. Только для мужиков.

И от части он действительно не мог отказаться. С разнообразием тюбиков в магазине его познакомила сестра, после того как у него в половом созревании начались проблемы с кожей и он превратился в чудовище. И чтобы хотя бы не усугублять проблемы ещё больше, приходилось использовать целый ритуал по очищению, смачиванию, смазыванию и подсушиванию. И познакомиться с косметологом, которая ещё что-то там делала волшебными средствами. Проблема ушла, хоть и не до конца, а привычка осталась. Как и любовь к хорошей косметике, в том числе всякому мылу и пене для ванны, так как в ароматной пене расслабляться было куда интереснее, чем просто в воде.  Поэтому с одной стороны Влад понимал, что это несколько… по-девчачьи, но отказаться не мог. Хотя саднящая до сих пор кожа вокруг рта без устали намекала, что завтра он пожалеет о том, что Эйд не побрился. И ни один лосьон ему не поможет.

А ещё это напоминало о поцелуях. Слишком сильно напоминало.

-  А мне кажется, что в первую очередь это из-за лени. Это же так сложно - использовать три средства, вместо одного. Целых три бутылочки открыть, вместо одной. К тому же у мужчин, зарабатывающих деньги, всегда остаётся время на девочек, бары и прочие развлечения. Хотя я общался с разными бизнесменами,конечно, включая нескольких ирландских. У одного, кажется, это любимое развлечение, получать визу раз в два месяца и обязательно через меня. Вот он не похож на человека, который пользуется средствами три в одном.

Странные беседы, странные откровения. Их разговор кажется сменил направление уже около десятка раз, и если проследить их следы, то они по рисунку походили бы на изогнутый лабиринт, с тупиками и внезапными выходами. Так с Эйдом всегда - Влад просто открывал рот и говорил, говорил, говорил, даже не задумываясь о том, интересно тому  или нет, потому что чувствовал - что интересно. А ещё Эйд не смеялся над ним. Точнее, подшучивал, но не высмеивал привычки. Принимал таким, какой есть.

Дурак.

Влад фыркнул и забрал телефон, ничего не комментируя про свои страдания. Чего там, правда, было комментировать, итак всё ясно. Он и без того находился в каком-то странном ощущении прострации и растерянности от того, что не понимал, как ему теперь себя вести. И как примириться с тем, как он хотел себя вести.

Включил телефон, короткими сигналами оповестивший о начавших приходить смс. От Ноа. Приглашение сходить на собачьи скачки, - так себе специфическое развлечение - посидеть в пабе и послушать кого-то, кого Влад не знал и несколько анекдотов, парочка из которых про англичан в Ирландии. Потом Влад кажется сам ему позвонил и сказал, что телефон пока недоступен.

Похоже он сам не заметил, как начал обрастать здесь отношениями, которые ему было бы больно потерять.   

-  Ноа зовёт с его друзьями в Lillies Bordello, - задумчиво покусал нижнюю губу Влад. - Это же не тот бордель, о котором я подумал? Завтра отвечу.

Он поставил будильник, прикидывая, что придётся встать пораньше, чтобы успеть заехать домой переодеться, и скорбно вздохнул, заворачиваясь в плед. Мягкий и приятный, он даже погладил шелковистый ворс.

-  Спокойной ночи, - отозвался, замирая под осторожными прикосновениями.

Он не знал, чего хотел больше, чтобы оно исчезло или продолжалось. И боялся себя. Поэтому только чуть разочарованно выдохнул, когда Эйд всё-таки убрал руку. Ему не хватило этой близости. Как и в целом этого вечера, и что дальше делать со всем - неизвестно. Отказаться - невозможно, но и принять - нельзя. Только смотреть в темноту так долго, пока привыкнув, не начал улавливать очертания кухни. Всё это зашло настолько далеко, что даже поверни он назад - всё равно не выйдет. Не выберется, так и будет блуждать как потерявшийся в лесу кругами вокруг одной поляны, только он - вокруг Эйда. Воспоминаний о нём.

Может нельзя оставить на завтра, а сегодня ещё можно? К тому же в темноте не видно. А если не видно - значит его нет. А если нет - значит всё в порядке. Влад перевернулся на другой бок, лицом к Эйду, всматриваясь уже в его неподвижную фигуру и не мог понять, спит тот или ещё нет. Но всё-таки нашёл в темноте его руку, переплёл пальцы и поднёс их к губам, легко целуя.

Просто не думать. Ни о чём. Тогда можно придвинуться ближе и даже уткнуться лбом в тёплое плечо, так и не выпуская ладонь из своих пальцев.

-  До завтра… чудище, - еле слышно произнёс, только сейчас понимая, почему так обозначил контакт Эйда в телефонной книге.

Привези мне, папенька, чудище заморское, ужасное и волосатое. Для страстных сексуальных утех. Похоже, подсознание Влада куда лучше знало о его желаниях, чем он сам.

- конец -

+1


Вы здесь » CELTIC WAY » Завершенные эпизоды » Rule #1 – a bet is a bet